Апрель 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30  
Архивы

Рубрика:

Образы силы

Радио Свобода

Владимир ИвахненкоАндрей Шарый

 

Конфликт местных групп влияния с участием националистов напомнил миру о Закарпатье – крае тихой массовой контрабанды

9C485299-C66B-4E05-98E3-2E135B2EF3F1_w640_r1_s_cx0_cy3_cw0

На фото: активист «Правого сектора» требует отставки министра внутренних дел Украины Арсена Авакова у здания администрации президента Украины в Киеве. 13 июля 2015 года

 

Верховная Рада Украины сформировала комиссию по расследованию обстоятельств конфликта в Закарпатской области. Комиссию возглавил член парламентской фракции «Блок Петра Порошенко» Николай Паламарчук. Cобытия 11-12 июля в районном центре Мукачево – ​ вооруженный конфликт бойцов праворадикального военно-политического движения “Правый сектор” (объявленного экстремистской организацией и запрещенного в России) и местной милиции – остаются в центре внимания не только на Украине.

По информации источников «Украинской правды» в правоохранительных органах, причиной противостояния, которое в итоге привело к смерти случайных людей и громкому скандалу, стали непростые отношения между депутатом Верховной Рады Михаилом Ланьо и другой ключевой фигурой Закарпатья, лидером партии “Единый центр” Виктором Балогой. Один из руководителей “Единого центра”, директор киевского Института глобальных стратегий Вадим Карасев считает недавние события в Мукачеве конфликтом прежде всего между местным отрядом “Правого сектора” и депутатом Ланьо:

– По сути, Виктор Балога не является участником этого конфликта. Не к нему приезжали на так называемую стрелку, и не он на нее приезжал. Непосредственно замешан в конфликте с “Правым сектором” народный депутат Ланьо, который упоминал в связи со всеми этими событиями и Виктора Медведчука (лидер партии “Украинский выбор”, хороший знакомый российского президента Владимира Путина. –​ РС), и других известных закарпатцев.

Понятно, что конфликт – контрабандный, криминально-коррупционный, с политическим подтекстом, потому что в нем участвовали представители движения “Правый сектор”. Использовалось тяжелое вооружение – минометы, пулеметы, очевидно, привезенные из зоны боевых действий в Донбассе. Этот контрабандный конфликт, как говорят – вокруг нелегальных поставок сигарет через границу, перерос в противостояние между государством и отдельным подразделением “Правого сектора”. Что это означает для Украины? Государство утратило монополию на применение насилия, оружие расползлось по стране. Многие под лозунгами патриотизма и под знаменами политических партий используют насилие и вооружение для решения коммерческих вопросов. У некоторых военизированных политических группировок появилось искушение решать любые вопросы вооруженным путем.

–​ В 2003 году криминальные выборы мэра Мукачева стали своеобразным спусковым крючком для так называемого первого Майдана, «оранжевой революции». Многих возмутили тогда правонарушения, драки, избиения депутатов парламента, в которых активную роль играли молодые люди в спортивной одежде, теперь известные на Украине как «титушки». На выборах в итоге победил двоюродный брат Балоги, Василий Петевка, но суд отменил результаты голосования. Какими, по вашему мнению, могут быть последствия недавних событий в этом закарпатском городе?

Дмитрий Ярош. Снимок весны 2014 годаДмитрий Ярош. Снимок весны 2014 года

– Конфликт прежде всего, на мой взгляд, показал слабость “Правого сектора”, в этом отношении он является эхом войны и романтического периода истории Украины последних полутора лет. Конфликт показал и слабость государства, которое не восстановило монополию на применение силы, показал неспособность правоохранительной системы бороться с контрабандными схемами. “Правый сектор” – получается, не политическая группа, которая отстаивает интересы Украины, раз она занимается банальным крышеванием контрабанды и криминальным бизнесом. Тут никакие патриотические заслуги не помогут. Второе обстоятельство – тот факт, что политические возможности “Правого сектора” оказались очень слабыми. Да, был брошен клич о мобилизации в регионах Украины, но серьезной общенародной акции Дмитрий Ярош организовать не смог – ни обещанной блокады, ни блокпостов, ни пикетов. Всего 150 активистов «Правого сектора» на акции у администрации президента – это означает, что как таковой политической силы у движения нет, а есть только образы силы. Есть медийная картинка, но фактически “Правый сектор” – вольное объединение разных групп, на которые, похоже, серьезно не влияет даже их лидер Ярош.

–​ Во вторник утром во Львове произошли взрывы у двух отделений милиции, ранения получили два человека. В МВД Украины связывают эти взрывы с событиями в Закарпатье. Есть ли основания для таких утверждений?

Вадим КарасевВадим Карасев

– Надо дождаться выводов экспертов, но в ситуации гиперполитизированности, характерной для сегодняшней Украины, такие выводы неизбежны. Что не значит – эти выводы правильные, во взвинченном информационном контексте живет вся страна, и власть, и правоохранительные органы. Я бы не спешил пока с выводами, эти взрывы, в конце концов, могут быть следствием обычных криминальных разборок. Когда иссякают силы у государства, криминал (или связанный с политикой криминал) создает свою альтернативную, «серую» государственность, – уверен киевский политолог Вадим Карасев.

Закарпатская область, бывшая территория Австро-Венгерской империи, переданная по итогам Первой мировой войны созданной тогда Чехословакии, вошла в состав Украины в 1945 году. Это горный регион со смешанным населением, на границе сразу с тремя странами Евросоюза – Словакией, Венгрией и Румынией. С 1990-х годов одной из главных проблем Закарпатья считается контрабанда и периодические конфликты между теми, кто контролирует ее потоки. По некоторым данным, к контрабанде сигарет и других товаров так или иначе причастны до трети населения области, насчитывающего примерно 1 миллион 200 тысяч человек. Прочитать остальную часть записи »

Один, который не стрелял

Российская Газета

Генерала Шапошникова, отказавшегося в 1962-м давить новочеркасских рабочих танками, отправили в Ташкент собирать хлопок

IMG_4369_default

Генерал Шапошников с женой Екатериной, дочерью Ниной и внуком Димой на отдыхе в Подмосковье. Фото: Из семейного архива Нины Шапошниковой

 

 

В эти дни в Новочеркасске вспоминают трагические события, произошедшие в городе во время хрущевской оттепели в 1962 году. По официальным данным, тогда погибли 22 человека и 87 были ранены. Семь «зачинщиков» бунта приговорены к высшей мере наказания и расстреляны, а 105 — получили различные сроки заключения. Восстание рабочих до сих пор оставляет ощущение недосказанности. Дочь генерала Шапошникова, не позволившего раздавить демонстрантов танками, рассказала о том, почему он ослушался приказа.

Расстрел пролетариата в СССР — мыслимо ли это? Никто тогда не мог и подумать, что в эпоху власти народа этот самый народ будут безжалостно уничтожать, а уцелевших сажать за то, что они осмелились спросить: «Где мясо и масло?»

На улицы города с портретами Ленина вышли рабочие одного из крупнейших предприятий региона — знаменитого НЭВЗа. Создатели главной тяги страны к тому времени сами едва волочили ноги, идя к рабочим местам. Расстрел произошел в полдень. Почему кабинеты администрации оказались пусты, когда люди пришли туда со своими требованиями? Кто скомандовал открыть прицельный огонь снайперам, засевшим на крышах? Сколько горожан погибло? Нет ясности в этих вопросах и сегодня.

Но имя человека, не позволившего раздавить рабочих танками, что привело бы к более значительным жертвам, известно. Это фронтовой генерал Матвей Шапошников. На приказ Плиева он ответил: «Товарищ командующий, я не вижу перед собой такого противника, которого следовало бы атаковать нашими танками». Каким человеком был офицер, не выполнивший преступный приказ?

О своем отце рассказывает Нина Шапошникова, которая преподает сейчас на филологическом факультете Южного федерального университета. Нина Матвеевна как раз та женщина, по которым скучает Жванецкий: «стройная, ухоженная, с седой девичьей прической… И юмор, царапающая насмешка, непредсказуемость и ум». Об отце она говорит нетривиально, сдержанно и настаивает на том, чтобы были расставлены именно ее акценты.

Нина Шапошникова: Когда в Новочеркасске восстали рабочие, мне было лет семнадцать, я училась в школе. Отец — первый заместитель командующего войсками Северо-Кавказского военного округа. О том, что произошло тогда, родители со мной и братом не говорили. Тут они проявляли редкое единодушие. Хотя их отношения не назовешь простыми.

Они прошли всю войну, и у обоих характер был — дай боже! Екатерина Сергеевна работала фельдшером, операционной сестрой. Ей приходилось вытаскивать людей из горящих танков. Сам Рокоссовский не единожды говорил: «Надо отметить эту женщину». Но отец не считал возможным — он ведь был ее начальником. У нее на все имелось свое мнение. И все же именно мама была его первым врачом — душевным и настоящим.

Как удалось вашему отцу достичь высоких постов в армии? Его поддерживал кто-нибудь?

Нина Шапошникова: Поддерживать его было некому. Отец из крестьянской, очень религиозной семьи. Все мужчины пели в церковном хоре. У папы, кстати, был шикарный баритон, и многие советовали ему заниматься пением профессионально. Закончил он семь классов, работал в шахте, потом поступил в Одесскую пехотную школу и так пошел по этой линии. Был выпускником двух военных академий.

Добился всего исключительно за счет собственных блестящих способностей. Охотно читал, знал мифологию. Образцом для отца были декабристы. Когда я уже в институте писала рефераты — по истории, филологии, литературе — всегда с ним советовалась. Для него быть советским офицером многое значило. Вплоть до мелочей. К примеру, следил за фигурой. Считал, что офицер, у которого висит живот, это не военный. Занимался зарядкой до последних дней, пока был в состоянии. Не понимал, что значит болеть.

Как ваша семья оказалась в Ростове?

Нина Шапошникова: С 55-го по 60-е годы отец был командующим второй армии группы советских войск в Германии. Мы жили в военном городке. Это небольшое закрытое пространство, где царили идеальный порядок и дисциплина. Потом отца перевели в Ростов. Я долго не могла адаптироваться. Все было непривычно, начиная от климата — чудовищная жара — и заканчивая особым менталитетом южан. Отец с матерью тоже переживали.

О Новочеркасске мы с братом долго ничего не знали. Уже в институте кто-то из сокурсниц вскользь упомянул о той демонстрации, и я спросила: «А что было-то?» Скрыть от нас случившееся оказалось несложно. Папа ведь был в постоянных командировках. Во время Карибского кризиса мы не видели его целый месяц, поэтому ничего особенного мы не почувствовали и тогда, когда поднялись рабочие НЭВЗа. Просто очередная командировка. Общая картина складывалась для меня как мозаика: обрывки разговоров, какие-то впечатления.

А однажды мама сказала: «Отцом заинтересовались органы». И вот тут началось. Приходили домой, что-то искали, даже в стенах. Мама предполагала, что в квартире побывали и без нас. Меня тоже приглашали на беседы и несли какую-то ересь. Отцу инкриминировали, то он печатал листовки против советской власти. Но делать это было просто не за что. Он абсолютно не был стяжателем, содержал большую семью, поддерживал родственников. И, это очень важно, отец не являлся противником советской власти. Прочитать остальную часть записи »

ИГИЛ в четырех часах от Дамаска

ГАЗЕТА.РУ

Исламисты контролируют уже более половины Сирии

upload-iStock_000012593040_Large-pic510-510x340-32028

Фотография: iStockPhoto

 

Боевики радикальной группировки ИГИЛ сумели захватить на сегодняшний день уже более половины территории Сирии. Город Пальмира, контроль над которым экстремисты получили на этой неделе, находится всего в четырех часах езды от Дамаска. Эксперт «Газеты.Ru» полагает, что боевики хотят приурочить объявление о создании своего государства к священному для мусульман месяцу Рамадану. Против исламистов могут объединиться даже Израиль и ХАМАС.

До захвата ИГИЛ (деятельность группировки запрещена в России) Пальмира оставалась одним из главных памятников древности на территории Сирии. Город находится под охраной ЮНЕСКО, и археологи опасаются, что он может быть разрушен радикалами, которые до этого варварски расправлялись с экспонатами музея в Ираке.

По мнению специалиста в области исламского экстремизма Натальи Андрехилл из Университета Трент в британском Ноттингеме, захват Пальмиры имеет для исламистов символическое значение: «Уничтожая руины города, а также артефакты, они уничтожают еще одну часть истории, что дает им возможность строить Сирию такой, какой они себе ее представляют, без того багажа, который связывает ее с современным миром», — говорит эксперт в комментарии для издания The Independent.

Но с военной точки зрения главное, что Пальмира находится всего в четырех часах езды на автомобиле от столицы Сирии Дамаска.

Иностранные СМИ свидетельствуют, что, войдя в город, исламисты обезглавили несколько местных жителей, в которых они подозревали сторонников Асада. Зверские казни, которые устраиваются публично, уже давно стали «фирменным знаком» исламистов — от их рук погибли также уже более десятка иностранных журналистов, освещавших конфликт в Сирии.

Государственное телевидение подтвердило, что правительственные войска покинули город. В свою очередь, на странице исламистской группировки в Facebook сообщается, что правительственные силы «оставили на улицах много трупов». В четверг сирийская армия под ударами боевиков также покинула свой последний пункт базирования в провинции Идлиб на северо-западе страны.

Исламисты в последнее время одержали несколько крупных побед над правительственными войсками, и, по утверждению проживающего в Великобритании сирийского правозащитника Рами Абдурахмана, боевики контролируют уже половину территории Сирии.

По словам международного эксперта по Ближнему Востоку Теодора Карасика, боевики-исламисты уже активно действуют в таких городах северо-востока страны, как Алеппо, Хомс и Хасана, а также успешно продолжают наступление.

«ИГИЛ сегодня находится на марше, а конечная цель захвата все большего количества земель — создание протогосударства, которое может быть объявлено в первый день Рамадана (середина июня). Этот факт будет рассматриваться как серьезная победа сторонников ИГИЛ и сокрушительное поражение коалиции, которая проводит операцию», — говорит Карасик.

В настоящее время коалиция под руководством США и части европейских стран наносит по боевикам ИГИЛ удары с воздуха, в ходе которых удалось повредить инфраструктуру боевиков. Американские спецназовцы также смогли на прошлой неделе ликвидировать одного из лидеров ИГИЛ, однако серьезно на продвижение боевиков повлиять не удалось. Прочитать остальную часть записи »

Порошенко награждает сбежавших из Дебальцево военных

ВЗГЛЯД

Арсине Затурян,
Юрий Богданов,
Михаил Мошкин

Киевская власть, до последнего момента отрицавшая окружение под Дебальцево, пытается выдать поражение за победу. Порошенко говорит о запланированном отходе, уверяет, что Украина «посрамила Россию», и награждает сбежавших из котла военных, чьи призывы о помощи ранее не замечались. Над подобными уловками смеются даже западные журналисты.

m730281

Фото: Кадр из видео Первого Канала

 

Украинские командиры, а вслед за ними и президент Петр Порошенко в среду подтвердили массовый уход войск из дебальцевского котла и, соответственно, само наличие такого котла, что до последнего момента отрицалось Киевом.

А ведь буквально накануне в Совете нацбезопасности и обороны (СНБО) заявляли, что «ни о какой сдаче или полном окружении сейчас речь не идет». Но в среду командир так называемого территориального батальона «Донбасс» Семен Семенченко уже рапортовал в своем Facebook, что «отвод войск из Дебальцево осуществляется планово и организованно».

В свою очередь Порошенко, выступая в Киеве, поспешил обернуть историю дебальцевского котла к вящей выгоде для украинской власти. Президент Украины заявил, что операция по отводу подконтрольных Киеву военных из Дебальцево якобы «посрамила Россию», предлагавшую силовикам «сложить оружие, поднять белый флаг и сдаться в плен».

«Украинские военные с честью поддержали высокое звание защитника Отечества и, как я обещал, дали по зубам тем, кто пытался их окружить, и вышли из Дебальцево по приказу верховного главнокомандующего», – заявил Порошенко, слова которого приводит сайт президента Украины.

Окружены и забыты

Напомним, что всего несколько дней назад Порошенко отрицал существование котла. «Самая сложная ситуация на Дебальцевском плацдарме. Именно плацдарме, а не котле, потому что славные украинские Вооруженные силы удержали рубежи, определенные командованием», – подчеркивал украинский лидер. Порошенко заявлял, что дорога к Дебальцево якобы открыта и войска снабжаются боеприпасами.

Тогда эти реляции опроверг куратор окруженного 40-го батальона «Кривбасс» Николай Колесник, он назвал «чистой фантастикой» доклад Генштаба Украины, спикеров минобороны, а также представителей командования украинских военных о доставке продуктов и боеприпасов в Дебальцево. «Подписав соглашение в Минске, просто не учли, что в Дебальцево наши стоят», – добавил он. «Неучтенных» солдат ВСУ в «несуществующем» дебальцевском котле скопилось до 10 тысяч – во всяком случае, такие данные приводили в штабе ополчения Донецкой народной республики.

Комбат «Донбасса» Семенченко, который сейчас пишет об организованном отходе, сообщал о многочисленных раненых и погибших в Дебальцево. В целом в ходе ликвидации дебальцевского котла ополченцами было уничтожено от двух до трех тысяч украинских военных, передавал «Интерфакс».

С другой стороны линии фронта сообщали, что оказавшиеся в дебальцевском котле украинские силовики, не выдерживая холода и голода, сдают оружие и сдаются в плен ополченцам. В ДНР заявили, что украинские командиры выехали из Дебальцево, подконтрольные Киеву войска деморализованы.

Вопреки заявлениям Киева о полном выводе окруженных подразделений, точнее о «занятии ими обороны на новых рубежах», в районе города по-прежнему блокированы около 5 тыс. украинских военных.

Как заявил в среду «Интерфаксу» заместитель командующего корпусом минобороны ДНР Эдуард Басурин, последним подразделениям украинских военных удалось вырваться из котла в ночь на 9 февраля. «Но это был не прорыв, а бегство», – добавил он.

«С совершенно новой мотивацией»

Ранее украинские СМИ сообщили, что бойцы 40-го батальона «Кривбасс» и 128-й отдельной горно-пехотной бригады сообщили о частичном прорыве из «несуществующего» окружения. Часть военных 40-го батальона вместе со 128-й бригадой вырвалась из окружения, попала под обстрел, после чего их подобрал Красный Крест, передает УНИАН.

«Кривбасс» вышел, «Зенит» вышел, «Пчела» вышла, штаб вышел, выходили с боем, сами, без помощи, почти пешком, по выходу, без потерь! – написал в своем Facebook представитель 40-го батальона «Кривбасс» Николай Колесник. – Да, есть погибшие, да, есть раненые, да, есть пленные, но весь личный состав будет бить врага с совершенно новой мотивацией». Но в итоге «мотивированных» бойцов «Кривбасса» назначили «крайними». В среду генштаб ВСУ признал подразделение самовольно оставившим позиции и обвинил в срыве «стратегической операции по обороне Дебальцево, операции по организованному отходу».

На фото – подразделения украинской армии, выходящие из дебальцевского котла. Президент Украины заявляет, что «операция по выводу» проходит в плановом порядке, но по крайней мере в одном он прав: силовики, судя по фото, действительно выходят вместе с техникой и оружием

Для полноты картины добавим, что в среду Порошенко присвоил командиру другого вырвавшегося из котла подразделения, 128-й бригады, звание Героя Украины. По всей видимости, за образцово-показательный отход, «как и было задумано».

Заметим, что, по словам министра обороны ДНР Владимира Кононова, украинский президент не мог отдать приказ о выходе силовиков из Дебальцево, поскольку вся связь заблокирована – у ВСУ в окружении не работают ни телефоны, ни рации.

И из медийной картинки, призванной продемонстрировать «плановый и организованный отход», не совсем понятно, почему 128-я бригада оказалась героической, а 40-й батальон – сорвавшим планы. Прочитать остальную часть записи »

Без армии

Радио Свобода

    BARICHNIKOV

За неделю спецоперации против пророссийских отрядов вооруженные силы и спецслужбы Украины не добились успехов

SOLDAT

На фото: Украинский солдат на востоке страны, недалеко от границы с Россией

На Украине уже неделю продолжается объявленная властями спецоперация против пророссийских вооруженных групп, берущих под свой контроль территории на юго-востоке страны. Однако никакими успехами в этой спецоперации украинские власти похвалиться не могут.

На Украине уже неделю продолжается объявленная властями спецоперация против пророссийских вооруженных групп, берущих под свой контроль территории на юго-востоке страны. Однако никакими успехами в этой спецоперации украинские власти похвалиться не могут. Ни силы специального назначения, ни поддерживающие их подразделения армии не были в состоянии вернуть под контроль Киева захваченные проросийскими группами объекты. Напротив, появлялось все больше свидетельств того, что украинские силовые структуры и военные не готовы вступать в вооруженное противостояние с пророссийскими отрядами.

Украинская БМП, захваченная пророссийскими активистами под СлавянскомУкраинская БМП, захваченная пророссийскими активистами под Славянском
Самой громкой историей недели стал захват пророссийскими активистами колонны бронемашин украинской армии в районе города Славянск. По одной версии, машины были захвачены, по другой — украинские военнослужащие перешли на сторону пророссийских сил. В любом случае, эта история может служить иллюстрацией неспособности или нежелания украинских силовых структур предпринимать какие-либо активные действия. Между тем, на юго-востоке Украины расширяется зона влияния пророссийских вооруженных групп, которые, по мнению Киева, пользуются поддержкой России и, как утверждается, зачастую включают в себя российских спецназовцев. У границы же Украины Россия сосредоточила десятки тысяч военнослужащих и боевую технику.

Валентин БадракВалентин Бадрак
  Заместитель директора киевского Центра исследований армии, конверсии и разоружения Валентин Бадрак заявил, что, в принципе, украинские вооруженные силы могли бы противостоять вооруженным группам на востоке страны, но затем перечисляет несколько причин, почему они этого не делают:- Если предположить, что существуют 20-30 вооруженных групп, их уничтожить, я не думаю, не является сложным делом. Но есть нюансы. Первый — Украина и на юго-востоке, и в Крыму пожинает плоды ошибочной комплектации армии по территориальному принципу — то, что было невозможно в советское время, когда человек, например, призывался в центральной России или на Украине, ехал служить в Казахстан или на Дальний Восток, и, наоборот, оттуда ехал в Прибалтику, и так далее. Экономя на армии, украинская власть, для которой армия никогда не была приоритетом, комплектовала по территориальному принципу, солдаты шли служить там же, где призывались. Это привело к тому, что и офицеры, и солдаты оказались привязанными к территории. Это повлияло на рост пацифизма. Второе — когда мы говорим об антитеррористической операции, мы в первую очередь подразумеваем спецподразделения, а не армейские части. И эти спецподразделения, к сожалению, длительное время использовались не по назначению — в частности, во время Майдана, во время противодействия народным волнениям. И это — серьезнейшая проблема. Мы знаем, что крымская «Альфа» (спецподразделения СБУ, — РС), и донецкая фактически устранились от участия в контроперациях. Этот фактор действует на настроения внутри не только украинской армии. Что касается всей военной организации Украины — есть достаточно сильные подразделения. Если говорить об армии, то это и спецназ Министерства обороны. Российские группы спецназа — это не такая большая задача, как может показаться на первый взгляд. Я бы не преувеличивал возможность российского спецназа ГРУ, тем более, что я понимаю, о чем идет речь, я десять лет прослужил в воздушно-десантных войсках, из которых большая часть офицеров спецназа, поэтому я понимаю, о чем идет речь.
— Фактически означает, что подразделения армии из юго-восточных регионов Украины не в состоянии участвовать в операции. Почему тогда не перебрасываются подразделения с западной Украины?
— Если мы говорим об армии, то переброска состоялась. Но у линейной армии свои задачи — она готовится к встрече на материковой части российских механизированных подразделений. В принципе, в технически и морально-боевом отношении готовятся нормально, на мой взгляд. Все зависит от того, не будет ли каких-то негативных нюансов со стороны высшего военно-политического руководства. Потому что сама армия работать готова, здесь у меня сомнений нет.
— Вы говорите, что армия готовится к возможному отражению наступления российских войск, однако было объявлено, что операция проводится с привлечением вооруженных сил. Вы говорите, что на острие операции должен находиться спецназ, спецслужбы, но и здесь мы не видим никаких успехов. Вообще нет никаких признаков того, что украинские силовые структуры предпринимали хоть какие-то активные действия с начала объявленной спецоперации.
— Здесь я согласился бы только наполовину. Во-первых, эта операция еще не закончена и подводить ее итоги рано. Во-вторых, до сегодняшнего дня руководство Украины, насколько я могу судить, старалось не вовлекать армейские подразделения, а проводить операцию силами спецподразделений МВД и «Альфы». Насколько это оправданно, я не взялся бы сегодня судить. Момент подведения итогов будет к концу месяца. Можно согласиться, что есть торможение внутри управленческой части. Связано оно, во-первых, с тем, что высшее военно-политическое руководство больше смотрит сегодня, к сожалению, на будущие президентские выборы. И второе — ставки военно-политического руководства на местные элиты, в том числе на местный бизнес, не оправдались, потому что местные элиты, которые больше принадлежат к Партии регионов, надеются в этой ситуации решить — независимо от того, чем это закончится, вплоть до сдачи интересов Украины — свои политические задачи, взять реванш за проигрыш Майдану. К сожалению, эти факторы треножат руководство Украины. И эти настроения чувствуются в армии.
— Вы видите сценарий, при котором военно-политическая элита Украины, вооруженные силы, спецназ примут решение активно сопротивляться?- Такой сценарий я вижу. Если будет много кровавых эпизодов в отношении украинцев, то это будет резкий рост настроений в народной самообороне. И народная самооборона, национальное сопротивление — это тот фактор, который может сработать и спутать карты политических элит. Я думаю, что это главный момент, который может привести и очень серьезно разрушить планы всех игроков.
— Этим вы фактически констатируете, что речь может идти только о некоем «сопротивлении народной самообороны», а не вооруженных силы и спецслужбы?
— Армия — это часть народа, армия и все спецподразделения. Это будет вал силового сопротивления со всех сторон, и со стороны армии, и со стороны спецподразделений, и со стороны тех людей, которые сегодня готовы воевать, но еще не получили для себя такую возможность, не рассмотрели свое место, в каком виде реализовать себя, — считает Валентин Бадрак. Прочитать остальную часть записи »