Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  
Архивы

Как я не стал кандидатом в депутаты

ЛИЧНОЕ МНЕНИЕ

 

Или почему многие кандидаты стараются избежать сбора подписей в свою поддержку, примкнув к какой-либо из партий? Да потому, что на сборе подписей проще всего найти формальный повод для отказа кандидату в регистрации, ведь в законе, по словам председателя ОИК № 4, важна даже запятая…

За последние несколько дней ко мне поступило более десятка звонков от людей, подписавшихся за мое выдвижение, и они были очень удивлены, не обнаружив меня в списке зарегистрированных кандидатов. И поэтому я решил описать основные моменты ситуации, в которой я сегодня нахожусь, скажем так, в подвешенном состоянии. К сожалению, вынужден констатировать, что закон таков, что избиратель не имеет право подать иск в отношении избирательной комиссии, отказавшей их кандидату в регистрации, и таким образом отстоять, с их точки зрения, свои права. Конкретный пример: трое братчан, подписавшихся за мое выдвижение, в начале августа подали в суд иски в отношении  ОИК №4, но им было судом  отказано примерно с такой формулировкой: «В соответствии с ч. 1 ст. 220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу на основании  того, что граждане не обладают правом обращения в суд с требованием  на оспаривание решения избирательной комиссии об отказе в регистрации кандидата». Я тоже 5 августа подал в суд, но на заседании 8 августа Братский городской суд вынес решение об отказе мне в исковом требовании.

Итак, начинаю свое повествование. Решение об отказе в регистрации меня как кандидата было принято после проверки рабочей группой подписных листов. Причем проверки, как я считаю, проведенной с грубыми нарушениями закона.

Когда избирательная комиссия должна приглашать кандидата на проверку подписных листов? В самом начале проверки, или на выдачу уже готового итогового протокола, без участия в проверке кандидата или его уполномоченного лица?

В законе конкретно не прописано, когда избирком должен приглашать кандидата — то ли в начале, то ли в конце, и получается, что тут закон как дышло — куда повернешь, туда и вышло. То есть комиссия может трактовать этот закон по-своему, а кандидат — по-своему. Так где же тут золотая середина и кто из нас прав?

Признаюсь, с самого начала избирательного процесса я интуитивно чувствовал, что что-то идет не так. В Окружной избирательной комиссии никак не хотели помочь мне в моей просьбе предоставить образец заполнения бланка подписного листа, сказали: «Мы не обязаны вас консультировать, мы должны только принимать документы от кандидатов и все». В декабре 2011 года мне уже приходилось участвовать кандидатом в выборах по 13 одномандатному избирательному округу и, как мне рассказывали члены «Голоса Братска», которые в качестве моих доверенных лиц участвовали в сборе подписей за мое выдвижение, сам председатель ТИК Елена Владимировна Московских своей рукой заполнила образец бланка подписного листа.  И тогда мои соратники без проблем собрали необходимое количество подписей за мое выдвижение. Жаль, что этот образец не сохранился, да и разве я думал, что если мне снова придется участвовать в выборах, то избирком не окажет мне консультативную помощь в правильности сбора первого пакета документов? Я был уверен, что избирком поможет, а все упомнить и сохранить в своем мозгу, наверное, в принципе невозможно, тем более, что с того времени прошло уже больше чем два с половиной года. К председателю ТИК Е.В. Московских я в июле этого года обращался, но в связи с загруженностью территориальной избирательной комиссии по подготовке выборов мэра, она ответила, что по всем вопросам одномандатники должны обращаться в окружные комиссии, а вот что мне ответили по этому поводу в ОИК: «Мы не обязаны консультировать». Позвольте, робко подумал я, а за что же вам в таком случае платят бюджетные деньги? Хотелось мне им тогда сказать об этом, но, в тот раз я не стал накалять обстановку и промолчал.

Действительно, с  самого начала нами была допущена ошибка, мой помощник взялся один за сбор подписей, то есть и сбор подписей и правильность оформления подписных листов — все нам нем, правда, перед этим я обратился к знакомому юристу с просьбой о  помощи в юридическом сопровождении и контроле правильности заполнения первоначального пакета документов  на регистрацию, в том числе и подписных листов. В общем, и помощник, и юрист, а в конечном итоге и я сам просмотрели, что в адресе избирателя нужно в обязательном порядке указывать Регион (Иркутская область). Нарушение? Да, нарушение, но не указание региона в адресе места жительства гражданина на его идентификацию в принципе не влияет, потому как другого города Братска нет не только в Иркутской области, но и во всей  России. Ладно, ошибка уже совершена, и это по сути хоть и недавняя, но уже вроде как история отдельно взятого кандидата в депутаты, а историю, как известно, изменить никак нельзя.

Председатель ОИК на заседании 2 августа мне выговаривала, что если я такой поборник закона, то почему же сам нарушаю закон? Отвечу: нарушил по незнанию, по причине не информированности, можно сказать — и по недоразумению. Сразу же после этого высказывания председателя в моих мыслях возник вопрос:  а члены избирательной комиссии № 4 нарушили закон или нет?..

Из решения Братского городского суда, цитирую: «Доводы заявителя Касищева В.А. о том, что фактически проверка была проведена в его отсутствие, являются несостоятельными, так как им не оспаривается, что он принимал участие при оглашении протокола проверки.  При этом несоответствие указания времени проведения проверки и явки Касищева В.А. в окружную избирательную комиссию, не являются достаточным основанием для удовлетворения заявления Касищева В.А.  и не может признано судом обстоятельством, свидетельствующим о нарушении его прав, поскольку характер выявленных нарушений в подписных листах говорит о неполноте  содержавшихся  в подписных листах сведениях, а не о их исправлениях; кроме того, в подписные листы, представленные в избирательную комиссию, не могут внесены изменения, следовательно, Касищев В.А. не имел возможности устранить допущенные нарушения».

Да, действительно, если брать в расчет 30 июля — день выдачи мне итогового протокола, я бы, конечно, не успел по новой собрать все документы на регистрацию. Но если брать с момента начала проверки, а именно 26 июля, то у меня еще было время на это. Но, как я уже отметил, в законе конкретно не сказано, на какой стадии проверки кандидат должен быть приглашен на проверку, я же считаю, что именно на начало проверки, но о начале проверки 26 июля я не был уведомлен, а уж тем более, не был на нее приглашен, и тем самым, я считаю, избирательная комиссия нарушила мои права и лишила меня шанса на исправление ошибки, а именно — по новой собрать все документы на регистрацию и заново собрать подписи.

Теперь я выскажу свое личное мнение в отношении  отказа  судом  мне в удовлетворении иска к ОИК:

— Исходя из мотивировки судебного решения выходит, что суд  допускает, что я не присутствовал  в ОИК при  проведении проверки подписных листов, но считает достаточным основанием  мне в отказе потому, что я был при оглашении итогового протокола. А как же в таком случае быть с законом, где сказано, что любой кандидат имеет право присутствовать при проверке подписных листов? Там же не сказано, что оглашение итогового протокола и проверка подписных листов — является одной и той же процедурой… В таком случае, для проведения некой аналогии, можно поставить чисто гипотетический вопрос: На гражданских судебных заседаниях обязательно ли присутствие истцов и ответчиков? А может, послать к чертям все эти лишние формальности — огласили решение суда сторонам без их участия в судебном процессе, и все норм?  И тут возникает еще вопросик: а в этом случае, — это будет достаточным основанием дня вынесения судебного решения?  Я не юрист, но думаю, что не будет, истец или ответчик могут, как мне кажется,  по объективным причинам не присутствовать на судебном заседании, но в таких случаях они, наверное, должны написать письменное обращение к суду о том, что их дело может быть рассмотрено без их участия, и решение по делу так же может приниматься  в их отсутствие, мне почему-то кажется, что примерно так и должно быть.

В общем, с  решением Братского городского суда от 8 августа 2014года я не согласился и поэтому 15 августа  подал  апелляционную жалобу в Иркутский областной суд.

Некоторые подробности из зала суда:

Председатель ОИК №4 Ахмарова пояснила в суде: «26 июня 2014 года мною была проведена проверка подписных листов на предмет соответствия количества подписей избирателей и заполнения адреса их места жительства». Отсюда у меня возникает вопрос: почему Ахмарова меня не пригласила на проверку? Ведь она, как профессионал в выборном процессе, наверняка заметила ошибку в заполнении адресов избирателей, где не указан был регион, неужели она этого не заметила? Думаю, что заметила, но, по не понятным для меня причинам, наверное, решила протянуть резину, тем самым лишив меня даже малейшего шанса по новой собрать документы. Ведь ОИК №4, как я считаю,  еще 26 июля могла составить и выдать мне протокол с признанием подписей избирателей недействительными на основании неправильного заполнения в подписных листах графы «Адрес местожительства»,  а 28 июля, через 2 дня, согласно закона,  на заседании избирательной комиссии за это нарушение мне бы отказали в регистрации, в этом случае у меня было бы время по новой собрать все документы для регистрации, и в том числе собрать подписи, но меня лишили такой возможности. Так  могла ОИК это сделать или нет? Я думаю что могла, но почему-то не захотела. А в суде председатель ОИК Ахмарова  давала противоречивые, а по сути – неправдивые и путанные пояснения, касающиеся меня, кандидата Касищева, что позволяет мне предположить, что все действия Ахмаровой  не являются спонтанными, ведь я не присутствовал на проверке подписных листов 30 июля. Зачем же тогда Ахмаровой понадобилось вводить суд в заблуждение, утверждая, что я присутствовал при проверке? Наверное, в этом есть какой-то смысл для Ахмаровой.  Выдержки из судебного протокола,  Ахмарова:

30 июля 2014 года была созвана рабочая группа в 15-00 часов, и в присутствии Касищева В.А. была произведена проверка подписных листов, в ходе которой были выявлены нарушения, после чего Касищеву В.А. был объявлен и выдан на руки итоговый протокол, предоставлена ведомость проверки подписных листов, а также он был извещен о дате заседания окружной избирательной комиссии, которое состоялось 02.08.2014.

После этого она же говорит:

Проверка была начата в 15 часов 15 минут без Касищева В.А., но заканчивалась она в 16 часов 15 минут уже с участием кандидата Касищева В.А., который присутствовал при подписании итогового протокола.

В ходе судебного заседания я задавал вопросы Ахмаровой, которая, запутавшись в своих фантазиях, вынуждена была практически признаться, что ранее она давала неверные сведения, утверждая, что я якобы присутствовал при проверке подписей. Правда, по каким-то причинам, судья путанные показания Ахмаровой не приняла во внимание, может, посчитала, что выдумка, касающаяся моего якобы присутствия на проверке подписных листов, не имеет прямого отношения к делу.

В дальнейших пояснениях Т.А. Ахмаровой есть и еще одна интересная подробность: «30.07.2014 года в 15.00 была создана рабочая группа и началась проверка подписных листов. Касищев В.А. еще не присутствовал, это происходило формально – мы только достали подписные листы, их проверить можно за две минуты. В 16.00 пришел Касищев В.А. и проверка была окончена в 16.15. Точное время начала проверки не имеет значения, поскольку рабочая группа перечитывала законы».

Как видите, друзья, в пояснениях  Ахмаровой Т.А. сплошные противоречия. Кстати, на заседании комиссии 2 августа, когда юрист избиркома зачитывала  данные по проверке меня как кандидата, в ее речи проскользнула одна интересная деталь, а именно: по утверждению избиркома, ОИК не получила подтверждения на запрос о моем образовании из того учебного учреждения, которое я заканчивал, и это, по сути, тоже, как мне кажется, может являться формальным основанием для отказа в регистрации, ведь это можно интерпретировать как «предоставление кандидатом недостоверных сведений о себе». Однако, хочу заметить, что в октябре 2011 года подтверждение моего диплома было почему-то получено, ведь я тогда тоже проходил проверку как кандидат, а в 2014 году подтверждение о моем образовании по какой-то причине не было получено ОИК. В чем же дело, может, мое учебное учреждение закрылось? Или все его работники ушли в отпуск? А может, сгорел архив?…  Правда, комиссия мне это не поставила в качестве нарушения, наверное, сочла это перебором или оставила про запас, да ведь и признание всех подписных листов недействительными настолько серьезно, что какой-то диплом, не имеющий подтверждения, по сути, сущий пустяк!  Но формально, наверное, отсутствие подтверждения хотя бы одного из документов, представленных мною в ОИК, можно признать и нарушением, если в законе, как сказала председатель ОИК, важна даже запятая. На основании таких «запятых», как я думаю, всегда можно найти какие-то нарушения.

И еще, как я думаю, если для снятия конкретного кандидата с выборов даже из-за допущенного им нарушения предвыборного законодательства, некоторые члены избирательной комиссии могут  в суде свои вымыслы выдавать за правду, то совсем нетрудно представить себе такую ситуацию, когда кто-нибудь из них может приложить усилия для еще более серьезного проступка, например, фальсификации. А я даже не знаю, как еще назвать то, что даже в суде было фактически доказано, исходя из временных рамок составления итогового протокола проверки подписей: Ахмарова перед судьей в своих пояснениях сначала утверждает, что 30 июля проверка была начата в 15-00 в моем присутствии, потом – что проверка была начата в 15-15 без меня, то есть фальшивые высказывания  из уст Ахмаровой исходят даже в зале суда. Но, к сожалению, в суде сочли неважными противоречивые показания Ахмаровой и отчасти юриста ОИК, которая на мой вопрос: «Во сколько по времени была начата проверка подписных листов кандидата Касищева 30 июля?» ответила: «30.07.2014 г., точное время начала проверки сказать не могу, поскольку не помню».

Какая-то память у юриста комиссии  избирательная — пришла на судебное заседание по поводу конкретного факта и не помнит, когда начали проводить проверку, а ведомость заседания рабочей группы на что? Там время должно быть точно указано, неужели она на заседание суда не взяла эту ведомость? Думаю, что юрист перестраховалась, не назвав время проведения проверки подписных листов, а сейчас я не могу исключать, что эти люди  могут задним числом и ведомость переписать или еще что-нибудь в этом роде нахимичить. Хотя чего еще химичить-то: протокол составлен в 15-15, а проверка, по словам той же Ахмаровой, закончилась в 16.15. Как составить итоговый протокол заседания в начале заседания – это известно только ОИК №4.

 

P.S. На время написания данной статьи решение суда еще не вступило в законную силу, и у меня еще оставалась надежда, что апелляционная инстанция суда обратит внимание на все «выкрутасы» с показаниями ответственных работников  избирательной комиссии и восстановит справедливость, ибо кое-кто из участников этого процесса, включая и одного из членов избирательной комиссии, при общении говорили, что считают этот повод для отказа в регистрации чисто формальным. Но, к сожалению, 20 августа 2014 г. судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда оставила решение Братского городского суда  без изменений, а мою апелляционную жалобу — без удовлетворения…

ВИКТОР КАСИЩЕВ.

Оставить комментарий