Февраль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728  
Архивы

Про Братск и братскую власть — мнение иркутского журналиста Якова Таврова

Дорогие друзья! Опубликовываем цикл материалов известного иркутского журналиста Якова Таврова, касающихся непосредственно нашего города и местной власти. На мой взгляд, в утверждениях автора есть немало противоречий, а порой  в его суждениях проскальзывает и предвзятое отношение к нашему городу. Но кое какие моменты, далеко не бесспорные, вызывают немалый интерес.  Окончательный вердикт по этой теме могут вынести только братчане и никто другой. Хотелось бы услышать откровенное мнение горожан на этот счет.

 

Братский излом: из бандитов – в депутаты

Город Братск вплоть до 2000 года считался криминальной столицей Сибири. А в начале нового века бандюки стали выводить свои накопления в легальное русло; на смену автоматам Калашникова, с помощью которых прежде договаривались с недоговороспособными, пришли солидные костюмы и удостоверения депутатов разных уровней.

Вот только замашки остались прежними. Весной 2011 года братские положенцы «по беспределу» разобрались с мэром Александром Серовым и оккупировали все ветви городской власти. Во всяком случае, именно такая точка зрения сегодня превалирует в Братске.

Нового мэра города Константина Климова называют самозванцем, относятся к нему, в лучшем случае, скептически, а в традиционной вариации – с банальной ненавистью. Находящегося сейчас под следствием Серова, как правило, вспоминают с уважением, считают его «жертвой режима» и жаждут возвращения прямых выборов градоначальника. Их отменили в пожарном порядке сразу после того, как избранного восемью месяцами ранее коммуниста Серова отправили по подозрению в вымогательстве и взяточничестве на нары.

Кровавые законосочинители

В 90-е годы и в начале нулевых легендарная и сверхмогущественная Братская организованная преступная группировка славилась на всю страну. Главным образом, за счёт того, что в северной столице Прибайкалья находилась крупнейшая в России контора по размещению киллерских заказов. На её счету были десятки или даже сотни заказных убийств, в арсенале – стройные ряды бритотупоголовых братков, купленные оптом и в розницу судьи и прокуроры, депутаты и мэры, «свои» люди во всех мыслимых и немыслимых структурах, включая самые серьёзные и считавшиеся неподкупными.

Братчане были замечены в переделе сфер влияния не только в родной Сибири, но также в Питере и Москве. Они плотно общались с известнейшими ворами в законе, а, по некоторым данным, имели самое прямое отношение к финансированию чеченских бандформирований.

Когда делить было уже нечего, братва стала потихоньку легализовываться. Автоматные очереди в больших и малых городах Иркутской области звучали всё реже. Всё реже люди стали пропадать без вести, многократно уменьшилось количество всплывающих из русел сибирских рек трупов. Уже не встречались в глухой тайге сожжённые автомобили с пятью покойниками внутри.

Криминал на полном серьёзе рванул во власть. Одни становились руководителями городских, районных и даже областных филиалов политических партий, другие проникали в местные думы и в региональный парламент. Вчерашние криминальные лидеры, чьи руки если не напрямую, то опосредованно были по самые плечи в крови, уверенно занялись сочинительством законов. Народ шептался на эту тему в кухнях и курилках, а в приёмных теперь уже неформальных положенцев очереди ищущих помощи были длиннее, чем в чиновничьих коридорах.

В этом отношении в лидеры выбился, разумеется, Братск. Депутаты местной думы, во всяком случае, те, что напрямую не были «вкручены» в систему криминального царства, исправно получали из общака «зарплату». За «правильное» голосование по всевозможным пикантным вопросам. Касающимся, например, отчуждения муниципальной собственности в пользу известных лиц.

В мае 2011 году лидера Братской ОПГ и депутата местной думы Вадима Молякова по кличке Моляк отправили в белокаменные государственные палаты. За убийство заместителя городского прокурора, совершённое тринадцатью годами ранее, самый гуманный суд в мире наказал его 25 годами строгого режима. Вместе с ним «топчет зону» бывший начальник УВД Братска Владимир Утвенко и действующий на тот момент руководитель областного отделения ЛДПР Виктор Загородников.

За всех троих вступались «сильные миры сего», включая лично Жириновского, но вердикт суда остался неизменным. Жирную точку в деятельности преступной группировки, которая теперь уже абсолютно легально торговала нефтепродуктами и сибирским золотом – лесом, – эти «посадки» однако не поставили.

Стопудово мздоимец?

Справедливость такого суждения сами братчане обосновывают тем, что за три месяца до вынесения жёсткого судебного решения в отношении «отцов» криминального Братска за решёткой оказался последний всенародно избранный мэр Братска Александр Серов. Его, только восемь месяцев назад занявшего кабинет градоначальника, неожиданно обвинили в вымогательстве и взяточничестве. Как водится, в особо крупном размере.

По версии следствия, Серов вымогал у местного «коммунального барона» и депутата областного Законодательного собрания Александра Гаськова от очень «Справедливой России» 15 миллионов рублей за подпись неких разрешительных документов. Следственный комитет России по Иркутской области распространял информацию о том, что мэр уже получил четыре миллиона, а на пятом его «прихватили» сотрудники местного отделения ФСБ.

Они нагрянули к мэру, проживающему в обычной квартире типовой девятиэтажки, поздно вечером. Тот «по-мальчишески» убежал от преследователей. И на требование открыть дверь Серов не среагировал. Позднее он это объяснил: мол, боялся, что подкинут наркоту или оружие. Спецслужбисты, вдоволь потолкавшись у запертой двери, пошли ва-банк: завели болгарку и стали пилить замок. Подъезд тем временем уже наполнился людьми. Приехали соратники мэра по КПРФ, повыскакивали из квартир соседи. Кто-то тянул за провод болгарку, другие кидались на правоохранителей с кулаками.

Мэр впустил незваных гостей в квартиру, не дожидаясь, пока они перепилят замок. В его жилище нашли деньги, которые мэр пытался сжечь в медном тазу. Повсюду стоял дым и гарь. В сугробе под окном тоже обнаружили купюры. Те, что мэр не успел сжечь, он вышвырнул в наволочке в форточку.

Так оно было или этак – неизвестно. Силовики до сих пор не предъявили жаждущему правды народу сколь-нибудь обстоятельных доказательств существования этих денег. Не предъявили, потому что и не обязаны.

Однако двое из присутствовавших в тот вечер в подъезде дома Серова категорично убеждали автора в том, что ни медного таза, ни дыма, ни гари-копоти в квартире не было. И если допустить, что первый свидетель – глава местного горкома КПРФ и депутат регионального парламента Ирина Рычкова – защищает «честь и совесть партии», а поэтому лжёт, то второму хочется верить. В период мэрской избирательной кампании Андрей Антоненков работал в штабе Серова, за свои личные деньги проводил агитационные мероприятия, оплачивал изготовление предвыборной полиграфии, работал с агитаторами. После выборов Серов и Антоненков поссорились. То есть в этой ситуации собеседник явно не является лицом, заинтересованным в выгораживании взяточника.

Однако же, по твёрдому мнению Антоненкова, Серов – «стопудово» мздоимец. В этом же ключе рассуждает и депутат думы Братска Эдуард Дёмин, вышедший весной из «Единой России»:

— Провокация?! Да! Была провокация! Брал деньги? Брал! А не бери!!! – цинично и в то же время справедливо заявляет он.

Серова под белы рученьки доставили в Братское СИЗО, затем перевезли в Иркутск. Там он провёл последующие восемь месяцев, до ноября 2011 года. Одной из основных причин, по которой суд принял решение о том, чтобы выпустить экс-мэра под подписку о невыезде, стало появление фамилии Серова в региональном избирательном списке кандидатов в депутаты Госдумы от КПРФ. Там он занимал непочётную и заведомо непроходную пятую строчку.

А сразу после его ареста по Братску прокатилась волна протестов. На митинги в защиту «вымогателя и взяточника» выходили сотни и тысячи горожан, утверждавших, что «всё подстава и спланированная акция». Пикеты накрыли всю Иркутскую область. О случившемся глава обкома КПРФ и депутат Госдумы Сергей Левченко проинформировал Геннадия Зюганова, Зюганов поставил в известность Медведева. И сами братчане завалили письмами-обращениями-жалобами многие десятки инстанций. Ничего не помогало. Суд то и дело отказывал Серову в удовлетворении его ходатайств.

А коммунисты тем временем активно активно использовали факт «незаконного, кровожадного ареста» мэра в свою пользу. Бесплатный пиар – он ещё ни разу никому не повредил.

Самое интересное, однако, случилось на второй день после ареста мэра Братска. Он собственноручно написал в адрес депутатов городской думы заявление об отставке. Адвокат Серова, который позднее погиб при чрезвычайно загадочных обстоятельствах, проводил несколько странную политику. Он словно целенаправленно работал против подзащитного. В частности, адвокат лично доставил в думу «отказные» бумаги от Серова.

Позднее бывший мэр обратился с заявлением к председателю думы Братска, в котором в частности, было сказано: «Я считаю, что в отношении меня было сфабриковано уголовное дело за мою принципиальную позицию в отношении ЖКХ нашего города. […] Я в тот момент находился в тяжелейшей психо-травмирующей ситуации. Из прессы я выяснил, что мною среди прочих документов было подписано заявление об отставке и назначению вице-мэра города. Я не считаю те заявления написанными добровольно, законно оформленными, поэтому оба эти заявления ОТЗЫВАЮ.»

Но поезд уже ушёл. Кресло мэра к тому времени в Братске благополучно «распилили».

Яков Тавров

Братский излом: Климов как оплот демократии

 

Предыстория избрания Серова мэром Братска уходит корнями в 2008 год, когда 9 мая близ Байкала разбился вертолёт, на борту которого находились первые лица Иркутской области. В их числе губернатор Игорь Есиповский, который в этот день осматривал с борта воздушного судна территорию будущей особой экономической зоны.

Во всяком случае, такова была официальная версия, в которую поверили, вероятно, только старушки. Эту версию усиленно проталкивали областные чиновники, включая руководство Законодательного собрания. Председатель оного Людмила Берлина со скорбным выражением лица трагичным голосом вещала с экранов о великой потере, о мужественности и трудолюбии губернатора.

Мезенцев пиарится, у единороссов лбы трещат

Адекватная публика в эти сказки дядюшки Римуса верить категорически отказывалась. Вся область гудела о том, что губернатор не настолько дурной, чтобы в День Победы осматривать экономическую зону. И погиб он исключительно во время незаконной охоты с вертолёта. О своей безумной страсти к охоте Есиповский неоднократно рассказывал журналистам.

Власти ничего не оставалось, как только молча принять эту версию (к слову, за откровенное враньё никто из них, включая Людмилу Берлину, извиняться перед населением Приангарья не решился).

На смену Есиповскому Москва прислала Дмитрия Мезенцева. В течение нескольких предшествующих лет он довольно успешно представлял Иркутскую область в Совете Федерации. А на смену Мезенцеву в верхнюю палату Федерального Собрания новый глава региона решил откомандировать мэра Иркутска Владимира Якубовского.

В областном центре замаячили выборы. Региональная власть решила поставить на Сергея Серебренникова, который только три месяца назад был избран на второй срок мэром Братска. Серебренникова выдернули из северного города, но выборы он успешно проиграл ставленнику коммунистов Кондрашову (впрочем, сейчас последний, как все нормальные люди, состоит в рядах «Единой России»).

В самом Братске тоже назначили выборы. Там неожиданно для всех, помимо прочих кандидатов, столкнулись лбами два единоросса. Ни областная власть, ни региональное отделение «Единой России» ситуацию разрулить не сумели. Руководство же Братского филиала «ЕР» пожимало плечами и выступало на этих выборах исключительно в качестве статиста.

Позднее один из местных экспертов комментировал: «Единая Россия» умерла в глазах братчан, когда начала биться сама с собой». На этой протестной волне и прошёл в мэры Александр Серов, исхитрившийся без фальсификаций и админресурса набрать на выборах голосов больше, чем оба представителя «партии власти» вместе взятые.

На Серова незамедлительно начали оказывать давление. Чиновники Серого дома однозначно указывали ему на необходимость сменить политические ориентиры и перейти в стан «ЕР». Как это сделали тот же коммунист Кондрашов в Иркутске или справоросс Владимир Ташкинов в Усть-Илимске. Серов стоял на своих позициях, а ему намекали на высокую вероятность скорых проблем.

Из физкультурников – в князи

Братские единороссы – не из числа инфантильных граждан, у коих каша во рту стынет, поэтому события после изоляции Серова развивались стремительно. В кратчайшее время местные депутаты при полнейшем одобрении региональной власти вдребезги разбили устоявшуюся систему городского управления. Дума Братска, списочный состав которой на 70% состоит из единороссов, внесла в Устав города поправки, отменяющие прямые выборы мэра.

А чтобы этим деяниям придать видимость легитимности и всеобщего одобрямса, были проведены общественные слушания, на которых большинство участников проголосовали за отмену выборов мэра и введение института сити-менеджера. Самый большой в городе концертный зал «Братск-АРТ», рассчитанный на тысячу зрителей, был в этот день переполнен. Ещё за час до начала мероприятия у регистраторов закончились карточки, дающие право голосовать.

В Интернете тем временем появилась информация о том, что в каждое подразделение администрации города поступило негласное распоряжение привести на слушания некое количество подчинённых.

Собравшимся подробно разъяснили суть вносимых в Устав изменений. Согласно им, выборы мэра отменяются. Главой города станет председатель городской думы, а хозяйством займется сити-менеджер. Самым весомым аргументом в пользу отмены выборов стало то, что «тратить на них деньги — расточительство». В конечном счёте, около семисот человек проголосовали за отмену прямых выборов мэра, и только 179 — против.

Скоро в городе появилась двуглавая власть. Председатель думы Константин Климов стал ещё и мэром, а журналист Александр Туйков — депутат по округу № 13 — главой администрации. Наблюдатели сразу отметили шаткость позиций новых градоначальников. В первую очередь это было обусловлено стойкой ненавистью к новым правителям со стороны населения. Народ категорически отказывался воспринимать всерьёз «захватчиков», «оккупантов» и «бандитов».

В ночь перед так называемыми общественными слушаниями в городе случился акт экстремизма, который правильнее было бы назвать терактом. Неизвестные забросили в окно офиса Братского отделения «Единой России» бутылки с зажигательной смесью. Начался сильный пожар, в котором только чудом никто не пострадал. Офис «партии власти» находится на первом этаже жилой многоэтажки. Людей успели эвакуировать.

Поджигателей взяли с поличным через несколько дней во время их «похода» на одну из местных типографий. У троих задержанных молодых людей были изъяты средства для организации очередного пожара. В начале апреля 2012 года над ними начался судебный процесс.

Политический пожар

А в коридорах братской власти недолго музыка играла. В сентябре город заполыхал – в местных лесопарках как по мановению волшебной палочки ежедневно возникало несколько очагов пожаров. Братск устроен весьма своеобразно: он состоит из нескольких районов, удалённых друг от друга на километры и разделенных лесными делянками. Пожары возникали из ниоткуда один за другим, а специалисты ломали голову над тем, что происходит.

250 тысяч человек — всё население Братска — на две недели оказались в плену дыма и копоти. Люди жаловались на удушение, головные и желудочные боли. Городских школьников отправили на дополнительные каникулы. Самые мобильные сгребли детишек и уехали куда подальше. До лучших времён. Когда в городе горели десятки гектаров леса, чиновники как могли успокаивали народ: ситуация под контролем, волноваться не о чем и завтра от дыма и огня не останется и следа. Власть стремилась во что бы то ни стало самостоятельно справиться с проблемой и шума не поднимала. А пожары между тем тушили только 12 человек.

Региональная власть старательно блокировала поступление «наверх» информации о задыхающемся в дыму городе. В конечном счёте, на выручку жителям Братска пришёл самый известный твиттерчанин, а тогда ещё и президент, Дмитрий Медведев. В лихие девяностые он входил в состав совета директоров группы компаний «Илим», владеющей Братским лесопромышленным комплексом. Будущему президенту неоднократно доводилось бывать в Братске, и не исключено, именно это стало одной из причин его повышенного внимания к ситуации в городе.

А горожане тем временем дозвонились до МЧС. Тогдашний глава ведомства Сергей Шойгу заявил, что ситуацию в Братске можно запросто исправить с помощью садовых леек или и вовсе затоптать огонь ногами. Метафору министра городские власти поняли буквально и отправили в горящий лес сотни работников местных предприятий. Их отчего-то назвали «добровольцами». Каждому выдали лопаты и вёдра.

А Медведев заявил, что власть должна сделать «определённые оргвыводы». Губернатор Дмитрий Мезенцев, спешно вылетевший в Братск после нагоняя от Медведева, потребовал от исполняющего обязанности главы администрации города Александра Туйкова написать заявление об отставке «по собственному желанию». Народ стал довольно потирать руки. Мол, как захватил Туйков власть, так её и потерял. Вскоре экс-депутат и экс-сити-менеджер вышел из рядов «Единой России».

А городские леса тут же заполыхали еще сильнее. И в регионе заговорили о заговоре. Первым в мании преследования признался мэр города Константин Климов. В одном из интервью он заявил, что видит в разгуле огня в первую очередь политическую подоплеку. По его словам, город специально поджигают по периметру, словно по заранее выверенному плану.

И тут же объявил о том, что за информацию о поджигателях всякий может получить сто тысяч рублей. Из каких средств, кого именно и за что собирался премировать мэр — непонятно. Полицейские пачками задерживали поджигателей – бомжей, выпивох и школьников, но политической составляющей в их действиях не усмотрели.

Руководители Братского отделения «»партии власти» в приватных беседах обвиняли в происходящем коммунистов, которые якобы мстили за посадку Серова.

Между тем, пожары в Братске всё-таки потушили. Для этого в помощь группе из 12 пожарных привлекли ещё несколько тысяч служащих МЧС. Сначала из пределов региона, а потом и со всей Сибири. Им выделили вертолеты, самый мощный в мире пожарный самолет Ил-76, сотни единиц наземной техники.

Продолжение следует.

Яков Тавров

источник: http://newsbabr.com/?IDE=107080

 

5 комментариев на “Про Братск и братскую власть — мнение иркутского журналиста Якова Таврова”

  • ё-маё:

    поверхностный бред лунатика. это не удивительно если он доверяет информации антонненкова… лучше бы потрудился приехал да опросил сам соседей экс-мэра. очередное бульварное чтиво..

    [Ответить]

  • Лена:

    Преступные элементы проникли во все парламентские партии,особенно в КПРФ и ЕР.Но это же не означает,что все партии состоят из одних бандитов.Что все делаю акцент на ЛДПР,там же разные люди! =)

    [Ответить]

  • Лена:

    Депутат Вадим Моляков например был членом Единой России,но об этом молчат!А что Виктор Загородников был членом ЛДПР все СМИ подчеркивают!

    [Ответить]

  • лиза:

    люди должны быть политически активны и грамотны.раньше на каждой улице стоял храм, а сейчас это место заняли депутаты.хотя бы не пошли никто на выборы, и то проявили бы свое отношение к власти.

    [Ответить]

  • диктатор:

    Можно долго спорить и искать правду! Но правда у всех своя!Но я знаю точно.Нынешьняя власть ворует не меньше!

    [Ответить]

Оставить комментарий