Сентябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930  
Архивы

Ситуация в Белоруссии идет к развязке? Комментарий Георгия Бовта

BFM.ru

 

 

«Трудно сейчас представить, что бы могло спасти Лукашенко на фоне всей страны, восставшей против него»

Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

 

 

В Минске вновь прошли массовые акции. Сначала сам Александр Лукашенко пришел на многотысячный митинг своих сторонников и выступил с эмоциональной речью. После этого в столице состоялась акция сторонников оппозиции, которая собрала во много раз больше людей.

Накануне этих событий состоялся второй за последние сутки разговор Александра Лукашенко с Владимиром Путиным. По его итогам белорусский президент вновь заявил, что его российский коллега пообещал помощь в обеспечении безопасности «при первом же запросе».

По мере того как ситуация в Белоруссии приближается к развязке, ключевым становится вопрос о том, что предпримет Москва. По итогам двух подряд в течение суток телефонных разговоров президентов Владимира Путина и Александра Лукашенко была публично озвучена одна и та же мысль: в случае угрозы извне стабильности Белоруссии может быть задействован механизм Договора о коллективной безопасности ОДКБ — это предусмотрено статьей 2.

Лукашенко в эти дни как раз и напирает на то, что угроза извне — причем именно с Запада — существует. Фарсовая история с 33 членами ЧВК Вагнера, которых еще две недели назад обвиняли в попытках посеять смуту в стране, уже забыта. Мол, войска НАТО подтянуты к границам Союзного государства. Да и политического давления хоть отбавляй.

С последним, кстати, трудно спорить: соседи Белоруссии не остаются безучастными к событиям в республике, а лидеры оппозиции в лице уехавшей в Литву Светланы Тихановской и незарегистрированного кандидата Валерия Цепкало, объявленного в розыск не только в Белоруссии, но и в России, рассчитывают как минимум на международную солидарность со своей борьбой. Появляются и первые оргструктуры, которые могут теоретически стать прообразом переходного правительства или субъектом переговоров о транзите власти.

В этой атмосфере заявленная со стороны Москвы готовность задействовать механизм помощи, предусмотренной Договором о коллективной безопасности, должна прежде всего служить предостережением тем, кто хотел бы разыграть кризис в Белоруссии в свою пользу, в том числе предлагая всякие посреднические услуги. Однако в Москве отлично помнят, чем кончилось «посредничество» европейских политиков в феврале 2014 года на Украине, и дают понять, что повторения не допустят. И если кто-то начнет пугать мир и самого себя призраками Чехословакии 1968 года или рассказывать о том, что страшный Путин готовит чуть ли не вторжение в Прибалтику, то пусть эти страшилки сейчас повисят в политической атмосфере. Хуже уже не будет. Вдруг кого-то они и охладят.

При этом выражение готовности Москвы к тому, что раньше называлось «интернациональной помощью», еще не означает немедленной готовности ее задействовать на практике в форме ввода российских войск в Белоруссию. Как-то в это пока не верится.

В свою очередь Лукашенко показывает, что он отнюдь не Янукович. Он вышел на площадь — хотя и перед своими сторонниками — с эмоциональной и даже отчаянной речью, в которой была и агрессия, и намеки на возможное смягчение полицейского произвола, и обещание реформ — каких только захотите, и выглядевшее несколько дешевым запугивание солдатами НАТО. Но был и вполне внятный призыв «одуматься» и оценить те реальные достижения авторитарного социального государства, которое Батька пытался строить все эти годы.

Лукашенко предстал еще не до конца сломленным политическим бойцом, хотя могло показаться, что эта речь была его политическими завещанием. Однако ему пока не удалось переломить политическую повестку в свою пользу. Нужны какие-то новые политические ходы, хотя трудно сейчас представить, что бы могло спасти Лукашенко на фоне всей страны, восставшей против него.

Наверное, его последняя надежда сейчас на то, что массовые протесты, не достигнув заявленной цели его свержения, пойдут на спад, что забастовочное движение не обретет массовый характер и что его собственное окружение будет ему верно до конца. Последнее, как и лояльность силовых структур, — непременное и едва ли не главное условие сохранения власти, потому что ни 100 тысяч, ни даже 200 тысяч протестующих в столице, ни массовые протесты по всей стране сами собой во власть не трансформируются. Власть либо берут силой, если не получается на выборах, либо поднимают уже с земли — упавшую из рук запаниковавшего диктатора, которого предали, дрогнув при виде общенационального неповиновения, свои же соратники. Протест, не добивающийся длительное время никаких успехов и утрачивающий наступательный характер, рано или поздно выдыхается.

Впрочем, у лидеров оппозиции сейчас появилось немало советников, которые подскажут им правильные тактические ходы. Остается непроясненным лишь вопрос, какие ходы сейчас прорабатывает Москва, которая по-прежнему воздерживается от официальных оценок происходящего в союзной стране. Однако не иметь «плана Б» на случай падения Лукашенко уже, возможно, в самое ближайшее время было бы политически недальновидно.

 

Источник: https://www.bfm.ru

Комментарии запрещены.