Опросы
Извините, в настоящее время нет доступных опросов.
Июнь 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Архивы

Перемирия не будет: СВО будет продолжаться годами

«Военное обозрение»

Автор: Виктор Бирюков (Луганск)

 

 

 

С начала специальной военной операции прошло уже 570 дней, однако на горизонте на данный момент не просматривается никаких признаков ее завершения. Ни официальные лица, ни аналитики, не могут сказать, сколько еще продлятся боевые действия, которые носят позиционный характер, без серьезных продвижений. Недавно министр обороны РФ Сергей Шойгу заявил, что ВС РФ на данный момент держат активную оборону, цель которой выбивать технику и личный состав противника.

«Мы продолжаем выбивать технику, личный состав, тех, кто который месяц продолжают наступление. Мы пережили, прошли уже весеннюю, летнюю кампании, и сейчас уже осенняя кампания. Войска занимаются тем, что держат активную оборону на нужных и необходимых направлениях, где-то она сложнее, где-то она проще».

Уже неоднократно говорилось о том, что ситуация в зоне СВО напоминает «позиционный тупик», который образовался на всех фронтах Первой мировой войны по причине того, что оборона в боевом отношении оказалась эффективнее наступления. Участник Великой войны, русский офицер Константин Попов в своих мемуарах «Воспоминания кавказского гренадера» писал, что не может понять, «как можно взять позицию, обнесенную проволочными заграждениями, защищаемую не деморализованными частями противника, обладающего превосходной артиллерией»*.

Приблизительно в этой же ситуации оказались и стороны военного конфликта на Украине. И ВС РФ, и ВСУ достаточно неплохо обороняются, однако крайне скверно наступают. А учитывая, что России не удалось завоевать превосходство в воздухе, что является одним из залогов победы в современной войне, не очень ясно, какое средство командование ВС РФ может предложить для преодоления безысходности позиционного тупика.

Вопросы, связанные с позиционным тупиком и дальнейшим развитием военной операции на Украине, и рассмотрим в данном материале.

Длительный военный конфликт вместо заморозки

В одном из своих предыдущих материалов (см. «Боевые действия на протяжении нескольких лет или заморозка конфликта осенью – что западные СМИ пишут о военной операции на Украине») автор уже отмечал, что существует два возможных сценария развития ситуации на Украине. Первый предусматривает заморозку военного конфликта осенью этого года, второй – продолжение боевых действий в текущем формате на протяжении еще длительного времени.

Судя по всему, на данный момент более вероятен второй сценарий. Об этом говорит ряд косвенных признаков.

Во-первых, из заявлений различных политиков следует, что по поводу временного перемирия или заморозки конфликта никакого компромисса на данный момент нет. Украинские политики наперебой делают заявления, исключающие подобный сценарий. В частности, начальник украинского ГУР Кирилл Буданов недавно заявил, что

«боевые действия будут продолжаться в том или ином виде. В холоде, сырости и грязи сражаться сложнее. Но боевые действия продолжатся – контрнаступление продолжится».

К заявлениям политиков, тем более украинских, конечно, следует относиться с недоверием, т. к. при изменении политической ситуации они могут резко поменять свое мнение и «забыть» предыдущие заявления. Тем не менее на сегодняшний день их агрессивная риторика не меняется. Даже оптимистичный президент Турции Эрдоган, который пытается выполнять роль посредника между Россией и Западом (преследуя свои цели), после встречи с Владимиром Путиным заявил, что «перспектив достижения мира на Украине на горизонте не просматривается».

Во-вторых, пока что нет признаков того, что коллективный Запад ослабит поддержку Украины. Да, американцы и их европейские союзники оказывают Киеву ограниченную поддержку, выполняя далеко не все хотелки украинского политического руководства, однако по-прежнему регулярно снабжают ВСУ современной техникой, снарядами, боеприпасами, оружием и беспилотниками. И пока что этот поток не уменьшается.

По этой причине говорить о вероятной заморозке конфликта или временном перемирии, в котором, как уже отмечал автор, в той или иной степени нуждаются обе стороны, не приходится. По крайней мере, в ближайшее время. А значит – боевые действия будут продолжаться в текущем формате.

Есть ли выход из позиционного тупика?

В последнее время многие пишут о провале украинского контрнаступления и ищут причины этого. Издание Financial Times (FT), в частности, пишет, что одной из причин провала стала недостаточность подготовки военных ВСУ на Западе. Не вызывает сомнения, что несмотря на незначительное продвижение украинских войск на некоторых направлениях (например, переход под контроль ВСУ села Работино на Ореховском участке), глобально их контрнаступление действительно провалилось.

Однако причина этого кроется не только и не столько в плохой подготовке солдат ВСУ – честно говоря, по мнению автора, многие эксперты вообще переоценивают роль этой подготовки и возможности инструкторов НАТО, большинство из которых никогда реально не участвовали в военных действиях а, как уже было сказано выше – в позиционном тупике, в котором оказались стороны конфликта.

Штурмовые бронегруппы нарываются на минные поля и расстреливаются из артиллерии, огонь из которой корректируется с БПЛА. Когда-то подобное случалось и с бойцами ВС РФ, когда они неудачно пытались наступать под Угледаром, теперь это постоянно происходит с бойцами ВСУ на том же Запорожском направлении, что еще раз подтверждает тезис о том, что стороны конфликта хорошо обороняются, но плохо атакуют. А это является очевидным признаком того самого позиционного тупика.

На данный момент ни у кого нет ответа на вопрос – как выйти из позиционного тупика? Нет ответа на этот вопрос и у автора.

Ожидания, что ВСУ вот-вот «истощатся», представляются наивными, поскольку мобилизационный потенциал Украины еще полностью не исчерпан, а усиление мобилизационных мероприятий на Украине практически неизбежно приведет к новым мобилизационным мероприятиям в России.

Не секрет, что многие опасаются новой волны мобилизации в РФ – особенно ее остерегаются на Донбассе, поскольку на многих промышленных предприятиях и шахтах сейчас некому работать, там критическая нехватка кадров, и еще одна мобилизация наверняка приведет к закрытию большей части предприятий. Некогда промышленный регион может остаться без своих заводов и шахт. О проблеме с кадрами в ЛНР и ДНР предпочитают умалчивать, поскольку уже сейчас возникают вопросы о будущем оказавшихся в сложной ситуации предприятий региона.

Сложно однозначно сказать, будет ли новая волна мобилизации в ближайшие недели (официальные лица ее опровергают, однако прошлой осенью возможную мобилизацию они также опровергали, а она состоялась), однако, как автор уже отмечал в предыдущих материалах, если новые волны мобилизации и будут, то проходить они будут не для ротации – ее, как сказал председатель комитета Госдумы по обороне Андрей Картаполов, не будет до конца СВО – или подготовки к наступлению, а для пополнения частично обескровленных боевыми действиями подразделений.

Вопрос выхода из позиционного тупика и возможности масштабного наступления Российской армии упирается не в количество людей, а в материально-технические возможности – нехватка снарядов ощущается на всех направлениях (иногда лимиты на суточное использование совсем жесткие), есть серьезные проблемы с контрбатарейной борьбой (большая часть ствольной артиллерии не соответствует современным требованиям), наблюдается нехватка дронов, имеются проблемы с управлением и связью. Именно по этим причинам вариант «наступательной мобилизации» маловероятен.

Чем опасен сценарий длительного военного конфликта?

Сценарий длительной войны несет в себе много рисков – это испытание на прочность для народа и государства. Никогда длительные войны не шли на благо ни одной стране, и те, кто говорят об обратном, явно лукавят.

Во-первых, длительная война в стране с отрицательной демографией – это крайне болезненно, если не сказать самоубийственно, для страны. Попытка решения демографического вопроса с помощью завоза большого количества мигрантов из Средней Азии, которые занимают места тех, кто уходит воевать в зону СВО – это не решение проблемы, а ее усугубление, попытка «замены населения».

Во-вторых, длительный военный конфликт – это тяжелое испытание для экономики, которая находится под санкционным давлением. Мы уже наблюдаем существенное падение курса рубля, которое неизбежно вызывает рост цен не только на ввозимые из-за рубежа лекарства, бытовую технику и т. д., но и на продукты питания.

Не стоит забывать и о влиянии санкций на высокотехнологичные отрасли экономики, в частности, на производство электроники – сейчас через «параллельный импорт» в Россию ввозятся компоненты для микроэлектроники, потребность в которых испытывают практически все сферы экономики. Без микроэлектроники не обходятся системы связи, освещение, вентиляция, блоки управления, пылесосы, телевизоры и т. д. Даже формально «отечественные» дроны собираются в основном из импортированных компонентов (либо просто закупаются у Китая, который в последнее время все больше препятствует этому).

То есть экономика РФ зависима от «параллельного импорта», а следовательно и от позиций некоторых государств (Китая, Турции, ОАЭ), через которые этот «параллельный импорт» идет.

В-третьих, стоит отметить и сложное международное положение, в котором оказалась Россия. Некоторые государства не присоединились к антироссийским санкциям и заняли нейтральную позицию, однако и помогать России они явно не спешат. Запад, несмотря на все трения некоторых европейских государств друг с другом и США, тем не менее старается выступать «единым фронтом», как коалиция, у России же такой коалиции нет.

БРИКС такой коалицией назвать нельзя, это очевидно, хотя бы по той причине, что президент РФ Владимир Путин даже не смог лично посетить саммит этой организации, поскольку ЮАР, где проходил саммит, связана Римским статутом (устав Международного уголовного суда), а МУС выдал ордер на арест Владимира Путина. В связи с ордером МУС вице-президент ЮАР Пол Машатиле заявлял, что Южно-Африканская Республика «была бы счастлива», если бы Владимир Путин отменил визит. О каком союзничестве и коалиции в таком случае может идти речь?

Что дальше?

Бывший командир батальона «Восток», а ныне замглавы Росгвардии ДНР Александр Ходаковский недавно написал:

«Легко списывать всё на западную помощь и этим объяснять текущее положение дел на фронте, когда мы начали операцию с целью устранить угрозу на наших рубежах, а сами теперь вынуждены отбиваться. Как будто сунули руку в улей за мёдом, а пчёлы с нами не согласились».

Можно по-разному относиться к личности Ходаковского (которая весьма противоречива), однако с данным высказыванием сложно не согласиться. К сожалению, все негативные прогнозы, которые давались некоторыми аналитиками.

Если в течение осени не произойдет никаких сдвигов относительно заморозки конфликта (а пока, как уже говорилось выше, этот сценарий не просматривается), он будет продолжаться в нынешней конфигурации, в виде войны на истощение, вероятно, до осени 2024 года, когда в США пройдут президентские выборы. Если, конечно, до этого не произойдет каких-то иных серьезных непредвиденных событий.

А далее развитие конфликта уже будет зависеть от того, кто станет новым президентом США и какова будет позиция новой американской администрации.

*См. Попов К. С. Воспоминания кавказского гренадера, 1914–1920: [Сводный 13-й полк Кавказской гренадерской дивизии] – Белград, 1925.

 

Источник: https://topwar.ru

Комментарии запрещены.