Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  
Архивы

Совсем не плюшевые мишки…

В продолжение медвежьей темы. К немалому удивлению редакции «Голос Братска», тема опасного соседства людей с медведями вызвала большой интерес как у обычных граждан, так и у людей, профессионально связанных с «таежной жизнью». Надо сказать откровенно, что количество респондентов при опросах, которые не поддерживают идею отстрела медведей в лесах, примыкающих к населенным пунктам, ничтожно мало по сравнению с теми, кто поддерживает эту идею. Причем спектр группы поддержки включает практически все слои населения, начиная от простых обывателей-дачников и жителей районных поселков, и заканчивая охотниками-грибниками и профессиональными охотоведами.

Углубляясь в изучение данной темы, нам попутно пришлось изучать, как устроен «мир городских охотников». Надо сказать, и там оказалось не без проблем, но это, впрочем, тема другого исследования. В общем, наша редакция решила досконально изучить причину опасного увеличения численности самого страшного для человека зверя (медведя) и те проблемы и риски, которые несет увеличение его популяции для местного населения. Как говорят опытные цирковые дрессировщики, медведь опаснее всех тигров и львов по причине того, что даже опытному дрессировщику нельзя предугадать, когда медведь нападет на него, не говоря уже про обычных людей. Именно поэтому люди зачастую, видя проходящего по дороге медведя, не усматривают в нем угрозы их жизни, потому как он не рычит и не скалит зубы, выглядит почти симпатягой. Но это все обманчиво: медведи очень коварны и свирепы — бросаются на человека чаще всего неожиданно, и тогда у человека шансов на спасение — ноль.

Должен заметить, что после неоднократных наших бесед с людьми о медведях, проведенных консультаций с профессиональными охотниками и работниками службы по охране и использованию животного мира Иркутской области, редакция газеты «Голос Братска» готовит обращение уже не только в Министерство природных ресурсов РФ, но и в Государственную Думу на предмет рассмотрения этого вопроса и возможного принятия соответствующих поправок в законы, позволяющих на порядок снизить опасность встречи медведя с человеком. А для этого, по мнению большинства наших читателей и редакции,  нужно в первую очередь уменьшить численность медведя до безопасного минимума, а в непосредственной близости от населенных пунктов, силами профессиональных охотников, под патронажем специалистов службы по охране животного мира, производить отстрел всех находящихся там медведей. А иначе, если кормов будет недостаточно, те медведи попрут в поселки за добычей (человек, собака и прочая живность), такие случаи происходили нередко, когда медведи заходили в села и там в буквальном смысле устраивали охоту на людей. Многие охотники называют причину увеличения популяции опаснейших для человека хищников — это запрет на берложью охоту и еще достаточно дорогие лицензии на добычу медведей, также способствует этому миграция медведей из дальней тайги после пожаров и техногенных экологических катаклизмов типа заполнения ложа нового водохранилища после запуска Богучанской ГЭС. Люди так и говорят: «Ну почему самый опаснейший хищник на земле — и не вне закона?» Почему не сделать в отношении медведей так, как в свое время было с волками, когда на отстрел этих хищников охотникам не требовалось вообще никаких лицензий, более того, охотникам за уничтожение волков еще и платили из бюджета приличные премии? И сегодня люди предлагают, что и к медведю нужно сделать такой же подход, как был в свое время к волку, если, конечно же, жизнь человека у нас действительно дороже, чем жизнь матерого зверя, которого к тому же сегодня очень много развелось, и сейчас в лесу медведи представляют для человека действительно реальную опасность. А ведь скоро пойдут грибы и ягоды, вот тогда-то медведь и «оторвется» (начнет нападать на беззащитных людей), потому как безоружные ягодники и грибники даже для небольшого медведя — легкая добыча.

Для детальной оценки этой проблемы и для дальнейшего развития темы мне пришлось недавно отправиться в командировку в столицу нашей области — для прояснения «медвежьей» ситуации с областным руководством службы по охране и использованию животного мира. Встреча с одним из руководителей службы у нас состоялась, и проходила она в откровенном ключе и непринужденной атмосфере.  Ну, а сейчас, уважаемые читатели, предлагаю вашему вниманию мнение специалистов, которые много лет занимаются охраной животного мира Иркутской области, проще сказать — это «рабочие лошадки», знающие все проблемы таежных далей и всех их обитателей изнутри. В этом разговоре по душам приняли участие  заместитель руководителя службы по охране животного мира Иркутской области Валерий Анатольевич Загоскин и старший госинспектор службы Андрей Сергеевич Долецкий. Итак, представляем вашему вниманию мнение профессионалов «без купюр»…

Виктор Касищев:

Валерий Анатольевич, в нашу редакцию от людей поступает много жалоб на то, что у нас развелось очень много медведей, и они представляют реальную угрозу не только для животных, но и для людей. Люди боятся не только по грибы в лес ходить, но и на садовых участках находиться – медведи там частые гости в последние годы.

Валерий Загоскин:

— Да, так и есть. Три года назад была ситуация, когда в северных районах области, в том числе и в Братске, через города и населенные пункты массово шли медведи, заходили на дачные участки, где оставались какие-то ягоды или еще что-то съестное. Это связано было в том числе и с пожарами, а они и сейчас практически повсеместно продолжаются, поэтому ситуация эта может повториться в любой момент. Медведей действительно — очень много, а большая численность таких хищников, как медведь и волк, всегда приводит к негативным последствиям. Но если волк представляет угрозу только скотоводам, нанося ущерб в виде убитого скота, то медведь, безусловно — это прямая угроза населению: не только тем людям, которые работают в лесу, а их сейчас очень много (лесники, геологи, геодезисты, лесозаготовительные бригады, нефтяники, пожарные, собиратели ягод и грибов, отдыхающие на водоемах), но и людям, находящимся в населенных пунктах. Последний случай у нас был в зоне отдыха Малого моря – прямо в поселок вышел медведь, напугал продавщицу, которая увидела вечером, как он шарится на помойке, и просидела всю ночь в магазине. Обращений за разрешениями на вынужденный отстрел медведей очень много от граждан, и с каждым годом этих обращений все больше и больше. К такому угрожающему увеличению численности привело, прежде всего, запрещение охоты «на берлоге» — прекрасной охоты, чисто русской охоты. Это и коммерческий ущерб – в снижении заработанных денег охотничьими хозяйствами, и моральный ущерб для сибиряков, для которых охота, даже такая опасная, но дающая огромное удовлетворении, сама по себе нужна. Поэтому я считаю, что берложную охоту на медведей запретили зря, и статистика говорит о том же. Если по статистике посмотреть, то немало случаев, когда от медведя гибнут люди, причем гибнут не в лесу: лет 5-6 назад у нас был случай — приехал американец и отошел от аэропорта в Усть-Куте всего на 200 метров, и его задавил и даже уже начал есть медведь. Распространенное мнение, что медведь не нападает первым – неправда: нападает! У нас работал в Казачинско-Ленском районе охотовед Миша – очень симпатичный, молодой и интересный парень – его медведь в ноябре просто скараулил, когда тот ходил белковать, причем дождался, когда убегут собаки. То ли собаки прибежали, то ли Миша успел выстрелить, но медведь отошел, а Миша из-за кровопотери не смог идти, разжег костер и возле него и замерз. А в ноябре медведь уже должен спать в берлоге. Этого медведя мы не догнали – он ушел.

Виктор Касищев:

Я с Вами во всем согласен, что касается берложьей охоты. Но у многих людей есть еще мнение, что, может быть, пришла пора предоставить охотникам право отстреливать медведя вообще без разрешительных лицензий? 

Валерий Загоскин:

— Конечно. Очень дорогое разрешение – одно из самых дорогих из всего списка разрешений на отстрел животных и птиц. Мы уже обращались — это не только мое мнение, это мнение сообщества охотоведов – с тем, что уже пора переводить медведей так, как это было раньше: если охотник заходил на промысел – медведя ему вписывали в договор бесплатно. И сейчас его численность нужно значительно сократить. За производство коммерческих охот охотхозяйства, конечно, будут свой ценник держать – он не поменяется, но для простых охотников нужно ввести это. Это необходимо и целесообразно. Или хотя бы уменьшить стоимость лицензии на отстрел медведя до приемлемой суммы, а лучше – сделать бесплатно. Это очень важный момент: медведя же сразу не убьешь всего, он будет находиться в лесу, и количество его будет только увеличиваться в связи с тем, что у него практически нет врагов, кроме человека. А в это время у нас в тайге находится масса людей, которые там работают, и они, между прочим, безоружные. И я бы им с удовольствием выдал служебное оружие – у меня бы душа была спокойна: отправляется человек в лес – он должен быть с оружием. У нас – инспекторов – есть служебное оружие, а у остальных? Разрешения нет, нахождение в лесу с оружием – браконьерство. А этим людям необходимо оружие в лесу, но у нас об этом – пробел в законодательстве.

 

С мнением Валерия Анатольевича по поводу отстрела медведя полностью солидарен

Андрей Сергеевич Долецкий:

— Надо отменять запреты и уменьшать цену на лицензию, потому что добытое от данной охоты сбыть в принципе некуда – оно не пользуется спросом. Покупают только китайцы, но и то – только желчь и лапы, мясо у медведей практически все зараженное, поэтому никто не будет заниматься охотой на медведя, да еще за такие большие деньги. Тем более, что закрыли берложью охоту – а она была стопроцентной: нашел берлогу – медведь твой. Если государство позволит давать разрешения на медведя бесплатно, я буду только «за», но тут не мы решаем. Мое мнение, что с медведем надо прийти к тому, как и с волком: приписать его к боровой дичи. Но опять же – калибр оружия на боровую не подходит для охоты на медведя: не пойдешь же на него с дробью! А если человек идет на рябчика, то в стволе у него, скорее всего, будет дробь, и палить ею в случайно выскочившего медведя несерьезно и бессмысленно. А пулю этот человек с собой тоже не понесет – у нас, согласно правил охоты, на рябчика пулей 12 калибра не охотятся. Другой вариант, можно отнести медведя к копытным – он и по весу схож с тем же лосем. Если ты идешь добывать лося – то у тебя либо картечь, либо пули, и при встрече можешь попутно добыть и медведя без всяких дополнительных разрешений.  Но разрешить охоту на медведя или сделать ее значительно дешевле надо, потому что если волка у нас в области сейчас насчитывается порядка 6 тысяч, то медведя – порядка 16 тысяч особей: почти в три раза больше! Медведя должно быть меньше, чем волка, а у нас, если разобраться, и волка-то много, но по поводу количества волков паника есть, а по поводу медведей – практически тишина.

Виктор Касищев:

Мне кажется, что это чаще всего потому, что у нас большинство людей воспитаны на сказках, а в них волк – злой и опасный, а медведь – добрый увалень.

Андрей Долецкий:

— Может быть…

Виктор Касищев:

— Слава богу, что большинство людей у нас понимают, что медведь – очень опасен.

Валерий Загоскин:

— Да. Раньше у нас горожане массово выезжали в район Шаманки – там хорошие черничники и брусничники, и я не помню, чтобы не было года, чтобы кого-нибудь там не потрепал или не задавил медведь. Ведь ягодники для него – конкуренты, потому что он и на ягодах нагуливает жир. И поэтому там было очень много несчастных случаев! А сейчас мы так отладили работу, что в тот же день, когда поступает информация о том, что появился медведь, мы даем разрешение и отправляем инспекторов. Выезжаем сразу, но не всегда успеваем.

Виктор Касищев:

— В том-то и проблема: думаю, чтобы оперативно решать такие вопросы, надо законодательно разрешить отстреливать без всяких разрешений. Увидели – отстрелили! Потому что медведь не будет ждать разрешения – задерет человека, и все…

Валерий Загоскин:

— Я недавно читал очень хорошую статью о том, что жизнь человеческая — это самое важное, и я согласен с этим. И с тем, что все составляющие, которые против этой жизни – это от лукавого. Вы сейчас услышали статистику по количеству медведя, а ведь еще нужно учитывать, что последние два-три года в тайге хорошие корма, в том числе и орех кедровый, а значит, количество медведя будет только увеличиваться.

 

На этом наш откровенный разговор с работниками службы охраны животного мира Иркутской области закончился.

 

В заключение. Тему опасного сближения медведя с человеком наша редакция начала еще в 2014 году, с того временя это уже пятая (!) наша публикация по данной теме, и — что самое интересное —  все вроде всё понимают, но, к сожалению, «воз и ныне там», и по моему мнению, вина тут не нашей местной власти, потому как законы пишутся не в Братске и не в области, а в Москве, но у людей остается надежда, что власть наверху их услышит и устранит пробелы в нашем природоохранном законодательстве. Никто не спорит: конечно, нужно беречь животных, которым действительно нужна помощь, но вот увеличивать популяцию самого опасного хищника, по нашему мнению, — это достаточно таки сомнительная инициатива, так как от такой заботы о медведях реально гибнут ни в чем не повинные люди. А вам не кажется, что у некоторых может создаться впечатление, что люди – мясо для медведей в законе?.. Может, пришла наконец-то пора принимать по проблеме большой численности медведя более решительные меры? Редакция хотела бы услышать на сей счет вашу точку зрения, уважаемые читатели… Пишите, звоните — ваше мнение будет отражено в наших дальнейших публикациях.

 

ВИКТОР КАСИЩЕВ.

Один комментарий на “Совсем не плюшевые мишки…”

Оставить комментарий