Опросы
Извините, в настоящее время нет доступных опросов.
Август 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  
Архивы

Воздушная угроза: дроны-камикадзе нанесли удар по НПЗ в Новошахтинске

«Военное обозрение»

Автор: Виктор Бирюков

 

 

22 июня два украинских БПЛА вошли в воздушное пространство России и нанесли удар по Новошахтинскому нефтеперерабатывающему заводу в Ростовской области. На многочисленных видео можно увидеть, как один из беспилотников производит удар, врезавшись в теплообменник, после чего происходит взрыв. Таким образом, становится очевидным, что воздушная угроза со стороны украинских БПЛА для российского неба не теоретическая, а вполне реальная.

Что произошло?

Новошахтинский нефтезавод атаковали два украинских беспилотника, удары были нанесены с разницей в 40 минут. Первый удар БПЛА был зафиксирован в 08:40, произошло попадание по технологическому оборудованию установки по переработке нефти. В результате произошел взрыв. Пожар распространился на площади 50 квадратных метров. Второй удар произошел в 09:23, он пришелся на объекты резервуарного парка сырой нефти – оборудование резервуарного парка получило механические повреждения, но не загорелось.

Относительно типа БПЛА, который был задействован в воздушной атаке, поначалу были предположения, что это был турецкий «Байрактар», однако впоследствии губернатор Ростовской области Василий Голубев заявил, что речь все же идет о беспилотниках украинского производства.

Что это может быть за беспилотник? Некоторые блогеры предположили, что речь может идти о беспилотнике UKR SPEC Systems PD-1 (People’s Drone PD-1), разработанном в 2014 году. По данным разработчика, размах крыла данного БПЛА составляет 3,2 метра, максимальная взлетная масса – 33 кг, включая 8 кг полезной нагрузки. Запас топлива позволяет выполнять полеты продолжительностью более 10 часов. Стоимость аппарата составляет около 150 000 долларов.

Однако PD-1 принимает команды и передает данные телеметрии по зашифрованному каналу передачи данных на расстояние до 95 километров, в то время как ближайшая к Новошахтинску территория, контролируемая украинскими военными, отдалена от завода на 160–180 километров. Поэтому с высокой вероятностью речь идет о PD-2, который является модернизированной версией БПЛА PD-1. Дальность канала передачи данных на этой машине составляет 220 километров – этого как раз достаточно для того, чтобы оператор, находящийся на подконтрольной Украине территории, мог провести атаку.

Как украинский беспилотник оказался возле Новошахтинска и почему бездействовало ПВО?

Ведь, как уже было сказано выше, ближайшая подконтрольная ВСУ территория находится на достаточно большом расстоянии от Ростовской области – как минимум 160 километров, а это означает, что украинский БПЛА спокойно пролетел через ЛНР или ДНР и залетел на территорию России. И в этом нет ничего фантастичного – легкие БПЛА, тот же Bayraktar ТВ2 при работе по переднему краю системы ПВО могут идти на низкой высоте, оставаясь не обнаруживаемыми для большого числа РЛС 3PK.

Кроме того, беспилотники могли спокойно пролететь вне видимости ПВО, предварительно получив данные спутниковой и радиоэлектронной разведки и попросту облетая опасные зоны. Подробнее о том, как это происходит, написал боец 14-го БТрО НМ ЛНР «Призрак» Андрей Морозов.

«Союзники Украины не просто так регулярно облетают регион своими «Глобал Хоками» (имеются в виду стратегические БПЛА RQ-4 Global Hawk – Прим. авт.), которые занимаются радиоэлектронной разведкой. В сочетании со спутниковой разведкой эти данные дают им каждый раз карту расположения активно работающих российских комплексов ПВО.
У каждого самолёта, в том числе и беспилотника любого размера, есть такой важный технический параметр, как «эффективная площадь рассеивания» или ЭПР. Имеется в виду рассеивание сигналов радиолокаторов ПВО. Величина эта определяет, на какой дистанции какой комплекс ПВО сможет засечь данный аппарат. Чем больше в конструкции радиопрозрачных материалов, тем меньше ЭПР, тем ближе аппарату надо подлететь к комплексу ПВО для того, чтобы быть засечённым.
Сколько ни обсуждали наши «военные эксперты» «Байрактары», а вот вопрос его фронтального ЭПР никто даже не рассматривал. Установив, где и какие именно российские комплексы ПВО находятся, противнику, путём испытаний заметности «Байрактаров» на схожем оборудовании, доставшемся от СССР, не составляет труда определить, где именно расположение средств ПВО и рельеф местности оставляют «мёртвые зоны» для прохода на малой высоте в наш тыл беспилотника».

Для того чтобы избежать подобных инцидентов необходимо обеспечить противодронной защитой все стратегические объекты особенно в областях, граничащих с Украиной. Но это не даст гарантий того, что украинские беспилотники не смогут попасть на территорию России.

О недостатках ПВО в противостоянии с БПЛА я уже неоднократно писал, могу лишь еще раз отметить, что создание эшелонированной обороны вокруг стратегических объектов создаст очаговую, а не фронтовую защиту, т. к. контролировать все воздушное пространство невозможно.

Угроза украинских БПЛА для воздушного пространства РФ реальна

ВСУ продемонстрировали, что могут успешно наносить удары по объектам российской инфраструктуры на территории РФ, и недооценивать воздушную угрозу со стороны украинских беспилотников явно не стоит. Не исключено, что за этой атакой в ближайшее время последуют другие.

Новошахтинский нефтеперерабатывающий завод – единственное предприятие в регионе, которое производит бензин, мазут, судовое, дизельное и печное топливо, поэтому цель для удара Украиной была выбрана не случайно. ВСУ не в первый раз наносят удары именно по топливной инфраструктуре России, стоит вспомнить атаки на нефтебазу в Белгороде и Брянской области, и есть опасения, что эта тенденция продолжится.

Тем, кто считает, что беспилотники неэффективны и «достаточно простая цель», хотелось бы напомнить, что ВС РФ бьют по украинским объектам топливной инфраструктуры ракетами «Калибр» стоимостью больше 6 миллионов долларов, в то время как ВСУ нанесли удар по Новошахтинскому НПЗ с беспилотника, стоимость которого составляет 150 тысяч долларов. Т. е. с точки зрения соотношения цена/эффект атаки с БПЛА выглядят более практичными.

Конечно, производить атаку с беспилотника сложнее, чем просто запускать ракету по цели, так как требуются дополнительная подготовка, но эффект в итоге достигается ровно такой же. Имея данные со спутников, украинские БПЛА смогут входить в воздушное пространство России и пытаться наносить удары по военным и стратегическим объектам.

Ну и в завершение приведу слова сотрудника Академии военных наук Владимира Прохватилова, который в комментарии News.ru рассказал о шагах, которые помогут снизить угрозу со стороны ВСУ для российского приграничья.

«Самое главное, оттеснить войска противника от наших границ на такое расстояние, чтобы они не могли хотя бы с земли обстреливать. Что касается беспилотников, то их эффективность сильно снижена, когда объекты защищены. Боевые объекты просто маскируют.
Что касается нефтеперерабатывающего завода, то его замаскировать невозможно, значит, надо все эти стратегические объекты обеспечить сильной ПВО.
Кроме того, надо все-таки бить по административным центрам Киева. Ответный удар должен быть гораздо более ущербным для противника, чтобы ему было невыгодно бить по нашей территории».

 

Источник: https://topwar.ru

Комментарии запрещены.