Октябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  
Архивы

По уровню преступности Иркутская область заняла четвертое место в России

В редакцию Бабра поступили материалы двух совещаний в Главном управлении МВД России по Иркутской области, посвященных прискорбным итогам деятельности иркутской полиции за семь месяцев 2012 года.

На совещаниях под руководством заместителя начальника ГУ МВД России по Иркутской области И.Г.Самохвалова было установлено, что регион занимает 12 (последнее) место по уровню противодействия криминалу в Сибирском федеральном округе и 80 место по России (4-е с конца).

Интересно при этом, что общее число преступлений, совершенных в регионе, снижается, правда, не такими темпами, как в России и СФО. При этом, однако, совершенно катастрофически возросло количество краж транспортных средств — на 30% по сравнению с 2011 годом. На 60% возросло количество преступлений, совершаемых в состоянии алкогольного опьянения. На 50% — совершенных в общественных местах и на улице.

Резко увеличилось число преступлений, совершенных с применением оружия и имитирующих средств. Выросло количество убийств, квартирных краж, грабежей, случаев мошенничества. Наиболее сложная ситуация — в Тайшетском, Усть-Илимском, Кучугском и Усть-Кутском районах, в городах Иркутске, Братске, Ангарске и Усолье.

На 24% возросло количество преступлений, совершенных уже привлекавшимися к ответственности преступниками. Причиной этого может быть либо то, что находящихся под следствием «прессуют», заставляя сознаваться и в других преступлениях, которые они не совершали, либо отсутствие работы по выявлению «новых» преступников.

Отдельные строчки докладов представляют полицию в настолько жалком свете, что читать без слез их невозможно:

«В ОМВД России по Слюдянскому району из 11 зарегистрированных за неделю преступлений, ни по одному не установлены подозреваемые.»

«Полностью отсутствуют результаты в МО МВД России «Усть-Кутский», «Боханский», ОМВД России по Слюдянскому и Нижнеилимскому районам.»

«Удельный вес оконченных краж транспорта составил лишь 8,5%, что является худшим показателем в СФО.»

«Не принимаются действенные меры по борьбе с организованными формами преступности, преобладающими в совершении хищений автотранспорта. За 7 месяцев 2012 года не раскрыто ни одного преступления, совершенного в составе ОПГ.»

«ОМВД России по Тайшетскому району … не передана информация об открытом хищении денежных средств с применением насилия в отношении сторожа в сумме 2 млн. рублей из банкомата «ТрансКредитБанка», расположенного в здании поликлиники..»

Как пояснил Бабру источник в ГУ МВД по Иркутской области, одной из причин возникновения такой ситуации является крайне неграмотно проведенная «реформа» полиции в регионе.

Так, по данным источника, главный иркутский оперативник Олег Кнаус по какой-то причине настоял на ликвидации отделов розыска транспорта. Функции розыска угнанного транспорта были переданы обычным оперативно-розыскным отделам, которые и без того завалены работой сверх всякой меры. В ситуации, когда на рядовом оперативнике «висит» десяток убийств и пара-тройка угонов, нет никакого сомнения в том, что именно он предпочтет расследовать в первую очередь.

В ходе «реформы» из органов уволили всех опытных сотрудников, достигших пенсионного возраста. В результате даже в уголовном розыске остались лишь молодые сотрудники, не имеющие серьезного опыта.

Кроме того, научно-технический прогресс буквально «подкосил» устоявшуюся десятилетиями систему воровства и розыска транспорта. По словам оперативников, до середины «нулевых» годов рынок угона-розыска автотранспорта был «поделен» между организованной преступностью и полицией, которые сосуществовали на «договорных» условиях. Например, если вдруг угоняли «не ту» машину, то полиция ее могла без проблем вернуть, даже без выплаты традиционной в этих случаях компенсации. Криминал, в свою очередь, способствовал деятельности полиции: так, известны случаи, когда в обмен на отсутствие розыскных мероприятий по некоторым автомобилям, полиции сдавали убийц, которые в криминальном мире проходили по категории «беспредельщиков».

Однако сейчас, особенно в условиях ликвидации отделов розыска транспорта, воровством машин занимаются все, кому не лень. Код-граббер можно купить через Интернет за 10 тысяч рублей, что позволило кинуться в автокриминальный бизнес широкому диапазону законопослушных ранее граждан — от студентов до гастарбайтеров.

Само собой, рынок угона дорогих машин практически не изменился. Но их угоняют в основном для переправки в южные республики, занимаются этим организованные преступные группировки, и бороться с этим пока не способна самая «крутая» полиция. Изменился рынок краж автомобилей для последующего выкупа — причем угонять начали даже относительно недорогие иномарки в диапазоне цены 200-400 тысяч рублей.

Доморощенные грабители даже не утруждают себя разрекламированной в фильмах схемой с «отстойниками» и сложными переговорами с владельцем о выкупе. Украденный автомобиль просто бросается в соседнем дворе, после чего клиенту звонят на мобильный телефон и просят «дотацию». Логика тут простая: полиция все равно не работает, а если автомобиль случайно найдется и без выкупа — можно тут же украсть следующий.

Дошло до того, что злоумышленники украли полицейский автомобиль, закрепленный за МО МВД «Усть-Илимский».

Само собой, вся эта примитивная схема не могла бы существовать, если бы нормально работали оперативники и участковые. Но они существуют где-то в другой реальности — как говорится, по земле они не ходят. В полиции нет системы платных осведомителей, полиция плохо реагирует на сигналы общественности, а главное — работа полиции крайне плохо организована. Во всяком случае, Бабру не удалось найти ни одного иркутянина, который за последние годы видел живьем своего участкового.

Из этих проблем проистекают и другие плохие показатели, упомянутые в начале статьи. Рост преступлений в состоянии алкогольного опьянения, на улице и в других общественных местах — это в первую очередь отвратительная работа патрульно-постовой службы и участковых. В ППС традиционно набираются малограмотные выходцы из сельской местности, только что «откинувшиеся» с дембеля и не страдающие ни особым желанием совершать подвиги на благо общества, ни другими либеральными ценностями. Неоднократно приходилось наблюдать, как патруль ППС в самом центре Иркутска либо разминается пивом в кустах, либо старательно обходит опасные и темные места, с тем, чтобы случайно не попасть в нехорошую историю.

Таким образом, криминальная обстановка в регионе является настолько катастрофической, что для понимания ситуации в Иркутскую область прибывает министр внутренних дел Владимир Колокольцев. Конечно, официальный повод для приезда высокопоставленного полицейского — назначение Андрея Калищука главой ГУ МВД по региону. Но на самом деле все понимают, что один из худших по показателям регионов страны не может не беспокоить федеральный центр.

Источник: http://newsbabr.com/?IDE=108262

Комментарии запрещены.