Сентябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930  
Архивы

Образы силы

Радио Свобода

Владимир ИвахненкоАндрей Шарый

 

Конфликт местных групп влияния с участием националистов напомнил миру о Закарпатье – крае тихой массовой контрабанды

9C485299-C66B-4E05-98E3-2E135B2EF3F1_w640_r1_s_cx0_cy3_cw0

На фото: активист «Правого сектора» требует отставки министра внутренних дел Украины Арсена Авакова у здания администрации президента Украины в Киеве. 13 июля 2015 года

 

Верховная Рада Украины сформировала комиссию по расследованию обстоятельств конфликта в Закарпатской области. Комиссию возглавил член парламентской фракции «Блок Петра Порошенко» Николай Паламарчук. Cобытия 11-12 июля в районном центре Мукачево – ​ вооруженный конфликт бойцов праворадикального военно-политического движения “Правый сектор” (объявленного экстремистской организацией и запрещенного в России) и местной милиции – остаются в центре внимания не только на Украине.

По информации источников «Украинской правды» в правоохранительных органах, причиной противостояния, которое в итоге привело к смерти случайных людей и громкому скандалу, стали непростые отношения между депутатом Верховной Рады Михаилом Ланьо и другой ключевой фигурой Закарпатья, лидером партии “Единый центр” Виктором Балогой. Один из руководителей “Единого центра”, директор киевского Института глобальных стратегий Вадим Карасев считает недавние события в Мукачеве конфликтом прежде всего между местным отрядом “Правого сектора” и депутатом Ланьо:

– По сути, Виктор Балога не является участником этого конфликта. Не к нему приезжали на так называемую стрелку, и не он на нее приезжал. Непосредственно замешан в конфликте с “Правым сектором” народный депутат Ланьо, который упоминал в связи со всеми этими событиями и Виктора Медведчука (лидер партии “Украинский выбор”, хороший знакомый российского президента Владимира Путина. –​ РС), и других известных закарпатцев.

Понятно, что конфликт – контрабандный, криминально-коррупционный, с политическим подтекстом, потому что в нем участвовали представители движения “Правый сектор”. Использовалось тяжелое вооружение – минометы, пулеметы, очевидно, привезенные из зоны боевых действий в Донбассе. Этот контрабандный конфликт, как говорят – вокруг нелегальных поставок сигарет через границу, перерос в противостояние между государством и отдельным подразделением “Правого сектора”. Что это означает для Украины? Государство утратило монополию на применение насилия, оружие расползлось по стране. Многие под лозунгами патриотизма и под знаменами политических партий используют насилие и вооружение для решения коммерческих вопросов. У некоторых военизированных политических группировок появилось искушение решать любые вопросы вооруженным путем.

–​ В 2003 году криминальные выборы мэра Мукачева стали своеобразным спусковым крючком для так называемого первого Майдана, «оранжевой революции». Многих возмутили тогда правонарушения, драки, избиения депутатов парламента, в которых активную роль играли молодые люди в спортивной одежде, теперь известные на Украине как «титушки». На выборах в итоге победил двоюродный брат Балоги, Василий Петевка, но суд отменил результаты голосования. Какими, по вашему мнению, могут быть последствия недавних событий в этом закарпатском городе?

Дмитрий Ярош. Снимок весны 2014 годаДмитрий Ярош. Снимок весны 2014 года

– Конфликт прежде всего, на мой взгляд, показал слабость “Правого сектора”, в этом отношении он является эхом войны и романтического периода истории Украины последних полутора лет. Конфликт показал и слабость государства, которое не восстановило монополию на применение силы, показал неспособность правоохранительной системы бороться с контрабандными схемами. “Правый сектор” – получается, не политическая группа, которая отстаивает интересы Украины, раз она занимается банальным крышеванием контрабанды и криминальным бизнесом. Тут никакие патриотические заслуги не помогут. Второе обстоятельство – тот факт, что политические возможности “Правого сектора” оказались очень слабыми. Да, был брошен клич о мобилизации в регионах Украины, но серьезной общенародной акции Дмитрий Ярош организовать не смог – ни обещанной блокады, ни блокпостов, ни пикетов. Всего 150 активистов «Правого сектора» на акции у администрации президента – это означает, что как таковой политической силы у движения нет, а есть только образы силы. Есть медийная картинка, но фактически “Правый сектор” – вольное объединение разных групп, на которые, похоже, серьезно не влияет даже их лидер Ярош.

–​ Во вторник утром во Львове произошли взрывы у двух отделений милиции, ранения получили два человека. В МВД Украины связывают эти взрывы с событиями в Закарпатье. Есть ли основания для таких утверждений?

Вадим КарасевВадим Карасев

– Надо дождаться выводов экспертов, но в ситуации гиперполитизированности, характерной для сегодняшней Украины, такие выводы неизбежны. Что не значит – эти выводы правильные, во взвинченном информационном контексте живет вся страна, и власть, и правоохранительные органы. Я бы не спешил пока с выводами, эти взрывы, в конце концов, могут быть следствием обычных криминальных разборок. Когда иссякают силы у государства, криминал (или связанный с политикой криминал) создает свою альтернативную, «серую» государственность, – уверен киевский политолог Вадим Карасев.

Закарпатская область, бывшая территория Австро-Венгерской империи, переданная по итогам Первой мировой войны созданной тогда Чехословакии, вошла в состав Украины в 1945 году. Это горный регион со смешанным населением, на границе сразу с тремя странами Евросоюза – Словакией, Венгрией и Румынией. С 1990-х годов одной из главных проблем Закарпатья считается контрабанда и периодические конфликты между теми, кто контролирует ее потоки. По некоторым данным, к контрабанде сигарет и других товаров так или иначе причастны до трети населения области, насчитывающего примерно 1 миллион 200 тысяч человек. О том, как население области воспринимает события последних дней, Радио Свобода рассказала журналист из Ужгорода, корреспондент Украинской службы РС Ирина Бреза:

– Люди опасаются, во-первых, того, что закроют границы, поскольку многие связаны с постоянными поездками за границу, у многих есть мелкий бизнес за границей. Боятся, конечно, что будет война, хотят, чтобы конфликт решался мирным путем. Причины конфликта, практически по всеобщему мнению, – в переделе контрабандных потоков и путей. И в Ужгороде, и в Мукачеве говорят, что замешаны все – и депутат Ланьо, к которому пришел «Правый сектор», и, возможно, сам «Правый сектор», который мог отстаивать чьи-то деловые интересы. Никто не удивляется: Закарпатье всегда жило и с мелкой, и с крупной контрабанды. Конечно, громких уголовных дел открыто не было. Все знают, что на самом деле происходит, однако законным путем, как водится, доказать ничего не могут.

–​ В Ужгороде или Мукачеве есть прямо батальон «Правого сектора»?

– Есть у них отделение, это наш, местный «Правый сектор». Два раненых бойца, которых еще в воскресенье отправили на лечение, – закарпатцы. Об этом заявил руководитель областного управления здравоохранения. Фамилии он назвать не может, но гарантирует, что это местные жители. К ним относятся как к своим. Активисты «Правого сектора» из Закарпатья принимали участие в событиях Майдана в Киеве. У нас тоже был свой Майдан, не такой силы, конечно, как в Киеве, но «Правый сектор» в Ужгороде был активен и имел поддержку местного населения.

–​ Говорят, что ваш край –​ вотчина бывшего министра и нынешнего депутата Виктора Балоги. Есть версия, согласно которой Балога якобы договорился с Порошенко о том, что за поддержку на президентских выборах он получит некоторую свободу рук в Закарпатье.

Виктор БалогаВиктор Балога

– Да, так говорят. У него здесь широко разветвленный бизнес, некоторые СМИ утверждают, что и Балога причастен к контрабандным делам. Он много раз выигрывал выборы – да не только он, но и члены его семьи. Сейчас двое братьев Балоги и один двоюродный брат – депутаты Верховной Рады. Есть основания говорить о том, что он после избрания Порошенко получил какую-то поддержку из Киева.

–​ При Януковиче, в отличие от других областей Западной Украины, у вас были сильны позиции Партии регионов. Чем это объясняется?

– Закарпатцы традиционно уважают власть, и это всегда сказывается на результатах голосования. На предпоследних выборах половина избирателей поддержала партию Виктора Балоги «Единый центр», другая половина – «регионалов». Они были слегка в конфронтации, но вообще в Закарпатье нет такого, чтобы политики находились друг к другу в  резкой оппозиции. Их объединяют общие бизнес-интересы, какие-то свои дела, свои договоренности.

–​ А Михаил Ланьо –​ это чей человек?

– До 2000-х годов, как пишут некоторые СМИ, этот нынешний депутат возглавлял самые влиятельные в области криминальные формирования. Говорят, что он имел отношение к наркоиндустрии. Есть также информация о том, что Ланьо судим. Он пребывал в партии Балоги, а потом перешел к регионалам, что-то у них в отношениях не заладилось. В прошлом году была информация о конфликте между Ланьо и Балогой.

–​ Областное начальство у вас поменялось после смены власти в Киеве или в областной администрации остались те же люди?

– Областное начальство поменялось. Сейчас они все представляют интересы «Единого центра».

–​ В Закарпатье нет очень уж крупных, национального значения промышленных предприятий. Область живет туризмом, торговлей, мелким бизнесом, в том числе, как никто особенно и не скрывает, полукриминальным. Сколь сильной может оказаться для жителей области вся эта встряска? Поменяли начальство таможни, сейчас понаедут чиновники из Киева…

– Ожиданий кардинальных перемен у населения нет. Не раз уже меняли и руководство таможни, и пограничников тоже. Все равно через некоторое время все утрясалось, и дела продолжались. Возможно, будет некоторое время напряженная ситуация, но никто не говорит о том, что старой жизни наступил конец. У нас продолжится мелкая контрабанда. И крупная.

–​ Украина ждет соглашения об отмене визового режима со странами  Европейского союза. Для вашей области это важно –​ или у всех, кому надо, уже есть вторые паспорта?

– Закарпатцы ждут безвизового режима, потому что все-таки не у всех есть свободная возможность перемещаться за границу. Но у большинства – да, паспорта или визы есть, есть и работа за границей, легальная или нелегальная. Да и возможности приграничной зоны позволяют легко пересекать границу и через полчаса уже быть в Венгрии или в Словакии.

–​ Что изменилось в жизни Мукачева и Ужгорода после минувших субботы-воскресенья? Усиленные посты милиции, повышенные меры безопасности?

– Некоторая усиленная безопасность есть. Дорога Киев – Чоп, трасса международного значения, проходящая через Мукачево, частично перекрыта. Усилен контроль на горных перевалах, на объектах муниципального значения – в Мукачеве это водоканал, электростанции и так далее. В городе отменены некоторые массовые мероприятия. Но постепенно все успокаивается, – рассказала в интервью Радио Свобода закарпатская журналистка Ирина Бреза.

Генеральная прокуратура Украины готовит обращение в суд с просьбой арестовать четверых бойцов «Правого сектора», задержанных после инцидента в Мукачеве. Они подозреваются в совершении террористических актов с применением огнестрельного оружия. Десяток их «побратимов» пока скрываются в густых закарпатских лесах. Спецоперация в окрестностях Мукачева продолжается.

Источник: http://www.svoboda.org/content/article/27127084.html

Комментарии запрещены.