Июнь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  
Архивы

В РЕДАКЦИЮ НАКОНЕЦ-ТО ПРИШЁЛ ОТВЕТ ИЗ ОБЛАСТНОЙ ПРОКУРАТУРЫ…

ВЗГЛЯД

 

Правда, с ответом произошла задержка, наверное, по чьим-то меркам совсем небольшая, всего каких-то там дней 10-15. Отправили мы обращение в областную прокуратуру 26 ноября 2019 г., по идентификационному номеру, отпечатанному на квитанции, отследили. Согласно данным сайта Почты РФ, наше обращение областная прокуратура получила 28 ноября 2019 года в 16.23 местного времени, а на рассмотрение обращений согласно утвержденным правилам дается 30 дней.

Вот как регламентируются сроки в Приказе Генпрокуратуры России от 30.01.2013 № 45, цитата: «5.1. Обращения граждан, военнослужащих и членов их семей, должностных и иных лиц разрешаются в течение 30 дней со дня их регистрации в органах прокуратуры Российской Федерации, а не требующие дополнительного изучения и проверки — в течение 15 дней, если иное не предусмотрено федеральным законодательством.

Если установленный срок рассмотрения обращения истекает в выходной или праздничный день, последним днем рассмотрения считается следующий за ним рабочий день.»

Заметьте, в инструкции не говорится, что в течение 30 рабочих дней, там просто сказано: в течение 30 дней с момента их регистрации, а зарегистрировать, как я полагаю, обращение должны были в день получения, ну или максимум на следующий день. То есть, думаю, что 28 или 29 декабря 2019 года должны были по идее отправить нам ответ, но исходя из данных, размещенных на сайте Почты РФ, письмо из прокуратуры прибыло в сортировочный центр города Иркутска 13.01.2020 г. в 13:16, а ушло из сортировки 14 января 2020 года в 05.56. Хотя на бланке ответа прокуратуры стоит дата отправки 09.01.2020 г. Нет, конечно, можно предположить, что данное письмо шло с почтового отделения № 664011 в сортировочный центр Иркутска 4(!) дня, но мне в это не очень верится, хотя такого исключать, конечно же, нельзя. Но с другой стороны, даже если ответ работники прокуратуры отправили именно 9 января, все равно, думаю, в сроки, согласно Приказу Генпрокуратуры № 45, они не уложились. Сей ответ областной прокуратуры из сортировочного центра Иркутска дошел до Братска быстро, то есть 15 января он уже был в Братске в почтовом отделении, а 16 января редакция его получила. Ну да ладно, вся равно же отправили ответ, хотя меня немного удивляет, что прокуратура, являющаяся государственным органом, осуществляющим надзор за исполнением законов, сама вроде как нарушает сроки рассмотрения и отправки ответов на обращения… А сейчас, собственно, обсудим и сам ответ прокуратуры, приведем весь текст ответа, а я, где посчитаю нужным, буду комментировать некоторые моменты ответа прокуратуры, мои комментарии будут размещены курсивным текстом и комментировать я буду только после окончания абзацев текста ответа прокуратуры, орфография и пунктуация в ответе прокуратуры сохранены в авторской редакции.

 

Главному редактору газеты «Голос Братска» Касищеву В.А.

Прокуратурой области рассмотрено Ваше обращение о несогласии с ответом прокуратуры Братского района.

Установлено, что 17.10.2019 в прокуратуру района поступило Ваше обращение по вопросу соответствия Положения об аккредитации представителей средств массовой информации при Думе МО «Братский район», утв.решением Думы №16 от 23.12.2009 (далее по тексту — Положение), действующему законодательству (далее по тексту — обращение от 17.10.2019).

По результатам анализа Положения прокуратурой района выявлены коррупциогенные факторы, в связи с чем приняты меры реагирования, о чем Вам сообщено в ответе от 15.11.2019. Учитывая Вашу просьбу сообщаю, что в правовом акте не были установлены сроки подачи и рассмотрения заявок на аккредитацию, срок, в течение которого направляется выписка с указанием причины отказа и др. Кроме того, в названном правовом акте содержались ограничения в виде аккредитации представителей средства массовой информации в количестве не более двух представителей, а также средств массовой информации, которые по роду своей деятельности являются специализированными изданиями.

То есть, выходит, что наши предположения оказались верны, на самом деле некоторые пункты Положения об аккредитации при Думе МО «Братский район» противоречат действующему законодательству… Областной прокуратуре, конечно, спасибо за то, что дали редакции ответ на запрос, который мы подавали в прокуратуру Братского района 17 октября 2019 г. Но нам непонятно, почему эти ответы мы не получили в ответе прокуратуры Братского района от 15.11.2019 г.? Если бы они нам написали конкретику в ответе 15 ноября, то и в областную прокуратуру не было бы отправлено сие обращение от редакции.

В соответствии со ст.9.1 Федерального закона от 17.01.1992 №2202-1 «О прокуратуре Российской федерации», при выявлении в нормативном правовом акте коррупциогенных факторов прокурор вносит в орган, организацию или должностному лицу, которые издали этот акт, требование об изменении нормативного правового акта с предложением способа устранения выявленных коррупциогенных факторов либо обращается в суд в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством Российской Федерации.

Руководствуясь указанными нормами закона, с целью приведения правового акта в соответствие с действующим законодательством, прокуратурой района 15.11.2019 председателю Думы МО «Братский район» внесено требование об изменении нормативного правового акта.

Разъяснение Вам в ответе о возможности ознакомления с результатами рассмотрения требования обоснованно и соответствует Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации, утв.приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 30.01.2013 №45.

Что значит возможность ознакомления? Если в запросе мы просили конкретно ответить на вопросы, на которые, кстати, выше в тексте кратко ответила областная прокуратура, а в ответе прокуратуры района от 15.11.2019 г. не было никакой конкретики, когда именно и у кого в прокуратуре мы можем получить ответы на свои вопросы… Хотя, как я считаю, если СМИ поставило перед прокуратурой района вопросы, то она и должна была ответить на них в полном объеме, а не отправлять редакцию караулить, когда Дума Братского района отправит в прокуратуру района результаты рассмотрения требований районной прокуратуры…

Одновременно разъясняю, что согласно ч.3 ст.9.1 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», требование прокурора об изменении нормативного правового акта, направленное в представительный орган местного самоуправления, подлежит обязательному рассмотрению на ближайшем заседании соответствующего органа. Требование прокурора рассмотрено на заседании Думы МО «Братский район», назначенном на 25.12.2019. О результатах его рассмотрения Вы вправе узнать в прокуратуре Братского района.

Вынужден еще раз повторить, каким образом редакция может узнать результаты рассмотрения Думой требований прокурора, писать еще одно обращение или каждый день ходить в прокуратуру и спрашивать то ли у прокурора, то ли у заместителя, а может, у секретаря, а пришла ли информация из Думы и где СМИ можно ознакомиться с результатами рассмотрения Думы района по требованию прокурора поправок в Положение об аккредитации? У редакции возникает вопрос, а почему прокуратура Братского района сама не направила в редакцию копию этих документов, ведь именно им мы отправляли и по этому поводу обращение?

Разъясняю, что порядок проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, осуществляемой Министерством юстиции Российской Федерации, и независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов в целях выявления в них коррупциогенных факторов и их последующего устранения установлен Правилами проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, Методикой проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утв.постановлением Правительства РФ от 26.02.2010 №96.

Таким образом, на момент принятия Положения вышеназванный нормативный правовой акт не действовал и прокуратурой района не могли быть установлены коррупциогенные факторы в ходе анализа проекта названного решения Думы МО «Братский район».

В ответе работник прокуратуры, наверное, имеет в виду, что Положение об аккредитации СМИ было принято Думой Братского района 23.12.2009 года, а Постановление Правительства РФ об антикоррупционной экспертизе № 96 от 26.02.2010 было принято позднее, и поэтому, наверное, считает, что прокуратурой района не могли быть установлены коррупциогенные факторы? Я правильно понял уважаемого старшего советника юстиции? Но я хочу заметить, что до принятия Постановления Правительства РФ от 26.02.2010 г., насколько я знаю, действовало другое Постановление Правительства РФ № 195 от 05.03.2009 г., которое, на мой взгляд, по сути не очень отличалось от Постановления Правительства РФ 2010 года, цитата: «Об утверждении Правил проведения экспертизы проектов нормативных правовых актов и иных документов в целях выявления в них положений, способствующих созданию условий для проявления коррупции« и еще одно Постановление Правительства РФ № 196 от 05.03.2009 г., цитата: «Об утверждении методики проведения экспертизы проектов нормативных правовых актов и иных документов в целях выявления в них положений, способствующих созданию условий для проявления коррупции». Теперь у меня возник вопрос к прокуратуре: если до момента принятия Положения об аккредитации представителей СМИ при Думе МО «Братский район» от 23.12.2009 г. действовали постановления Правительства РФ № 195 от 05.03.2009 г. и № 196 от 05.03.2009 г., то кто мешал прокуратуре Братского района в проведении экспертизы данного Положения? Ведь мимо прокуратуры принятие этого Положения не могло пройти не замеченным, потому как на каждом заседании районной Думы присутствует представитель районной прокуратуры… Или я чего-то недопонимаю в сути постановлений Правительства РФ № 195 и № 196 от 05.03.2009 г.?

Статьей 39 Закона РФ от 27.12.1991 №2124-1 «О средствах массовой информации» редакциям предоставлено право запрашивать информацию о деятельности государственных органов, их должностных лиц.

Вместе с тем, действующим законодательством не предусмотрено, что порядок рассмотрения обращений в органах прокуратуры определяется волеизъявлением заявителей.

Как это понимать — «волеизъявлением заявителей»? В прокуратуру СМИ написало официальное обращение, не обыватель написал ради любопытства, а средство массовой информации, тогда при чем здесь волеизъявление заявителей? Я что-то не совсем понимаю, что этой фразой хотел выразить работник прокуратуры?..

В соответствии со ст.10 Федерального закона от 17.01.1992 №2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации», в органах прокуратуры в соответствии с их полномочиями разрешаются заявления, жалобы и иные обращения, содержащие сведения о нарушении законов.

Поскольку в Вашем обращении от 17.10.2019 содержались сведения о нарушении законодательства, а не запрос имеющейся в прокуратуре информации о деятельности прокуратуры по тому или иному направлению, оно не могло быть рассмотрено как запрос средства массовой информации. Соответственно рассмотрению в порядке, установленном Законом РФ «О средствах массовой информации», не подлежало.

Позвольте с вами не согласиться, почему вы решили, что со стороны нашей редакции это был не запрос информации, а сведения о нарушении законодательства? Работники прокуратуры ведут надзор за исполнением законов РФ, а в своем запросе в прокуратуру Братского района редакция просила проверить, насколько соответствуют требованиям закона РФ некоторые пункты «Положения об аккредитации СМИ при Думе МО «Братский район». Мы не утверждали, а лишь предполагали, что, возможно, некоторые пункты данного Положения не соответствуют законам РФ. Однако из этого не следует, что мы не запрашивали информацию. Мы задали конкретные вопросы в районную прокуратуру и просили на них ответить, разве это не есть запрос на получение информации? Для примера приведу один из заданных нами вопросов, цитата: «У редакции возник вопрос: почему рекламные и справочные СМИ лишены права на аккредитацию, и не является ли, на взгляд прокуратуры, это требование дискриминационным для данной категории СМИ?» Почему же прокуратура Братского района фактически нам не ответила на этот вопрос? Ведь он был задан редакцией СМИ в связи с общественно значимыми интересами. Почему на него районная прокуратура не ответила, а областная хоть и довольно кратко, но дала ответ? А вот как ответила нам прокуратура Братского района, цитата:

«При изучении Решения Думы прокуратурой района дана оценка данному нормативному правовому акту на предмет соответствия федеральному законодательству, а также проведена антикоррупционная экспертиза, по результатам которой в Думу Братского района внесено требование об изменении нормативного правового акта с целью исключения выявленных коррупциогенных факторов.

С результатами рассмотрения требования об изменении нормативного правового акта с целью исключения выявленных коррупциогенных факторов Вы вправе ознакомиться в прокуратуре района (г. Братск, ул. Кирова, 20в) после рассмотрения данного вопроса на заседании Думы.»

То есть, коррупциогенные факторы в этом Положении прокуратура нашла, а какие конкретно умолчала, а ведь редакция СМИ задавала конкретные вопросы, на которые, считаю, прокурорские работники могли бы и ответить, потому как эти ответы, как я полагаю, не являются государственной тайной… Но, к сожалению, ни на один из поставленных нами вопросов конкретного ответа из прокуратуры района мы так и не получили. А ведь в запросе мы опирались на факты, в том числе и вышеприведенный вопрос, касающийся лишения права аккредитации рекламных и справочных СМИ, который был прописан в пункте 1.3. данного Положения об аккредитации, копию которого нам, хотя и не сразу, но все же предоставили в аппарате Думы.

Прокуратурой района организованы проверочные мероприятия, по результатам которых приняты меры реагирования, направленные на приведение правового акта в соответствие с действующим законодательством. Ваше обращение от 17.10.2019 рассмотрено в порядке и срок, установленные Федеральным законом от 02.05.2006 №59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», Инструкцией о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации.

С учетом изложенного, нарушений при рассмотрении Вашего обращения работниками прокуратуры района не усматривается.

Не усматривается, говорите? А почему тогда выше в тексте именно вы ответили на вопросы редакции, а не прокуратура Братского района, на которую первоначально и был подан от газеты «Голос Братска» (СМИ) запрос информации? Почему они не ответили, а сейчас, по прошествии двух месяцев, с момента ответа районной прокуратуры, хотя и не подробно, но ответили на вопросы редакции вы, а не прокуратура Братского района? Смею вас заверить, если бы прокуратура района хотя бы вкратце в ответе написала о конкретных выявленных ими коррупциогенных факторах, то и в областную прокуратуру мы бы не стали обращаться…

При подготовке ответа на обращение от 17.10.2019 работником прокуратуры района допущена опечатка и вместо «ст.39 Закона от 27.12.1991 №2124-1» указано: «ст.37 Закона от 27.12.1991 №2124-1».

Прочитав эту часть ответа, был немного удивлен, что вышестоящая прокуратура не нашла абсолютно никаких нарушений в действиях районной прокуратуры. А то, что прокуратура в ответе пишет — опечатка, так это ерунда, подумаешь, опечатка… А теперь давайте я приведу для примера эту самую «опечатку» из ответа прокуратуры Братского района, цитата: «Согласно ст. 37 Закона РФ от 27.12.1991 № 2124-1 (далее — Закон № 2124-1) редакция имеет право запрашивать информацию о деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, организаций, общественных объединений, их должностных лиц». Так вот, уважаемые читатели, статья 37 Закона РФ № 2124-1 (Закон о СМИ) регламентирует деятельность эротических СМИ, их права и обязанности и никакого отношения к запросам информации не имеет, а право редакций СМИ на запрос информации регламентирует ст. 39 Закона РФ от 27.12.1991 № 2124-1 (Закон о СМИ). А теперь скажите, разве квалифицированным юристам допустимы подобные «опечатки», когда из-за такой опечатки меняется смысл?.. Да и подумайте сами, разве допустимо, когда в таком совсем небольшом по объему тексте ответа, чуть более одной страницы формата А4, да времени на рассмотрение обращения и подготовки ответа практически месяц, допустить подобную опечатку? Тем более, что это не рабочая переписка внутри ведомства, а официальный ответ государственного органа на обращение СМИ…

Учитывая приведенные Вами новые доводы о несоответствии отдельных пунктов Положения действующему законодательству, сообщаю, что в соответствии со ст.8 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», п.3.2 о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации, Ваше обращение в указанной части направлено для рассмотрения в прокуратуру Братского района. О результатах рассмотрения Вам будет сообщено прокуратурой района.

В случае несогласия с настоящим ответом Вы вправе обжаловать его вышестоящему прокурору либо в суд.

Разъясняю, что согласно ст.10 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» решение, принятое прокурором, не препятствует обращению лица за защитой своих прав в суд.

 

По поводу «приведенных мною новых доводов», ответ областной прокуратуры меня «обрадовал», отправили проверять «мои доводы» в прокуратуру Братского района… А вы знаете, уважаемые читатели, что редакция сняла заявку на аккредитацию при Думе Братского района только потому, что мы хотели, чтобы все было по закону, мы наивно надеялись, что прокуратура быстро разберется и нам даст ответ, а мы после этого снова подадим заявку на аккредитацию. Но с момента подачи официального запроса газеты «Голос Братска» прошло уже более 3 месяцев… Даже областная прокуратура прояснила некоторые моменты по коррупциогенным факторам, касающиеся Положения об аккредитации СМИ, а вот ответом районной прокуратуры редакция не удовлетворена. А пока при отсутствии у нашей газеты аккредитации мы не можем осуществлять освещение деятельности Думы Братского района. Так что, уважаемые жители Братского района, не обессудьте, аккредитации при Думе Братского района у нас нет и объективной информации о происходящих там событиях от нас в ближайшее время вы не ждите. Боюсь, что эта эпопея с проверками прокуратуры района затянется… Думаю, наверное, кому-то в Думе так более комфортно, когда «не выносят сор из избы»… Если кто-то с моей версией не согласен, не буду никому навязывать свое мнение, однако хочу сказать, для чего нужна аккредитация при Думе Братского района, если по состоянию на ноябрь 2019 года там было аккредитовано всего одно СМИ — газета «Братский район»?.. Наверное, аккредитация нужна потому, что от желающих аккредитоваться при Думе Братского района нет отбоя (шутка), а вот у меня и складывается впечатление, что кому-то этого очень хочется… Приведу в пример город Братск, где численность населения в несколько раз выше, чем в Братском районе, а ведь не секрет, что в городскую Думу не требуется никакой аккредитации, туда любой журналист хоть на заседание Думы, хоть на заседание депутатской комиссии может прийти. Так, может быть, и Думе района, чтобы доказать свою демократичность и открытость, стоит рассмотреть опыт города Братска и снять все ограничения для СМИ, то есть отменить аккредитацию?.. А что на этот счет думаете вы, уважаемые читатели? Пишите, звоните.

ВИКТОР КАСИЩЕВ.

Комментарии запрещены.