Февраль 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
Архивы

Рубрика:

«Алиев, это убийство»: Россия ужесточает требования к Азербайджану, сбившему наш Ми-24

«Свободная пресса»

Александр Ситников

 

 

Но хватит ли решимости у Москвы добиться выдачи нам преступников, виновных в гибели русских офицеров?

Фото: Александр Рюмин/ТАСС

 

 

«Интерфакс» сообщил новость, которая, по мнению ряда западных политологов, способна на долгие годы омрачить отношения между Москвой с одной стороны, и Баку и Анкарой — с другой. Речь об инциденте с российским ударным вертолетом и-24, который был сбит армейцами Ильхама Алиева над Арменией в самом конце так называемой «Арцахской» войны. Напомним, что 9 ноября 2020 года в 17:30 мск рядом с армянским селом Ерасх азербайджанцами из ПЗРК была атакована наша «вертушка». Погибли молодые русские офицеры — командир экипажа Юрий Ищук и лейтенант Роман Федин.

Ильхам Алиев оперативно извинился перед Владимиром Путиным и выразил соболезнования семьям погибших. МИД Азербайджана сделало заявление, что атака на Ми-24 «носит характер случайности». Тогда же было подписано трехстороннее заявление глав России, Азербайджана и Армении о прекращении огня в зоне карабахского конфликта.

И вот спустя почти два месяца источник сообщил «Интерфаксу»: «Уголовное дело, которое первоначально было возбуждено по статье 351 УК РФ (нарушение правил полетов или подготовки к ним, повлекшее смерть по неосторожности) переквалифицировано на более тяжкую статью — ч.2 ст. 105 (умышленное убийство двух или более лиц)».

Между тем, по мнению Джошуа Кучера, одного из наиболее цитируемых американских экспертов по проблемам южного Кавказа, «более серьезные обвинения предполагают намерение Москвы играть жестко с Баку на фоне скрытой напряженности, возникшей в результате нового военного присутствия России на территории Азербайджана».

Короче: вокруг этого дела уже строятся конспирологические версии, согласно которым Кремль хочет извлечь побольше выгоды из трагедии. На первый взгляд, Кучере в логике не откажешь. Он пишет, что сразу после окончания «Арцахской» войны стороны пытались преуменьшить значение инцидента с Ми-24. Причем — и в России тоже. Прокремлевские СМИ быстренько переключились на последствия нового передела Карабаха, а потом и вообще забыли о трагедии.

Среди экспертного сообщества, как доморощенного, так и зарубежного, стали появляться оценки, что Москва в расчете с Баку. Мол, ввод в Арцах русских миротворцев означает возвращение былого влияния РФ в Закавказье. Прежде всего — на дрейфующую в сторону США Армению. Это «выглядело немыслимым» до 44-дневной войны, считает, к примеру, Deutsche Welle.

Обращает на себя внимание, что азербайджанские СМИ фактически умолчали о решении российских следователей расследовать уничтожение Ми-2 именно как убийство русских офицеров. Типа, их страна не выдает своих граждан, значит, бояться нечего. Прочитать остальную часть записи »

Нагорный Карабах: Кому нужна большая кровь

«Свободная пресса»

За Степанакерт бьются не только армяне и азербайджанцы, но и британцы вместе с турками

Фото: Global Look Press

 

 

 

Материал комментируют:

 

 

 

 

В понедельник утром в СМИ появились сообщения, что ходе недавних боев в Нагорном Карабахе Вооруженные силы Армении силы потеряли более 550 человек убитыми и ранеными.

Согласно данным Баку, Армения потеряла 22 бронемашины, 15 зенитно-ракетных комплексов «Оса», 18 БПЛА, 8 артиллерийских установок, а также три склада с боеприпасами.

При этом Азербайджан опровергает данные о собственных потерях, которые ранее озвучивали в Ереван.

Впрочем, на информационном фронте так было всегда…

Очередной конфликт между армянами и азербайджанцами развивается по старому сценарию. Как обычно Баку и Ереван (в данном случае Степанакерт надо рассматривать как продолжение Еревана — авт.) винят друг друга в провокации и стремлении к войне.

Что ж, судя по многим факторам, доля правды в этом есть — по крайней мере, по отношению друг к другу каждый из них настроен крайне враждебно и даже агрессивно. Но настрой зачастую ничего не значит. У Баку, например, давно есть намерение восстановить власть в Карабахе — с конца восьмидесятых. К 2020 году стремление, как мы видим, не исчезло, как не исчезло и армянских властей отстоять землю в Арцахе (так армяне называют непризнанную республику — авт.).

В военном плане Азербайджан значительно превосходит Ереван вместе с НКР по многим пунктам — техника, военный бюджет, численность и так далее. Чисто на бумаге Баку уже как лет пятнадцать обладает потенциалом перевернуть весь этот район с ног на голову, наконец-таки добившись своего. Но бумага бумагой, а в реальности не все так просто. Армяне неоднократно проявляли себе в этих местах как вполне себе боеспособные единицы, гораздые без смущения противостоять значительно более оснащенному противнику.

Дело даже не в боевом духе, наверное, а в условиях жизни. В Карабахе люди все время живут в неопределенности и в ожидании войны, тогда как азербайджанцы в целом сумели поправить свою экономику и сделать жизнь населения относительно сытой и нормальной, пускай здесь и имеется куча проблем. Так что назвать армян в НКР андердогами будет не совсем верно. Есть у них что-то, что частично компенсирует недостаток в хорошей технике и деньгах.

Например, совсем недавно появились свежие кадры очередных столкновений. Министерство обороны Армении продемонстрировало кадры того, как уничтожаются азербайджанские танки в приграничных районах. Напомним, что техника у непризнанного государства безнадежно устаревшая, однако вполне себе навороченные азербайджанские танки она громит. Возможно, данное видео с подвохом — снято не сейчас или что-нибудь в этом роде, но ведь в прошлом армяне действительно проворачивали нечто подобное, нанося немалый ущерб азербайджанской армии. При этом в Баку сами подтвердили информацию о некоторых имеющихся материальных потерях — крушение вертолета подтверждено. Прочитать остальную часть записи »

«Чем оппозиция адекватней, активней, тем государство крепче»

«Коммерсантъ»

 

 

Кандидат в губернаторы Иркутской области Михаил Щапов рассказал “Ъ” о рамках, за которые он не готов выйти

Фото: КПРФ

 

 

Депутат Госдумы и кандидат в губернаторы Иркутской области коммунист Михаил Щапов ответил на вопросы корреспондента “Ъ” Андрея Винокурова о том, в чем разница между местным политиком и федеральным назначенцем, а также о том, готов ли он продолжать курс своего однопартийца Сергея Левченко и не опасается ли разделить его политическую судьбу.

— Вы долгое время работали в ФСБ, то есть на стороне власти. Почему потом вы выбрали КПРФ? Это, конечно, системная партия, но как-то привычней, когда силовики уходят в «Единую Россию»?

— Мне кажется, это шаблонный взгляд, что те, кто за государство — в ЕР, а те, кто в оппозиции — в КПРФ. В жизни все сложнее. Оппозиция — это тоже про сильное государство. Оно не может без здоровой оппозиции, как организм без иммунитета. Чем оппозиция адекватней, активней, тем государство крепче. Она такой фильтр, который вовремя проверяет все решения. Мы часто видим, что оппозиция поднимает какие-то темы, а правительство и президент их отбивают, объясняют свои решения. И тогда мы идем дальше. Но бывает, что выявляется слабость решения, они исправляются, и мы избегаем плохих последствий. Я государственник, большую часть жизни проработал в ФСБ и знаю, что такой государственный интерес. При этом я искренне считаю, что сильное государство заинтересовано в оппозиции. Я и до своего прихода в политику понимал, как устроена политическая система. В общем-то я и пошел в политику защищать интересы региона и людей, которые в нем живут. А единственная партия, которая этим реально занимается,— это КПРФ, хотя я и не буду ругать другие партии. Но на мой взгляд, последовательность партии, самоорганизация процессов в ней делают ее безальтернативной — по крайней мере для меня с точки зрения участия. Не формального и карьерного, а искреннего

— Тяжело дался переход от непубличной деятельности к полностью публичной? Почему решились? Что было самым сложным?

— Тяжело. Но у меня появился к этому интерес, потребность. После службы я пришел в специфический бизнес — сельское хозяйство. Я почувствовал интерес и желание что-то поменять. Самым тяжелым был переход к публичности. Но если есть понимание, что тебе это надо, то это вопрос техники.

— Губернаторские выборы — это большая публичная работа. В своей тарелке себя чувствуете, когда проводите встречи?

— Это зависит не от масштаба, а от того, что здесь я нахожусь в своей среде. Общаюсь с людьми, которых очень хорошо понимаю, мы занимаемся практическим решением задач. Например, по Байкалу и лесу, по строительству социальных объектов. С точки зрения кампании, она никак не поменяла режим моей деятельности. Чуть ее уплотнила только с точки зрения графика.

— Федеральные эксперты говорят, что вы поздно начали кампанию и у вас невысокая узнаваемость, которая не позволяет наравне оппонировать врио губернатора. Согласны с этим?

— У этого процесса была своя формальная логика. Партийная конференция прошла только в конце июня, меня выдвинули только 27-го. С этого момента я мог заниматься кампанией. Ее старт выбирал не я, а мои однопартийцы. Насколько поздний старт и невысокая узнаваемость влияет на исход? Безусловно, влияет. Если бы начать этим заниматься за год, можно было бы целенаправленно поднимать узнаваемость. Но не считаю это критичным. Если есть что сказать, то можно успеть и за это время. Я верю в жителей Иркутской области и в то, что они способны разобраться и принять верное решение. Я не сильно верю в технологии, но верю в земляков, в их здравый смысл и искренность. То, что действительно влияет на разницу в позициях, так это то, что вести кампанию от лица действующего руководителя региона — безусловно, преимущество. И с точки зрения узнаваемости, и ресурсов, задействованных опосредованно. Но и у нас огромная фора — нам действительно есть что сказать людям, я знаю их проблемы. Прочитать остальную часть записи »

«Мы растем. Плато не будет. О каком снятии ограничений может идти речь?»: Главный инфекционист Орла в интервью «ОН»

«Орловские новости»

 

 

В конце декабря 2019 года появились первые сообщения об обнаружении случаев пневмонии, вызванной неизвестным возбудителем. Патоген оказался новым коронавирусом, который ранее не обнаруживался среди человеческой популяции. Уже через месяц в связи со вспышкой эпидемии ВОЗ объявила чрезвычайную ситуацию международного значения. За это время во всем мире заразились более 8,4 млн человек, число жертв превышает 450 тысяч. До настоящего дня ни одна страна не предложила лекарства, способного победить коронавирус. Над созданием вакцины трудятся ученые всего мира. Неизвестное ранее заболевание стало обрастать бесчисленным количеством домыслов и теорий: от искусственного происхождения вируса до чипирования людей через вакцинацию. «Орловские новости» обратились к главному внештатному инфекционисту Орловской области, заведующей областным гепатологическим центром городской больницы им. С.П. Боткина Виктории Адоньевой, чтобы узнать, насколько плотно вошел в нашу жизнь данный вирус и насколько быстро мы вернемся к нормальной жизни.

— Виктория Сергеевна, новая коронавирусная инфекция рождает очень много мнений и противоречивой информации. Эта болезнь уже обросла мифами и домыслами. Мы бы хотели услышать разъяснения специалиста по некоторым бытующим в обществе утверждениям по поводу этой болезни. Начнем с самого распространенного. Часто высказываются мнения о том, что опасность коронавирусной инфекции преувеличена, что на самом деле она не опаснее сезонного гриппа.

— Это не так. Вирус очень интересный. Ведет он себя не как сезонный респираторный вирус: вызывает ярко выраженный дефицит иммунной системы, действует на лимфоциты крови. То, что происходит с самых первых дней заболевания — это не пневмония, это гемофагоцитарный синдром. Наиболее страдают легкие, почки. Выстрелы могут быть в любой орган. Мы видим, как страдает печень, сердечно-сосудистая система, центральная нервная система с нарушением мозгового кровообращения, нарушением ритма сердца, Т.е это не заболевание чисто легких, это генерализованное воспаление сосудов с развитием микротромбов практически во всех органах. Поэтому требуется достаточно специфическое лечение, приходится применять терапию, чтобы сам иммунитет не уничтожил органы хозяина.

Специальных препаратов нет и исход заболевания зависит от того, насколько раньше начнется лечение, насколько раньше мы восстановим нормальный кровоток и предотвратим образование тромбов. Аналогов такого заболевания в природе нет.

— Во сколько раз летальность сезонного гриппа ниже летальности коронавируса?

— Начнем с того, что гибнут пациенты разные, иногда очень молодые, часто с сопутствующими заболеваниями: диабет, бронхиальная астма, ожирение. Мы уже стали бояться пациентов с лишним весом. Когда поступает человек за сто килограмм, мы уже понимаем, что это кандидат на интенсивную терапию и реанимацию. Они страдают хуже всего, у них более тяжелое течение. Сейчас невозможно оценить что летальнее, потому что статистика даже в разных регионах отличается. Где-то учитываются все случаи гибели пациентов, у которых был выявлен коронавирус, в ряде регионов учитывается смерть только, если развивалось тяжелое поражение респираторного тракта, а смерть пациентов, например, с онкологией списывается именно на нее, а covid-инфекция идет как сопутствующая. Должно пройти достаточно большое количество времени для того, чтобы эта статистика была хотя бы упорядоченна.

— В России процент заражаемости и смертности от коронавируса заметно ниже, чем в других странах? Действительно ли в России ведется особая статистика, как считают зарубежные специалисты?

— Проблема в учете существует. Статистика в нашей стране страдает. Во всех разделах медицины в статистике творится нечто невообразимое. Я думаю, что и здесь нет исключения из общего правила. Как я уже говорила, у нас даже в разных регионах считают по разному.

— А что на счет заразности, она также выше, чем у гриппа? Прочитать остальную часть записи »

Иркутская область: Михаил Барс написал заявление на Александра Душина в следственный комитет

БГ Иркутск

 

Об этом газете «Байкальская Сибирь» сегодня сообщил сам вице-мэр Усть-Кутского района Приангарья Михаил Барс, который сейчас находится в больнице после получения травм. Копия заявления есть в распоряжении газеты «Байкальская Сибирь».

На фото – фельдшер оказывает помощь Михаилу Барсу, 29 апреля 2020 года

 

 

По словам Барса, он был избит главой города Усть-Кут и его друзьями во время своей служебной поездки для контроля очагов возгорания в лесу 28 апреля. Сутки ему не оказывалась медицинская помощь. Приехав ночью, он и его спутники (трое специалистов районной администрации) узнали, что стали «звёздами на телевидении».

«Нам рассказали, что на интернет-портале «Усть-Кут 24», который пишет то, что нужно Душину, был размещён контент, что меня поймал местный житель за поджог леса в районе Лупилово. Было выступление со стороны Душина, что он со своими друзьями увидел бегущего из леса человека, и что он ударился о бревно и у меня от этого кровь. Две разные версии от одних и тех же людей. Но обе не соответствуют действительности. Во-первых, там не было местных жителей, это были друзья и работники Душина. Во-вторых, по моему состоянию здоровья (а я в 2015 году ломал правое колено, мне делали операцию по удалению передних крестообразных связок, часть мениска и хряща), у меня не только бег, а иногда быстрая ходьба вызывает острую боль. К тому же у меня грыжа по всему позвоночнику. Я в принципе не бегаю и не приседаю, потому что для меня это адская боль. И естественно, я тяжести не поднимаю более десяти килограммов», – рассказал Михаил Барс.

Чиновник также сообщил, что сразу заявил о полной открытости в работе со следственными органами.

«Здесь дело непростое. Условно, его слово против моего слова. Если совсем не получится у него уйти от того, что меня избивали, найдётся человек, который возьмет на себя вину. И будет вывод только один, что я на Душина наговариваю. Я готов на полиграфе дать любые пояснения. От и до – мне скрывать нечего. Думаю, в данном случае, полиграф будет одним из единственных, объективных доказательств», – уточнил Барс.

Далее он подробно рассказал о том, что с ними случилось. Фамилии и имена, тех, кто был вместе главой Усть-Кута Александром Душиным, газета не указывает (аудиозапись беседы есть в распоряжении газеты).

«…По программе Google Earth термоточка светилась в массиве севернее участка, который использовал Душин (глава города Усть-Кут Александр Душин), я там раньше никогда не был. Прибыв на место, мы установили, что на месте лесного массива уже поле.

В 16.20 мы прибыли непосредственно к берегу напротив термоточки. Я спустился на берег, прошёл метров десять-пятнадцать вверх по склону до заборчика, вышел на это поле, где были видны тлеющие кучи древесных остатков. Я снял это на телефон. Параллельно снял, что русло реки напротив этого урочища и домов было завалено древесными остатками, замусорено и заснял, что примерно в километре от нас ещё дальше вверх по течению находится очень много зданий. Я не помню, чтобы на строительство и ввод в эксплуатацию этих зданий Душин получал каки-либо разрешения. На съёмку у меня ушла максимум минута.

Больше у меня вопросов не было. Я понимал, что это отжиг на каком-то своём участке. В лес никакой я не ушёл. И намеревались мы сразу уезжать и дальше до домов Душина не проезжать. Я спустился к лодке, и Ульянов уже поднял в воздух квадрокоптер, чтобы с воздуха снять, что пожара нет.

С того момента, как мы причалили, примерно через три-четыре минуты на лодке со стороны домов от Душина прибыли его друзья (два человека, с именами и фамилиями) и практически параллельно вместе с ними со стороны поля на квадроцикле приехал сам Душин. Они подошли к лодке. Душин начал спрашивать зачем я приехал. Я достал ему распечатку карты лесных пожаров, сообщил, что я отрабатываю термоточки. Мол, сами знаете, что новый губернатор требует, а верхний подрайон – наша зона ответственности по пожарам и сюда тяжело доставить технику, поэтому для быстрой реакции меня мэр отправил на разведку (расход бензина для аэролодке «Фантом», гораздо меньше, чем при полёте на вертолёте).

Он говорит: «ищи термоточки, где хочешь, но ко мне домой лезть не надо. Ты приехал искать компромат на меня». И внезапно нанёс первый сильный удар кулаком в лицо. Прочитать остальную часть записи »