Апрель 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  
Архивы

Чего ради затеяна продажа Сбербанка за 2,5 триллиона?

«БИЗНЕС Online»

 

Иван Грачев

 

 

 

Не всеми замеченная сенсация недели — правительство России намерено выкупить у Центробанка контролирующий пакет акций Сбербанка. Но продажа госсобственности государством самому себе выглядит очень мутно и странно, считает экс-депутат Госдумы РФ, доктор экономических наук, главный научный сотрудник Центрального экономико-математического института РАН Иван Грачев. Он уверен, что эта спецоперация затеяна как начало приватизации главного банка России, в котором держат сбережения 80% россиян.

ЯСНОСТЬ И ПОРЯДОК В ЭТОМ ВОПРОСЕ — САМАЯ ГЛАВНАЯ ИНСТИТУЦИЯ РЫНКА

 

Начну с коронавируса, поскольку некоторые читатели мои прогнозы поставили под сомнение. Два дня назад Китай вроде объявил, что у них там перелом в тенденциях, и ВОЗ обрадовался. Я, признаться, сильно удивился, но не поверил. И когда там опять за сутки объявилось 15 тыс. заболевших, то все встало на свои места. Темпы удвоения сохраняются — примерно четыре дня, может, чуть-чуть больше. И пока никаких изменений к лучшему нет. Соответственно, все свои прогнозы я сохраняю.

А на этой неделе для меня тема наиболее интересная и, на самом деле, гораздо более значимая (хотя большинство ее, наверное, оценить не сможет) — это продажа Сбербанка. В этой истории, как в зеркале, отражен весь бардак с госсобственностью в нашей стране. Когда у нас чирикают про три «И» — «инвестиции, инновации, институции», — то самая главная институция, если есть хотя бы не доминирующий, но значимый рынок — это порядок и ясность в отношении собственности. То есть должно быть очень четко разделено, что такое частная собственность, что такое государственная собственность. Повторю, ясность и порядок в этом вопросе — самая главная институция рынка.

Все современные экономики — эффективно смешанные, будь то американская, китайская или какая-то другая. Соотношение может быть разным в силу исторических причин, но никаких чисто либеральных или чисто плановых экономик — эффективных — нет для того, чтобы одновременно в экономике и несмещенность обеспечивалась огромным количеством малых предприятий прежде всего, и в то же время была стабильность, отсутствие чрезмерной болтанки, что обеспечивается четко управляемой государственной собственностью.

Чтобы показать, почему это важно, я сделал два графика.

График 1 График 1 Фото: «БИЗНЕС Online»

 

График 1 (стрела времени на нем влево) показывает, как работает госсобственность. Это экономический рост, при котором все агенты шагают в ногу. Они стопроцентно коррелированы в идеале, но при этом накапливается систематическая ошибка. Плановая система, все знания, какие есть, используются, случайные колебания очень небольшие, зато по дороге накапливается систематическая ошибка, что кончается обвалом — рост прекращается. Это, в частности, для Советского Союза отмечал Василий Леонтьев, знаменитый американский экономист российского происхождения, Нобелевский лауреат, работами которого я до сих пор пользуюсь. Он говорил, что цены в СССР на момент начала реформ отличались от равновесных балансовых леонтьевских по некоторым позициям в 10 раз. Он, кстати, говорил, что в такой ситуации шоковую терапию начинать недопустимо, и давал совершенно правильный и полный прогноз, что будет происходить в стране. Леонтьев предлагал свой рецепт, как потихоньку балансировать систему, а потом уже начинать какие-то шоковые мероприятия.

График 2 График 2

 

 

Еще раз — госсобственность накапливает ошибку. В противоположность этому частная собственность (график 2) имеет огромные случайные ошибки для каждого агента. График 2 показывает уровень ошибок, который примерно соответствует тому, что происходит в нашей стране, поскольку я знаю ошибки по недвижимости, ошибки оценивания, ошибки прогноза будущих трансакций… Но та «пена», которая видна на графике, никогда не приводит к обвалу, если это чистый рынок, без мультипликаций, без всяких финансовых махинаций.

То есть у госсобственности и частной собственности совершенно разные задачи. У государственной — стабилизация системы, стабильное движение, стабильный рост. Зато у частной собственности — отсутствие систематических накапливаемых ошибок, отсутствие смещения траектории. Грубо говоря, систематические ошибки каждого агента в среднем ведут в разные стороны, один так ошибается, другой — по-другому… А в среднем они, если их много, идут туда, куда надо. В этом смысле понятно, что будет, если всю государственную собственность отдать в частные руки. Это как на графике 2 выбрать одного агента и отдать ему огромный кусок госсобственности. Будет просто бешеная болтанка системы, она будет разбалтываться со страшной силой.

Соответственно, это означает, что в правильно устроенной системе должно быть очень четкое и точное разграничение между частной и государственной собственностью. Огульное их перемешивание или передача госсобственности в частные руки, в частную схему работы — это штука чрезвычайно опасная и, как правило, вредная.

«Схема сделки — ЦБ продаст 52% голосующих акций банка правительству по их рыночной стоимости. Сейчас она составляет 2,5 трлн рублей» Схема сделки — ЦБ продаст 52% голосующих акций банка правительству по их рыночной стоимости. Сейчас она составляет 2,5 трлн рублей

Фото: «БИЗНЕС Online»

 

ПРОДАЖА ГОССОБСТВЕННОСТИ ГОСУДАРСТВОМ САМОМУ СЕБЕ ВЫГЛЯДИТ ОЧЕНЬ МУТНО И СТРАННО

Теперь вернемся к тому, что происходит у нас в стране, к намерению правительства России выкупить у Центробанка контролирующий пакет акций Сбербанка. Схема сделки — ЦБ продаст 52% голосующих акций банка правительству по их рыночной стоимости. Сейчас она составляет 2,5 трлн рублей.

Понятно, что формально в РФ никакой собственности, кроме государственной и частной, нет. Про муниципальную — отдельный разговор, тут должна быть настоящая система муниципальной власти, выборы главы муниципалитета, потому что власть — это право распоряжения собственностью.

Когда речь идет о государственной собственности, то надо учитывать, что в Конституции есть ст. 75 про Центробанк, которая вводит некую путаницу. Там говорится о том, что Центробанк независим («Защита и обеспечение устойчивости рубля — основная функция Центрального Банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти»). А дальше в пределах этой оперативной независимости у ЦБ появляется собственность на акции Сбербанка, как бы честная, чистая, если это государственная собственность. Но тогда продажа госсобственности государством самому себе выглядит очень мутно и странно. Если государство собственник всего, что есть в Центробанке, оно должно просто своим решением передать Сбербанк из одного места в другое, без всяких оплат и выкупов. Но из-за 75-й статьи Конституции, которая, на мой взгляд, очень мутная и которую почему-то не собираются менять, возникает вот эта история с тем, что просто так, решением президента или правительства, ничего передать нельзя, а надо организовывать варианты купли-продажи.

Это, в свою очередь, дальше порождает очередную муть, потому что когда эту куплю-продажу произведут, (неважно, возьмут средства из фонда национального благосостояния или используют профицит бюджета, которого на самом деле вполне хватает для того, чтобы формально закрыть всю эту историю), то все выплаченные 2,5 трлн рублей попадут Центробанку в доход. Дальше особенным решением, которое, когда я был депутатом Думы, каждый раз принималось, наверное (и сейчас это так), 75% этой прибыли Центробанка попадут опять в бюджет. Но при этом 25% останется у ЦБ, а это около 700 млрд рублей. Для сравнения — это бюджет всего здравоохранения страны. То есть громадная сумма. И формально, с точки зрения той самой 75-й статьи Конституции РФ, если председатель ЦБ Эльвира Набиуллина и ее команда решат все эти 700 млрд выплатить себе как премию, то это будет абсолютно законно. Я не говорю, что они так и поступят, но могут это сделать абсолютно законно. И это, на мой взгляд, тоже демонстрирует полный бардак в части использования госсобственности.

ШУМ БЫЛ БЫ ОЧЕНЬ БОЛЬШОЙ…

Чего ради затеяна продажа Сбербанка? Понятно же, что, как бы Центробанк ни был независим, но, если ему позвонит определенное лицо и скажет, что надо делать так-то и так-то, оно так и будет сделано. Это достаточно очевидно, что у нас в стране реально власть именно так организована.

Нас учили всегда, что если ты видишь мутную операцию, то ищи корысть или глупость. Глупости я здесь никакой не вижу, потому что действительно мутное законодательство в части госсобственности порождает подобные истории, а вот в части корысти, на мой взгляд, с вероятностью где-то 80% или даже выше, это начало приватизации пакета акций Сбербанка. Потому что в нынешнем законодательстве, уже в законе о ЦБ, говорится, что долю ЦБ в пакете Сбербанка нельзя опускать ниже 50% плюс одна акция. Изменено это может быть только федеральным законом. Но, вообще говоря, напрямую выйти в Государственную Думу и сказать: «Ребята, мы начинаем приватизацию Сбербанка, давайте сейчас изменим федеральный закон», — это было бы, на мой взгляд, довольно сложно, чисто с той точки зрения, как это отразится на общественном мнении. Шум был бы очень большой…

А если сейчас осуществляется эта продажа правительству, то, соответственно, будут какие-то изменения в федеральном законе обязательно. И я уверен процентов на 80, что придется изъять из закона статью о ЦБ. А будет ли она в такой же жесткой форме потом прописана для правительства, сильно сомневаюсь. К сожалению, на сайте Думы пока нет внесенного правительством варианта законопроекта о том, как будет осуществляться продажа Сбербанка. Но, повторю, уверен, что там уже не будет такой жесткой формулировки по пакету акций Сбера. Поэтому и говорю, что это начало процесса приватизации Сбербанка.

Дальше возникает вопрос — а целесообразно ли это? На мой взгляд, это абсолютно не нужно. С точки зрения доходов бюджета, у него и так огромный профицит. С точки зрения эффективности управления, я все время считал и считаю, что такие крупнейшие инфраструктурные компании, будь то Сбербанк или «Газпром», эффективнее управлялись бы в режиме казенных предприятий. То есть к запуску рыночных механизмов это вообще не имеет никакого отношения. Поэтому полагаю, что продажа Сбербанка — это начало мероприятия, которое вряд ли полезно стране. Сбербанк — это основной банк страны, который действительно позволяет раскачивать как угодно финансовую систему России. И, на мой взгляд, окончательно передавать его в частные руки ни в коем случае нельзя. У Сбера ведь и сегодня примерно чуть больше 45% акций в руках нерезидентов. И какие там эти нерезиденты, какие иностранные компании и финансовые структуры владеют главным банком России — это большой вопрос. И к каким же последствиям приведет его приватизация при размывании пакета акций? Я, например, точно бы не стал приватизировать Сбербанк. Думаю, его еще долго желательно было бы сохранять в руках у государства с железным управлением.

Иван Грачев 

 

Источник: https://www.business-gazeta.ru

Оставить комментарий