Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  
Архивы

Новое крепостничество

ИА «Байкал Инфо»

Евгения Уланова

 

Ассоциация муниципальных образований Иркутской области, в которой состоят только мэры городов и районов, отказала гражданам в праве выбрать лучшую жизнь

На фото — микрорайон Луговое возле Иркутска

 

 

 

Российская Федерация, как ни трудно будет в это поверить, является государством, в котором о гражданах заботятся больше, чем в среднем в мире. У нас в стране достаточно продолжительный отпуск, обязательное медицинское страхование (в том числе для неработающих), бесплатное среднее образование, далеко не совершенное, но все-таки есть пенсионное обеспечение. Целая серия законов защищает права детей, матерей, инвалидов и так далее, со всеми поворотами и завихрениями, какие только могли прийти в головы руководителей государства за последние 100 лет.

Некоторые проблемы в этом списке актуальны всегда, на другие государство обратило внимание лишь в последние годы. Один из самых непростых и потому активно обсуждаемых — вопрос о переселении граждан из ветхого и аварийного жилья. Стоит, наверное, напомнить, что эта государственная программа должна завершиться не далее как в сентябре 2017 года. Но пока ее исполняли, выяснилось, что далеко не все действительно ветхое и аварийное жилье было учтено при проведении инвентаризации, а часть построенного оказалась столь низкого качества, что тут же было названо «новым аварийным».

Приготовьтесь — сейчас будет грустно

Одна из важнейших проблем с исполнением этой программы состояла в том, что для каждого региона была определена предельная стоимость квадратного метра — и стоимость эта была существенно ниже, чем сложившаяся в регионе рыночная цена. Вторая проблема, особенно ярко проявившаяся в Иркутской области, заключается в том, что коммерческое строительство сохранилось только там, где есть население, способное платить по рыночной цене (пусть в ипотеку, пусть с большими трудностями) — то есть в крупных городах. А федеральное правительство требует ликвидировать ветхое жилье повсеместно, включая крохотные бамовские поселки, где жителей осталось от силы несколько десятков человек. Третья проблема, вытекающая из второй: там, где нет ни денег, ни платежеспособного спроса, давно уже нет и строительных организаций. Нет там, разумеется, и никаких предприятий для изготовления строительных материалов — это значит, что все, до последнего гвоздя, придется завозить издалека, и окупаемость проекта становится еще более сомнительной.

Крупные строительные компании от участия в программе сразу отказались: у кого-то были планы на годы вперед, кто-то трезво просчитал расходы на командировку всех без исключения необходимых для строительства специалистов в отдаленные поселки и увидел впереди сплошные убытки. Даже в таком городе, как Братск, программа оказалась под угрозой срыва из-за нехватки рабочих рук, и региональное правительство неоднократно предлагало мэру Сергею Серебренникову помощь именно в виде десанта каменщиков и отделочников. Серебренников гордо отказался, а теперь без особой скорби на лице признает, что программа в Братске будет сорвана.

Мэр или удельный князь?

Выход из сложившейся ситуации напрашивается сам собой: строить жилье там, где для этого имеются условия — готовая коммунальная инфраструктура, строительные компании, индустрия строительных материалов. Одна загвоздка: из всех действующих в Иркутской области подпрограмм строительства жилья лишь одна разрешает переселение в границах региона, остальные предполагают переселение в границах муниципального образования. Депутат Государственной думы Михаил Щапов (избирательный округ № 93) оформил носившуюся в воздухе идею в виде законопроекта: при расселении граждан из ветхого и аварийного жилья, если на то будет их согласие, расселять в пределах региона.

Идея совершенно не новая: в Красноярском крае много лет действует программа расселения из северных поселков, в которых давно нет ни работы, ни социальной инфраструктуры, по большому счету — ничего, кроме людей. Нечто подобное в Иркутской области делали в самом недавнем прошлом: при расселении поселка Кеуль в период заполнения Богучанского водохранилища часть кеульчан выбрала для проживания ближайший город Усть-Илимск, часть — Братск, а большинство — поселок Луговое, вплотную примыкающий к Иркутску.

По существующему в нашей стране порядку законопроекты поступают для обсуждения в региональные органы законодательной власти, однако в обсуждении могут принять участие не только депутаты. Уполномоченный по правам человека Валерий Лукин выступил в поддержку инициативы Щапова — потому что Лукина заботят именно условия жизни людей сегодня и то, как будут жить они сами и их дети в ближайшем будущем. А вот Ассоциация муниципальных образований своим коллективным мозгом думает, похоже, только о себе.

«Данное предложение недопустимо в связи с тем, что у населения появится возможность переезда, допустим, в Иркутск, и, соответственно, все население из села уедет. Иркутск и Ангарск также считают, что это недопустимо, потому что города не резиновые», — цитирует ИА IrkutskMedia исполнительного директора Ассоциации Зою Масловскую. Такого же мнения придерживается и председатель Законодательного собрания Сергей Брилка: «В этом законе заложена очень серьезная проблема, которая может через миграционные процессы нарушить баланс трудовых сил в МО и положить начало хаосу, учитывая, что люди поедут в центральные города. Мало кто поедет в Братск, все будут стремиться сюда, на юг».

Нетрудно представить, как в этот момент в зале, где проходило заседание АМО, появились призраки царя Федора Иоанновича и генерального секретаря ЦК ВКП(б) Иосифа Сталина: первый отменил право крестьян в поисках лучшей доли переходить от одного помещика к другому, а второй запретил колхозникам покидать колхозы и трудоустраиваться в городах. Зоя Масловская, на наше общее счастье, не имеет никаких властных полномочий, а у Сергея Брилки их недостаточно, чтобы изменить Конституцию РФ — не то бы все население Иркутской области было приковано к рабочему месту и избирательному участку. Ишь, повадились искать зарплату повыше, климат получше да начальников поумнее! Сидеть, кому сказано!

Не стой на пути «южного дрейфа»

Давайте разберемся в сказанном подробнее. Формально право переехать хоть в Иркутск, хоть в Москву, а хоть в Йоханнесбург у любого жителя Иркутской области есть уже сейчас — что многие и делают на протяжении последних 20 лет, за которые население области сократилось на 300 тысяч человек. Судя по тому, что население Иркутска за все эти годы оставалось примерно на одном уровне (в среднем 610 тысяч человек), в областной центр действительно едут. Но внесенный в списки «нерезиновых» Ангарск — это уже перебор: за последние четверть века население города сократилось на 50 тысяч человек, и принять ровно столько же для начала город теоретически вполне может. На самом деле быстрее всего в области росло население Иркутского района — посмотрите, например, на Хомутово, где строят по несколько улиц в год. Никто не станет строить для переселенцев дома в центре Иркутска, да и в центре Ангарска не получится, а вот все пространство между ними — та самая агломерация, о которой так много говорил экс-губернатор Александр Тишанин — прекрасно подходит.

Рассуждая о перекосе в миграционных процессах и дисбалансе трудовых сил, Сергей Брилка очень сильно кривил душой. Ну вот не было до сих пор возможностей, о которых говорит Щапов, а население не то что какого-то отдаленного поселка в Бодайбинском районе, а расположенного на Транссибе города Черемхово сократилось со 120 до 50 тысяч. А все почему? Потому что работы не стало. И почему же мэр Черемхово, председатель АМО и видный единоросс Вадим Семенов, не переломил отрицательную тенденцию? Видимо, потому, что есть объективные обстоятельства, которые сильнее даже самого сильного мэра.

Возьмем не глядя устав любого муниципального образования и посмотрим, за что, собственно, отвечают органы местного самоуправления. «Составление, утверждение и исполнение местного бюджета; установление и отмена местных налогов и сборов; распоряжение имуществом, находящимся в муниципальной собственности; организация электро- и газоснабжения поселений; управление дорогами местного значения; создание условий для предоставления транспортных услуг населению; участие в предупреждении и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций; участие в организации деятельности по сбору, утилизации и захоронению твердых коммунальных отходов…» Это, конечно, далеко не все, но ключевые задачи, то, от чего прямо зависит уровень жизни людей. Кто-то рискнет заявить, что муниципальные образования в Иркутской области справляются с этими задачами? Особенно в отдаленных и малонаселенных районах, где с населения ни коммунальные платежи, ни налоги толком не соберешь? И что особенно опасно — работу органов местного самоуправления в таких местах особо и не проконтролируешь, примером чему может служить недавняя история с увольнением мэра Вихоревки Геннадия Пуляева. Любитель побороться с хаосом Сергей Брилка приехал в несчастный город не зимой, когда был риск примерзнуть к стулу во время встречи с населением, а только после того, как Иркутский областной суд подтвердил решение губернатора об увольнении мэра-неумехи.

Фото с сайта Skyscrapercity.com

От редакции

Хотим мы того или нет, но переселение людей в южные районы области (специалисты по демографии называют это «южным дрейфом») процесс объективный и неизбежный. Депутат Михаил Щапов предлагает сделать его управляемым и заодно получить средства из федерального бюджета. Ассоциация муниципальных образований и ее покровитель Сергей Брилка держатся за устаревшую схему распределения трудовых ресурсов, сложившуюся в совершенно другой стране и в другой экономической системе. СССР существовал за счет экстенсивной добычи природных ресурсов, а России, если она хочет быть ведущей мировой державой в военном, техническом и экономическом смысле, нужны в первую очередь образованные люди, занятые в высокотехнологичном производстве с высокой добавленной стоимостью. Крепостные, «трудоустроенные» у черных лесорубов и на нелегальных лесопилках, такой продукт не дают, поэтому чем быстрее власти Иркутской области — в рамках программы расселения из ветхого жилья или какой угодно другой — соберут население вокруг крупных культурных и образовательных центров, тем меньше будет замерзающих поселков зимой, лесных пожаров летом и скандалов с бессмысленным расходованием бюджетных средств круглый год.

 

 

Источник: http://baikal-info.ru

Оставить комментарий