Апрель 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30  
Архивы

Рубрика:

От камеры до тюрьмы: в России могут отменить наказание за покупку «шпионских» устройств

RT НА РУССКОМ

.Даниил Ломакин

 

Как стало известно RT, общественники направили обращения в Совет Федерации и Мосгордуму, в которых попросили декриминализировать статью 138.1 УК РФ о незаконном обороте технических средств, предназначенных для негласного получения информации. Авторы инициативы полагают, что граждан, продающих и покупающих «шпионские» приборы, можно не привлекать к уголовной ответственности. Правозащитники убеждены: рядовые потребители не собираются использовать для слежки ручки и брелоки со встроенными камерами. Такие устройства сегодня находятся в свободном доступе. При этом их покупатели часто оказываются на скамье подсудимых и получают даже реальные сроки.

  • globallookpress.com     © ZAM-Photography

 

 

 

Общественная опасность

Межрегиональная общественная организация «Коллективная защита» подготовила обращения (есть в распоряжении RT) в Совет Федерации и Общественный консультативный совет политических партий при Московской городской думе, в которых предлагают декриминализировать норму Уголовного кодекса о незаконном обороте технических средств, предназначенных для негласного сбора информации, — статья 138.1 УК РФ. Под такими средствами понимается, по сути, шпионское оборудование, а на практике — любые бытовые предметы, с помощью которых можно незаметно вести аудио или видеозапись. Минимальное наказание по этой уголовной статье — штраф до 200 тыс. рублей, максимальная санкция — четыре года лишения свободы.

Правозащитники отмечают, что общественная опасность распространения таких товаров носит весьма условный и спорный характер.

«Под действие данной статьи подпадает продажа и покупка различных безвредных гаджетов в виде ручек со встроенным диктофоном, обыкновенных брелоков с мини-камерой и прочих технических средств сувенирно-развлекательного характера, — пояснили RT представители «Коллективной защиты». — Лица, которые могут быть привлечены к уголовной ответственности, даже не подозревают, что приобретение ими шутки ради какой-нибудь ручки с маленькой камерой является самым настоящим уголовным преступлением, за которое можно лишиться свободы на четыре года. Более того, интернет просто наводнён рекламой таких товаров, а потому люди разумно полагают, что ничего незаконного в их приобретении нет.Говорить о криминальной направленности деяния человека объективно не приходится».

  • © youtube

 

 

Авторы инициативы напоминают: в России минимальный возраст привлечения человека к уголовной ответственности составляет 16 лет, а значит, под ударом находятся школьники и студенты, которые, покупая подобные товары, не имеют ни малейшего представления о том, что совершают преступление средней тяжести.

«Мы полагаем, что и ответственность за такие деяния, как покупка или продажа средств, позволяющих собирать информацию, должна соответствовать общественной опасности, которая фактически отсутствует, — говорится в тексте обращения. — Объективно такие действия не несут в себе какой-либо опасности для общества, чтобы ответственность за них была уголовная. На наш взгляд, ответственность должна быть перенесена из уголовной в рамки административной, чтобы последствия покупки таких безвредных средств не отразились на дальнейшей судьбе человека в виде судимости за уголовное преступление.В особенности это касается школьников и студентов, которые приобретают такие гаджеты ради шутки и развлечения, не создавая при этом для общества абсолютно никакой угрозы или опасности».

В Совете Федерации комментировать инициативу пока не готовы. «Когда обращение поступит, мы обязательно его изучим и отреагируем, — заявил RT председатель комитета верхней палаты по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас. — Но сходу говорить о том, что это деяние не является общественно опасным нельзя, — надо изучить диспозицию статьи, посмотреть на правоприменительную практику».

Член комиссии Мосгордумы по безопасности Александр Семенников в беседе с RT отметил, что обсуждение этой проблемы весьма актуально.

«Тут две конкурирующие тенденции, — пояснил Семенников. — С одной стороны, из-за технического прогресса происходит всё больше случаев вторжения в частную жизнь. Но, с другой стороны, добросовестно заблуждающихся граждан, которые покупают такие товары, надо уберечь. В то же время надо понять, почему не устанавливают и не привлекают к ответственности компании, которые продают такие устройства, и по какой причине не ограничивают оптовые поставки в страну».

Байкеров и дачников записали в разведку

Слова правозащитников подтверждает внушительный массив уголовных дел по статье 138.1. Судебные процессы в подавляющем большинстве случаев приводили к обвинительным приговорам.

В 2016 году житель Магнитогорска Виталий Питаев купил через сайт Ali Express GSM-сигнализацию с инфракрасным датчиком движения. Он хотел использовать устройство, которое обошлось ему примерно в 700 рублей, для охраны садового дома.

Если бы на территорию забрались грабители, то сработал бы датчик, устройство «позвонило» на мобильный телефон хозяину, который мог бы в режиме реального времени слышать, что происходит на участке, благодаря встроенному в сигнализацию микрофону.

«На момент заказа устройства в интернете никаких сведений о его запрещённых функциях в описании не было, — рассказала RT адвокат Ольга Иваншина. — Да и вообще, он (Виталий Питаев. — RT) руководствовался ценой и размерами устройства, конечно, не собирался ни за кем шпионить. Спокойно оплатил заказ своей кредитной картой. Заказ долго не приходил, и мой клиент даже забыл про него. Когда же сигнализация пришла, то при получении на почте его задержали сотрудники полиции. Проведённая правоохранителями экспертиза дала заключение о том, что у устройства есть функции скрытой аудиозаписи, а значит, оборудование запрещено к обороту».

По словам адвоката, все попытки доказать, что Виталий не знал о запрете на покупки подобных устройств и не хотел никого прослушивать, ни к чему не привели.

«Он осознавал, что данное электронное устройство является GSM-сигнализацией с функцией скрытного получения аудиоинформации, а также с инфракрасным датчиком движения, — говорится в апелляционном постановлении Челябинского областного суда. — Он понимал и осознавал, что данное устройство в виду малых габаритов можно незаметно для посторонних глаз установить в любом месте и при помощи сотового телефона с неограниченного расстояния прослушивать помещение, в котором установлено данное устройство. Указанные функции были прописаны в инструкции. Он понимал и осознавал, что в случае, если инфракрасный датчик движения будет активирован, то устройство автоматически при наличии движения в помещении, в котором оно установлено, позвонит ему на сотовый телефон и он сможет слышать всё, что происходит в указанном помещении. Все указанные функции ему понравились и он посчитал их подходящими для охраны своего садового участка».

Прочитать остальную часть записи »

Еще один герой расследования Навального подаст на него в суд

ВЕДОМОСТИ

Наталья Райбман

 

И Усманов, и однокурсник Медведева Елисеев понимают, что тяжба создаст Навальному «лишний пиар», но терпеть клевету они не желают

1

Руководитель фондов «Дар» и «Соцгоспроект» тоже решил судиться с Навальным
Личный архив / Ведомости

 

 

 

Вслед за Алишером Усмановым судиться с Алексеем Навальным и Фондом борьбы с коррупцией собрался председатель наблюдательного совета фонда «Дар» Илья Елисеев. Об этом он сообщил «Коммерсанту». 2 марта ФБК опубликовал расследование, в котором утверждалось, что Елисеев, однокурсник Дмитрия Медведева, и связанные с ним фонды «Дар» и «Соцгоспроект» действуют в интересах премьера. Также ФБК направил в Генпрокуратуру заявления о нарушениях в этих фондах. По информации ФБК, в августе 2010 г. «Соцгоспроект» получил от Усманова безвозмездно по договору пожертвования земельный участок с домом в селе Знаменское на Рублевке, в ФБК это считают взяткой. Фонд «Дар», по оценке ФБК, в 2014 г. в нарушение закона безвозмездно передал на неуставные цели земельный участок в селе Миловка Ивановской области некоммерческому фонду «Градислава». Усманов и Елисеев дали понять, что осознают, что их иски создадут Навальному «лишний пиар» и раскрутку, но терпеть клевету они больше не намерены.

3 марта Елисеев заявил «Ведомостям», что «Соцгоспроект» не связан с Медведевым, а распространенные «информационные вбросы» безосновательны и являются «очевидной политической пропагандой». 12 марта в интервью «Ведомостям» он дал пояснения по сделке с Усмановым с участком на Рублевке. 14 марта в интервью «Коммерсанту» он пообещал подать в суд на авторов и распространителей «баек о том, как мы «работаем» в интересах государственных и политических деятелей».

«Мы намерены обратиться в судебные инстанции с исками о защите деловой репутации к первоисточникам и ряду СМИ, распространяющих ложную информацию о «Даре» и его компаниях, хотя я понимаю, что это может способствовать политической раскрутке отдельных персонажей», — сказал Елисеев «Коммерсанту». Он заявил, что долго не хотел ничего объяснять и «во всем этом пачкаться», но его терпение иссякло. «Я вижу, как в моей стране ложь, оскорбления, политические манипуляции пытаются выдавать за норму политической борьбы», — отметил он.

13 апреля стало известно, что Алишер Усманов, совладелец USM Holdings, подал в суд на Навального и ФБК. Заявление поступило в Люблинский суд Москвы 12 апреля и уже зарегистрировано, следовало из материалов суда, решение о судьбе иска на тот момент принято не было. Перед этим Усманов сообщил о намерении судиться и обратиться в правоохранительные органы и назвал расследование ФБК клеветой. Прочитать остальную часть записи »

«Если умрет, то он и так умрет»

LENTA.RU

Наталья Гранина

 

Почему врачи все чаще скрывают от пациентов существование современных лекарств

 

В соцсетях гуляет картинка с цитатой из гоголевского «Ревизора»: «Лекарств дорогих мы не употребляем. Человек простой: если умрет, то он и так умрет, если выздоровеет, то он и так выздоровеет». Слова классика почти двухвековой давности снова актуальны. В российских больницах сотрудникам дается негласная установка: не болтать. Если новые методы лечения болезни или эффективные лекарства не входят в программу госгарантий либо в медучреждении нет возможности их предоставить — пациенту о них просто не расскажут. Доктора мрачно шутят, что поскольку список дефицита растет, скоро самыми доступными останутся физраствор и йод. «Лента.ру» пыталась разобраться, как нехватка денег в системе здравоохранения сказывается на врачебной этике.

 

Привычка к худшему

 

Майя Сонина, председатель благотворительного фонда «Кислород», помогающего людям с муковисцидозом (генетическое заболевание, разрушающее легкие), уверяет, что заговор молчания стал обычным явлением. У подопечных фонда в легких скапливается слизь. Чтобы она не гнила, нужны хорошие антибиотики. В некоторых случаях курс лечения — сотни тысяч рублей. Дженерики (аналоги оригинальных препаратов) часто не помогают и вызывают осложнения, поскольку нередко изготавливаются из недостаточно очищенного сырья.

— В поликлиниках больным выписывают импортозамещенные дешевые дженерики, — рассказывает Майя. — Если врачи видят, что лекарство не действует и у больного все больше нарушаются функции дыхания, их это не заботит.

По словам Сониной, сначала люди пытались жаловаться, требовать хороших препаратов, потом смирились:

— Администрация больниц их запугала, что если будут куда-то писать — вообще ничего не получат. Больным так и говорят: сейчас всем трудно, должны быть довольны тем, что есть. У врачей зарплаты маленькие, работы много, и на вас время тратить не будем.

И не тратят. В «Кислород» поступает много писем от «запущенных» пациентов. Те, кому муковисцидоз диагностирован недавно, просто не знают, какие варианты лечения существуют.

— Недавно мы из Ростова в Москву перевезли 18-летнего мальчика. Ему давали антибиотики еще советских времен, крайне неэффективные в его ситуации. Довели до ужасного состояния. Сейчас, когда мама оказалась в федеральной клинике, она с удивлением читает список назначенных лекарств. И говорит, что даже и не думала, что такие таблетки есть.

От принципа «не болтай» больше всего страдают больные, нуждающиеся в дорогостоящем лечении. Для борьбы с раком груди, например, используется современный препарат герцептин. Стоимость флакона в аптеках — до 80 тысяч рублей.

— При определенном типе онкологии герцептин обязателен, — говорит президент ассоциации онкологических больных «Здравствуй!» Ирина Боровова. — Даже когда пациентка достигла ремиссии, препарат нужно принимать как минимум в течение года. В противном случае рак почти всегда возвращается. Несмотря на то что лекарство обязаны закупать, его не хватает. В регионах женщинам о таком препарате даже не говорят. А если больные самостоятельно узнают, местные онкологи убеждают их, что это лишнее.

 

Меньше знаешь — крепче спишь

Врачи не отрицают, что вынуждены играть в молчанку: за распространение «закрытой» информации начальство может влепить выговор или уволить. Больной или его родственники, услышав о существовании спасительного средства, пишут в прокуратуру, требуют от Минздрава предоставить его бесплатно.

— Нужное лекарство может даже входить в программу госгарантий ОМС, — рассказывает онколог из Санкт-Петербурга Алексей Николаев (фамилия изменена). — Однако в больнице его нет — не купили из-за отсутствия денег. Ситуации бывают разные. Бывает, врач смотрит на пациента и понимает, что назначать ему дорогостоящее лечение, которое государство не предоставит, а сам он вряд ли сможет купить, смысла нет. Поэтому он о таких возможностях и не говорит. Прочитать остальную часть записи »

США вооружат террористов ПЗРК

Огонь в небесах

LENTA.RU

Илья Крамник

Почему дымит «Адмирал Кузнецов»

 

Дымный след «Адмирала Кузнецова», ставший поводом для активных обсуждений в прессе и соцсетях, имеет долгую предысторию. «Лента.ру» продолжает рассказывать о единственном на сегодня действующем российском авианосце, создание которого стало итогом многих компромиссов и паллиативных решений.

detail_c337d758a9807ff48f7cf509a4a0ffdf

Фото: Олег Ласточкин / РИА Новости

 

 

Попытка № 3

21 июля 1970 года на стапеле крупнейшего в СССР Черноморского судостроительного завода в Николаеве был заложен головной корабль проекта 1143 — противолодочный крейсер с авиационным вооружением, получивший имя «Киев». Он должен был стать первым советским авианосцем, то есть кораблем, предназначенным для базирования, взлетов и посадок самолетов непосредственно с палубы. Характеристики этого проекта представляли собой плод трудного внутрисоветского компромисса, выражавшегося во всем, включая классификацию. Задним числом определение «противолодочный крейсер с авиационным вооружением», затем поменявшееся на «тяжелый авианесущий крейсер», будут объяснять в том числе желанием избежать проблем с проходом Черноморскими проливами, однако эти объяснения ложны: во-первых, конвенция Монтре не содержит прямого запрета на проход проливов авианосцами причерноморских государств, а во-вторых, в западной классификации, которую использовала в том числе и контролирующая проливы Турция, в том числе и в классификации, используемой в приложениях к конвенции Монтре «Киев» и его наследники всегда четко обозначались именно как aircraft carriers — авианосцы.

Причина классификационных фокусов была чисто внутренней: прямо объявить о строительстве кораблей, которые одновременно клеймились прессой как «орудия агрессивной войны», в рамках советских идеологических реалий было невозможно.

В значительной части те же причины определили и характеристики корабля: через рогатки многочисленных противников авианосцев как класса кораблей прошел гибрид, предназначенный для базирования и полетов самолетов вертикального взлета и посадки (СВВП) и вертолетов, при этом с крейсерским ракетным вооружением и вполне «авианосных» размеров. 37 тысяч тонн стандартного водоизмещения и 273 метра длины при котлотурбинной энергетической установке мощностью в 180 тысяч лошадиных сил располагали Киев примерно посередине между французскими авианосцами типа «Фош» и «Клемансо», стандартное водоизмещение которых составляло около 30 тысяч тонн, а длина — 265 метров, и 45-тысячетонными американскими «Мидуэями».

В отличие от названных кораблей, «Киев» не располагал сплошной полетной палубой по всей длине корабля — его носовая часть была занята крейсерским вооружением, что ограничивало его авианосные возможности эксплуатацией СВВП, так же, как у значительно меньших по размеру британских кораблей типа «Инвинсибл», проектировавшихся в то время.

Наибольшие проблемы проекта 1143 были связаны именно с авиагруппой: СВВП Як-38, дозвуковой самолет со слабым вооружением и относительно небольшим радиусом действия странно смотрелся на корабле, оснащенном противокорабельными ракетами дальностью до 500 километров. Фактически Як-38, официально классифицируемый как штурмовик, не мог выполнять ни одну из актуальных задач: в качестве ударного самолета в действиях против флота он был бесполезен, не имея ракетного вооружения, позволяющего атаковать корабли, а как самолет ПВО соединения имел мало шансов в противостоянии с ударными машинами врага, действующими под прикрытием сверхзвуковых истребителей.

Недостатки «Киева» были очевидны, и альтернативы продолжали рассматриваться.

1160-1153

Главной альтернативой служил проект, получивший номер 1160. Также не обошедшийся без компромиссных решений в виде пусковых установок ПКР, это был тем не менее полноценный проект авианосца. Ядерная энергетическая установка, 72 тысячи тонн стандартного и 80 — полного водоизмещения, сквозная полетная палуба, авиационный технический комплекс, включающий угловую палубу, четыре паровые катапульты и аэрофинишер делали его полноценным функциональным аналогом американских суперавианосцев.

В составе авиагруппы планировалось использовать самолеты МиГ-23А «Молния» (палубный вариант новейшего на тот момент советского фронтового истребителя), бомбардировщики-ракетоносцы Су-24К (палубный вариант разрабатываемого на тот момент ударного самолета), специально созданные для авианосца самолеты противолодочной обороны П-42 КБ Бериева, а также «летающие радары» на их базе и вертолеты. По мере развития авиатехники планы менялись: в 1973 году в качестве перспективных машин предполагались уже палубные варианты разрабатываемых в то время Су-27 и МиГ-29.

 

 

Создание этого корабля требовало решения ряда технологических задач, главной из которых была разработка аэрофинишера и паровых катапульт — устройств, ранее советской промышленностью не производившихся. Относительно возможности создания этих систем в 1970-е годы сомнений нет — СССР к тому времени располагал всеми необходимыми технологиями. Прочитать остальную часть записи »