Июнь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  
Архивы

«ВИХОРЕВСКИЙ РКЦ»: ПРОШЛО 2 МЕСЯЦА – ПРОБЛЕМЫ ТОЛЬКО УСУГУБИЛИСЬ…

Как помнят наши читатели, в ноябре мы ездили в Вихоревку по обращению жительницы дома по ул. Пионерской, 19 Ахметгалеевой Татьяны Прокопьевны, которая рассказала нам, что подвал их дома постоянно подтапливается то ли канализацией, то ли водой, в квартирах сырость и плесень, а управляющая компания «Вихоревский РКЦ» бездействует. Приехав на место, мы убедились, что примерно все так и есть («Может и хочет ли «Вихоревский РКЦ» решить застарелые проблемы собственников жилья?..» ). В начале января мы позвонили Татьяне Прокопьевне, чтобы узнать, как там у них дела, и она нам сообщила, что перед Новым годом в подвал их дома опять был сброс канализационных стоков…  Поэтому 16 января мы снова побывали в Вихоревке. А так как для того, чтобы попасть в подвал дома, нам требовалось разрешение директора «Вихоревского РКЦ» Натальи Никифоровой, мы и отправились сначала прямо к ней. Не сказать, чтобы она была рада нас видеть, но на наши вопросы она ответила.

На фото: вход в подвал на ул. Пионерской, 19 зарос ледяными сталагмитами (16.01.2020 г.)

В ПОДВАЛ ЖИЛОГО ДОМА СЛИВАЮТСЯ КАНАЛИЗАЦИОННЫЕ СТОКИ

Виктор Касищев: Татьяна Прокопьевна сообщила нам, что у них в доме перед Новым годом в одной из квартир на первом этаже из унитаза вроде как пошли канализационные стоки, и вы снова сделали сброс в подвале. Это правда?

Наталья Никифорова: После Нового года точно на подпоре не стоял дом. Сейчас я посмотрю…

Пролистав свой рабочий блокнот, Наталья Никифорова сказала: Пионерскую, 19 я тут не вижу.

Виктор Касищев: Вы отрицаете?

Наталья Никифорова: Я не знаю – у меня нет такой информации. Я текущие заявки не отслеживаю.

Виктор Касищев: В прошлый раз вы говорили, что такое практикуете…

Наталья Никифорова: Неправда, мы не так говорили. Встают дома на подпор, когда встает наружная канализация, тогда вся канализация льется в подвал. Это называется подпор, когда встает подпор наружной сети канализации.

Виктор Касищев: То есть, если русским языком, то канализация просто сливается в подвал?

Наталья Никифорова: Когда наружная сеть не работает, она не сливается – она не уходит.

Виктор Касищев: А в подвале есть какая-то емкость для этого или как?

Наталья Никифорова: Нет, нет никакой емкости.

Виктор Касищев: Просто на пол сливается?

Наталья Никифорова: Да.

Виктор Касищев: Канализационные стоки?

Наталья Никифорова: Да. Потом идут дворники и убирают.

На фото: в таком состоянии был подвал на ул. Пионерской, 19 (16.01.2020 г.)

 

 

Виктор Касищев: Я консультировался у братских коммунальщиков, они говорят, что такого быть не должно, чтобы сливать в подвал канализационные стоки.

Наталья Никифорова: Мы – не сливаем, она просто не уходит…

Виктор Касищев: Значит, у вас ревизки открыты?

Наталья Никифорова: Да, у нас открыты ревизки.

Виктор Касищев: А вот мне один специалист говорил мне, что ревизки должны быть закрыты.

Наталья Никифорова: Если мы закроем ревизки, поднимется вода в унитазах первых этажей.

Виктор Касищев: А почему в Братске такого не происходит?

Наталья Никифорова: Я не могу сказать за Братск.

Виктор Касищев: То есть ревизки у вас открыты, в случае подпора, если канализация пойдет в подвал, значит, подвал может затопить?

Наталья Никифорова: Нет, она сильно не топит подвал.

Виктор Касищев: Сильно не топит?

Наталья Никифорова: Нет. Потом прочищаются наружные сети и убирается подвал.

Виктор Касищев: А подвал как чистите?

Наталья Никифорова: Чистим. Идут дворники и чистят подвал. Чистим и дезинфицируем.

Виктор Касищев: А жидкие стоки как убираете? Откачиваете?

Наталья Никифорова: Конечно.

Виктор Касищев: Чем?

Наталья Никифорова: У нас есть насосы.

Виктор Касищев: Последний раз когда это было?

Наталья Никифорова: Я не скажу вам на память, когда это было.

Виктор Касищев: До Нового года вы не в курсе?

Наталья Никифорова: Я не «не в курсе», я не скажу вам на память, когда это было.

Татьяна Прокопьевна: Я ни разу не видела, чтобы откачивали эту воду, прошлый раз я чуть не утонула там…

Наталья Никифорова: Там внутри ставится насос и откачивается.

Виктор Касищев: А куда откачивается?

Наталья Никифорова: В канализацию.

Виктор Касищев: А в канализацию – там колодец стоит?

Наталья Никифорова: Почему? В сеть канализации. Насос ставится в трубу в ревизку канализации и откачивается.

Когда чуть позже в этот день мы попали в подвал в сопровождении мастера Галины К., мы убедились, что там, судя по всему, на самом деле уже после нашего посещения в ноябре было подтопление – мокрые полы, грязь и запах канализации. В общем, стало еще хуже, и если ударят морозы (а они, вероятнее всего, еще ударят), то парить из подвала будет еще больше… А это еще большая сырость во всем доме, а значит, еще больше плесени на стенах и в углах в квартирах жильцов.

Мы, как не специалисты в таких вопросах, так и не можем понять, а Наталья Никифорова так и не смогла нам объяснить, почему время от времени дом стоит на подпоре и почему все проблемы наружных сетей канализации оказываются в подвале жилого дома, во всяком случае, наши братские сантехники говорят, что такого быть не должно. Мы понимаем, что причин возникновения такой ситуации может быть несколько, но нам думается, что все они – устранимы, любую проблему при желании, решить можно…

Как нам пояснил один работник РКЦ, фамилию его называть не буду, эту проблему должна решать организация, обслуживающая центральные канализационные сети, и по его словам, «Вихоревское РКЦ» обращалось к ним с такой просьбой, но так ли это – мы точно не знаем. Как бы там ни было, но жители дома по-прежнему страдают, а проблема так и остается нерешенной.

ЗИМА ИДЕТ – ТЕПЛА ВСЕ МЕНЬШЕ

Когда в прошлый раз мы были у директора «Вихоревского РКЦ»  на приеме, мы встретились там с Татьяной Платиковой, которая пожаловалась, что уже года три их подъезд в доме по ул. Горького, 10А не может решить проблему с отоплением. Люди мерзнут, радиаторы – холодные, но УК почти ничего с этим не делает. У Татьяны – трое детей, которые постоянно болеют из-за холода в квартире. Собираясь в Вихоревку в этот раз, мы, конечно же, заранее связались с Татьяной, чтобы узнать – изменилось ли у них что-то? Оказалось, что и у них не только не стало лучше, а наоборот – ситуация еще более усугубилась: теперь в их подъезде целый стояк перестал функционировать. Конечно же, находясь в кабинете Натальи Владимировны Никифоровой, мы не могли не попросить ее прокомментировать данную ситуацию.

Виктор Касищев: Когда мы были у вас в последний раз, здесь была Татьяна Платикова с ул. Горького, 10А по поводу того, что у них не везде работает отопление, а где и работает, то очень слабо.

Наталья Никифорова: По Платиковой нет заявок. До этого она была, у нее хотели замерить температуру, но она даже отказалась от замеров. В последние дни от нее заявок не поступало.

Виктор Касищев: А она знаете, что говорит? Что у нее, и не только у нее, 7 января потек стояк, они делали заявку. Сегодня им должны были ремонтировать, но говорят, что нет трубы. Вы в курсе?

Наталья Никифорова: Я не подскажу. Нет – я не в курсе.

Виктор Касищев: А кто этими ремонтами занимается?

Наталья Никифорова: Мастер. Текущие заявки отслеживает мастер.

Виктор Касищев: Ну, вот говорят, что с 7 числа этот стояк…

Наталья Никифорова: Я не подскажу. Если даже где-то побежал стояк, то ставится временно бандаж, а потом труба меняется.

Виктор Касищев: Она говорит, что сантехник пришел, стояк слил, и он стоит холодный.

Наталья Никифорова: Я не подскажу, я не в курсе. Нужно узнавать у мастера, она сегодня вышла из отпуска.

А мастер Галина К., которая в этот день только вышла из отпуска, тоже оказалась не в курсе этой ситуации, по крайней мере, нам она сказала так.

Зато вот что нам рассказала Татьяна Платикова, когда мы приехали к ней домой: Потек у нас стояк 7 января, потек между мной и верхними соседями. Даже 6 января – я проснулась от того, что у меня капало в комнате. Я пригласила слесаря, он посмотрел – у соседей сверху стояк потек. Он поставил бандаж, на следующий день в перекрытии в трубе произошла утечка. Он, естественно, пришел, все слил, все отключил. Нам полностью все отключили с первого по пятый этажи. У нас хотя бы одна труба грела в этой комнате, а сейчас у нас полностью все холодное. У меня промерзли углы, обои отошли, потому что на улице был минус хороший. Буквально вчера еще в углу был лед.

На фото: в квартире у Татьяны Платиковой практически в каждой комнате по обогревателю

 

Виктор Касищев: То есть, труба у вас была горячей, а батареи были холодными?

Татьяна Платикова: Да, конечно, были холодные. Мы как с вами виделись 14 ноября, вот как все было холодное, так и осталось.

Виктор Касищев: Наталья Никифорова сегодня сказала, что про стояк она не в курсе…

Татьяна Платикова: У меня все заявки записаны.

И действительно, у Татьяны есть специальная тетрадь, в которую она записывает все свои заявки по дням с номерами, под которыми эти заявки фиксируются в УК. И исписана в этой тетради не одна страница. Вот только толку пока нет. В квартире Татьяны почти круглосуточно работают три обогревателя. Но, несмотря на это, в квартире холодно: градусник показывает 16 градусов, это при том, что на улице всего -10о С. В кухне батарея чуть теплая, самая горячая батарея в спальне, а в других комнатах радиаторы холодные.

Татьяна Платикова: В одной комнате нам с первого по пятый этажи полностью заменили один стояк, и каким-то чудом батареи стали греть. Это единственная в квартире батарея, которая греет у нас уже год. Потому что нам заменили стояк – поставили нам пластиковые трубы.

Виктор Касищев: Сегодня 16 января, и они так ничего и не сделали?

Татьяна Платикова: Ничего. Сказали вчера, что не было трубы, я сегодня позвонила, диспетчер сказал, что трубы так и нет.

На одной из труб в квартире уже стоит бандаж.

Виктор Касищев: Но ведь бандаж – это же ненадежно?

Татьяна Платикова:  Но пока трех бандажей не будет на трубе – трубу не меняют.

Виктор Касищев: Значит, по поводу стояка никаких действий не было?

Татьяна Платикова: Нет, ничего не было.

 

ПО КВАРТИРЕ – В ВАЛЕНКАХ

Соседка Татьяны с первого этажа Екатерина Петровна ходит по квартире в валенках, иначе просто замерзнут ноги – насколько холодные у нее полы, мы смогли убедиться собственными ногами, разувшись на входе.

Екатерина Петровна: Я закрыла тряпками батарею, чтобы от нее не шел холод. Она совершенно холодная. А вот у нас обогреватель – он работает круглосуточно.

Виктор Касищев: Сколько дней это продолжается?

Екатерина Петровна: Восьмой год!

Виктор Касищев: Восьмой год?! А я думал, что 9 дней – после того, как стояк слили…

Екатерина Петровна: Да что вы! Это восьмой год у нас такое!

Виктор Касищев: А вы куда-то обращались?

Екатерина Петровна: Да мы везде обращались! И к мэру обращались, и к председателю Думы Вихоревки, МЧС даже приходило…

Виктор Касищев: Понятно. То есть, это у вас уже застарелая проблема. А управляющая компания к этому имеет отношение?

Екатерина Петровна: Конечно, внутри дома – это все их. За восемь лет – никаких сдвигов. Мы думали, может, хотя бы летом что-то сделают…

Татьяна Платикова: Они нам сказали, когда мы только начали жаловаться на холод после покупки квартиры: «Поменяйте батареи! У вас грязные засоренные батареи». Мы поменяли в этом году везде батареи, 50 тысяч я потратила, и толку? И зачем? Толку нет – они как были холодными, так и есть. Екатерина Петровна тоже меняла батареи, и у нее тоже все как было холодным, так и осталось. То есть, это не в батареях дело.

Виктор Касищев: А если на улице будет минус 40?

Татьяна Платикова: Было чуть ниже 20-ти – у меня промерзли углы. Это нам везет, что у нас в этом году зима теплая. В прошлом году, когда на Новый год за минус 40 было, я в МЧС звонила, мы тут просто не знали, куда деваться, мы тут все закрыли, детей к бабушке отправили… Я уже не знаю, что делать. Квитанция нам пришла: за декабрь – 6 283 рубля за 73 кв. м., из них более трех тысяч за отопление. И горячая вода — не горячая, и батареи – почти  холодные. И я постоянно им звонила, с октября: «Батареи холодные!» Октябрь – холодные батареи! Ноябрь – холодные батареи! Декабрь: 3 декабря по замерам позвонила – никто не пришел, 5 декабря звонила – холодные батареи! Это после проведения ремонтных работ в подвале – толку нет. 6 декабря, 12 декабря – то же самое. Вот январь начался: 3, 6, 7, 10, 15, 16 – я все звоню. Они мне сказали – к вам придут замерять. Дождались, когда будет тепло – -10о, звонят: «Мы через два часа придем к вам мерить температуру», я говорю: «Вы что у меня мерить собрались? У меня по всей квартире обогреватели, на улице тепло – вы что мерить собрались?». В 2018 году мы писали – почти ни на одну бумагу мне ответа никто не дал. Есть составленный акт: температура воздуха на улице была -10о, в кухне температура при обогревателе – +20о, в зале – +18о, в спальне – +16о. И после составления этого акта в декабре мне должны были сделать меньше оплату за отопление, так как температура не соответствует норме, но никто мне оплату меньше не сделал.

Виктор Касищев: Наталья Никифорова сказала нам, что вы отказались от замеров температуры в квартире…

Татьяна Платикова: Я не отказалась, я просто сказала, через два часа у меня что тут будет мерить-то? У меня три обогревателя включены, варится все, в квартире тепло, на улице тепло…

Надо учесть, что помимо того, что люди в этом доме при таком «хорошем» отоплении платят за него полную стоимость, они платят еще и за электричество, которое тратят на обогреватели, чтобы хоть как-то обогреться.

Татьяна Платикова: У меня постоянно выбивает электричество, я постоянно хожу  счетчик включаю. Если у меня три обогревателя включены, и я включила что-то на плите – у меня выбило, если у меня чайник закипает – у меня выбило…

Полы в квартире очень холодные, несмотря на то, что квартира находится на втором этаже. Понятно, что в таких условиях проживания дети просто не могут не болеть. В случае с полами сыграло роль не только отсутствие в квартире нормального отопления, но и то, что одна из комнат квартиры расположена над входным помещением в подъезде, которое не утеплено должным образом.

Татьяна Платикова: Я три года уже пишу, чтобы они утеплили тамбур подъезда, который находится под нами. Смотрите, тут даже вон видно – лед на стене. Вчера вообще сильно этот угол промерз.

Виктор Касищев: Сколько раз вы обращались в УК?

Татьяна Платикова: Уже три года пишем. Я прошу утеплить швы, они приходили в прошлом году всей комиссией, видели, что углы промерзли, в мае сказали: «Мы вам ничего не будем утеплять». Я три года умоляла их утеплить внутреннюю дверь в подъезде, чтобы теплее стало. Они нам утеплили – пенопластом ее обшили, и даже пружину не приделали, и она постоянно открытая как была, так и есть. Хотя по закону (я специально узнавала) там должен быть на двери доводчик.

Внутренняя дверь на самом деле открыта. В начале декабря по заявке Татьяны Платиковой ее утеплили – просто закрыли пенопластом, даже не закрыв его ни чем. Пенопласт уже крошится, и скорее всего, к весне от этого утепления останутся лишь ошметки. Стены и потолок управляющая компания тоже «утеплила» фанерными листами, только не в том помещении подъезда, над которым расположена квартира Татьяны, а в тамбуре, который приставлен к дому с улицы, в котором нет радиатора и в котором по всей линии примыкания к дому – трещины. Кстати, единственный радиатор, который есть при входе в подъезд с улицы – горячий, и, как предполагают жильцы, судя по всему, он подключен к отоплению отдельно от других стояков и радиаторов дома. А в помещении под квартирой Татьяны УК утеплила фанерными щитами именно ту стену, на которой расположен радиатор. И нам непонятно, что таким образом хотели утеплить специалисты из «Вихоревского РКЦ»?..

 

В заключение. Как мы смогли убедиться, «Вихоревский РКЦ» и его руководство пока не торопятся решать проблемы собственников, которые платят немалые деньги за содержание и обслуживание своих домов. Вместо того, чтобы искать пути решения проблем, руководство управляющей компании, на мой взгляд, только находит все новые и новые оправдания… Мы, конечно, не оставим эту тему, и в дальнейшем будем следить за тем, как решаются проблемы, на которые пожаловались жители этих домов.

Есть, правда, и один плюс: после нашей прошлой публикации теплотрасса, идущая вдоль жилого дома, по ул. Олега Кошевого, 21, подверглась ремонту – теплоизоляция на ней полностью обновлена, а трубы теперь скреплены деревянным каркасом. Надо думать, что эту работу, скорее всего, провела ресурсоснабжающая организация, а не управляющая компания. На этом изменения к лучшему пока и заканчиваются…

Но мы знаем, что в Вихоревке работают и другие управляющие компании. Хотелось бы знать – как они управляют домами, и довольны ли их работой собственники жилья? Хотелось бы узнать и мнение наших читателей на сей счет – пишите, звоните.

Виктор Касищев.

Комментарии запрещены.