Опросы
Извините, в настоящее время нет доступных опросов.
Свежие комментарии
Сентябрь 2023
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  
Архивы

Михаил Делягин: Деофшоризация — еще одна прелюдия марлезонского балета

«Свободная пресса»

 

 

 

«Частная собственность священна и неприкосновенна, лишь пока служит обществу»

На фото: российский экономист, публицист и политик Михаил Делягин (Фото: Михаил Терещенко/ТАСС)

 

 

В послании Федеральному Собранию в феврале 2023 года президент Путин одной короткой фразой поручил «правительству и парламенту» подготовить меры по деофшоризации российской экономики, после чего в обширном «философском отступлении» в очередной, уже не поддающийся подсчету раз попытался убедить бежавший от российского рейдерства бизнес, что западное рейдерство будет еще хуже.

Тема деофшоризации настолько навязла в зубах, что многие на нее попросту перестали обращать внимание.

Еще в декабре 2013 года на большой пресс-конференции непосредственно перед украинской катастрофой президент Путин успокаивал, что «деофшоризация не означает создания неблагоприятных условий» для российского бизнеса. В феврале 2014 года в беседе с главой РСПП Шохиным он рассматривал деофшоризацию как инструмент решения проблемы неуплаты налогов, но уже в марте, назвав ее на съезде РСПП «ключевым элементом развития РФ», Путин подчеркивал, что ее цель не в ограничении возможностей использования офшоров, а лишь в прозрачности структуры собственности российских компаний.

В итоге дело свелось к возможности физлиц, контролирующих иностранные компании, снизить свои налоговые обязательства перед Россией до 5 млн.руб. в год.

Правящая и владеющая Россией офшорная аристократия вновь одержала победу.

С началом специальной военной операции значительная часть олигархов и просто российского бизнеса перерегистрировала права собственности на свои компании на территории России. Однако огромная часть частного бизнеса осталась в офшорах, опасаясь России значительно больше, чем ее врагов.

Сохранение офшорной инфраструктуры ведет к лишению российских бюджетов всех уровней колоссальных налоговых платежей и к выводу из страны не только капиталов, но и бюджетных расходов. В частности, господдержка производства, например, зерна во многом оказывается поддержкой вывоза капитала, так часть экспортеров, по имеющимся сообщениям, занижают вывозную цену, затем (уже через офшоры) перепродавая свое зерно по реальной цене. Разница между заниженной и реальной ценой экспорта консолидируется в офшорах, вне как российской, так и западной фискальной системы. В результате бюджет РФ под видом поддержки производства субсидируют вывод капитала.

Но главной проблемой представляется фундаментальное искажение мотиваций и самой идентичности крупных частных капиталов, функционирующих на территории нашей Родины.

Зарегистрированные в офшорах, они объективно воспринимают Россию как нечто постороннее, как простой объект эксплуатации, служащий исключительно интересам выкачивания из него прибыли.

Интересы России объективно чужды офшорному капиталу, а учитывая необходимость в налоговых поступлениях — и прямо враждебны ему.

Поэтому офшорные активы, функционирующие в России и составляющие основу ее экономики, управляются на основе интересов, как минимум чуждых национальным интересам нашей Родины.

Офшорные зоны весьма жестко контролируются спецслужбами соответствующих государств (прежде всего США и, в меньшей степени, Англии) и прозрачны для них. Это делает офшорные капиталы России не просто оторванными от интересов России, но и прямо зависимыми от вражеских спецслужб и в любой момент (хотя и с возможными исключениями) способными стать их прямыми агентами, действующими ради уничтожения нашей Родины.

В результате вполне вероятна ситуация, например, при которой все основные сети розничной торговли России (кроме единственной огосударствленной), принадлежащие офшорным компаниям, в рамках безупречных корпоративных процедур закроют все свои магазины, — кто на ремонт, кто на переучет, — разрушив этим нашу повседневную жизнь.

Реальность этой и многих подобных ей угроз делает жизненно необходимым скорейшую и полную деофшоризацию не только экономики, но и всего общества, запретив регистрацию расположенных в России активов в офшорных зонах и управление указанными активами из офшорных зон.

Разумеется, сделать это одномоментно нельзя в силу объективных трудностей юридического характера.

Поэтому представляется необходимым одномоментно передать все без исключения активы (вплоть до квартир), функционирующие в России и находящиеся в собственности либо в управлении офшорных компаний, в управление государству (наиболее логично — Росимуществу).

При этом следует постулировать незаконность и априорную ничтожность любых управленческих решений, принятых в отношении указанных активов без согласования территориальным представителем Росимущества.

В отношении крупных корпораций представляется целесообразным использовать механизм замены членов их Совета директоров на представителей государства, примененный Украиной в отношении российского «Альфа-банка» на ее территории при полном одобрении мирового корпоративного сообщества (таким образом, эти действия de facto признаны нормальными, полностью соответствующими современным международным корпоративным стандартам).

Принципиально важно обязать собственников соответствующих офшорных активов перерегистрировать их в России либо передать их в управление специализированным российским компаниям.

Активы, которые не будут перерегистрированы в России за полгода (для объектов малого и среднего бизнеса, а также объектов недвижимости и относительно низкой стоимости этот срок может быть установлен в три месяца), должны быть без промедления конфискованы в государственную собственность безвозмездно, как бесхозное имущество.

Это же должно касаться активов, которые (или управляющие которыми компании) будут перерегистрированы в третьих странах, не являющихся офшорами: собственность в третьих странах допустима, но выход из офшора должен быть возможным только в Россию.

В целом следует принять немецкий стандарт отношения к частной собственности, закрепленный в Основном законе Германии, по которому частная собственность священна и неприкосновенна, лишь пока служит обществу (и российские нефтяники, чьи активы были конфискованы без какой бы то ни было компенсации, уже ощутили, что это эффективно действующая юридическая норма).

Прискорбно низкая (хотя, возможно, не всегда заслуженная) репутация российского государства в среде частного бизнеса станет весомым аргументом в пользу предельного форсирования владельцами соответствующих активов их перерегистрации в отечественной юрисдикции.

После перехода в российскую юрисдикцию соответствующие активы не только станут объектами российского налогообложения, но и, что значительно более важно, будут управляться в интересах, непосредственно связанных с нашими национальными интересами.

Без этого Россия обречена на уничтожение по-прежнему правящей и владеющей ею (судя по эффективности замалчивания и заматывания инициатив президента Путина) офшорной аристократией.

 

Источник: https://svpressa.ru

Комментарии запрещены.