Февраль 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728  
Архивы

Рубрика:

Народные дружины и ношение оружия

Все более заметной становится инициатива формировать, развивать, законодательно оформить народные дружины, или гражданские дружины. Соответствующий законопроект был внесен в Госдуму.

Эта инициатива имеет отношение к личной и общественной безопасности, как и другая инициатива — лоббирование разрешения на большую свободу в обороте боевых пистолетов. Всплеск этих попыток наблюдается после того, как один из работников московской аптечной сети расстрелял своих коллег. Что удивительно: появились призывы разрешить ношение оружия, чтобы у людей на улице, на работе, дома, в метро был пистолет, заряженный боевыми патронами. Говорится, что это пойдет на благо граждан, нанесет удар по преступности, уменьшит правонарушения. Таков момент, и именно его обсуждают эксперты Центра в программе цикла «Размышления о моменте». Запись размышлений смотрите в нашем видеоблоге.

Сергей Кара-Мурза: Эта кампания представляет огромную угрозу нынешней очень болезненной государственности

Участие граждан в обеспечении порядка — важная инициатива общества, но реализуется по-разному в чрезвычайные периоды и в периоды спокойные. Например, стабильный и спокойный период был с средины 1950-х до 1970-х годов в СССР. Я был 20 лет в народной дружине: сначала в группе студентов, потом аспирантов, сотрудников мы ходили по разным местам, общались с разными людьми, были в толпе стадиона или кинотеатра, наблюдали, разговаривали с милиционерами, офицерами. Мне это очень много дало, и моим товарищам, думаю, тоже. Каждый раз, когда мы собирались в «рейд» идти, для нас проводили инструктаж. Говорили об очень важных и интересных вещах. Вузы нам гораздо меньше объясняли, как люди живут, какие у них проблемы, как с ними разговаривать и общаться. Кстати, дружина была непартийной, а именно народной, и никогда ни в инструктажах, ни в разговоре с людьми мы не представляли никакой авангард, а были согражданами. Этот институт не имел связи с паравоенными организациям. он был ненасильственный. За 20 лет мне ни разу не пришлось никого ударить или получить удара. Это было принципом. Такова народная дружина в стабильном обществе, и я вижу в ней много ценного.

Но вспомним дружины во время гражданской войны или после февральской революции. В отсутствии государственных сил это было время массовых самосудов, к которым приводил любой конфликт (зачастую связанный с воровством). Это период беззакония, период власти сильного, когда сводились счеты с нежелательными людьми. В странах третьего мира из этих дружин возникли «эскадроны смерти», что привело к невероятному разрушению нации.

Допускать в условиях нестабильности и социального раскола образование неформальных организаций, который мнят себя защитниками общества, категорически нельзя.

Государство обладает монополией на насилие, на легитимное насилие. Как только оно упускает эту монополию, как только возникают неформальные организации, получающие это право, такое государство становится криминальным.

Казаки объявили о создании партии. Возникает партия, которая ходит в погонах и с нагайками. Паравоенная организация. Можно ли это допустить? Это будет кризисом государственности.

А что такое православная дружина? Дружина по конфессиональному признаку? Мы разве не знаем, что делали кристерос в период нестабильности в Мексике?

Вся эта кампания представляет огромную угрозу нынешней очень хрупкой болезненной государственности.
Вардан Багдасарян: Странная логика: чтобы бороться с преступностью, надо пустить в оборот оружие

В советское время ходило выражение: «Что бы мы ни делали, получается автомат Калашникова». Сейчас актуально другое выражение: «Что бы мы ни делали, получается коррупция». Что такое закон? Это средство. Если есть средство, значит, есть цель. если есть цель, предполагается, что есть ценность. Каковы цели и ценности современного государства? Отнюдь не жизнеспособность страны, а обогащение чиновничьей корпорации. Ужесточение, легализация оборота оружия — все это потребует дополнительных справок и разрешений. А что такое дополнительный документооборот? На каждом этапе он приведет к новой коррупционной составляющей.

Хороши ли или плохи сами по себе дружины или контроль оборота оружия — отдельный вопрос, но в современных условиях будет именно так.

Какой вызов необходимо решить? Вызов бытовой преступности, определенного бытового террора.

Был опыт 1920-х годов, в отдельных городах, в том числе опыт красного бандитизма. Этот термин использовали на судебных процессах: дело в том, что под вывеской установления самоуправления возникали дружинные организации, которые использовали коммунистическую идеологию в духе времени для самосуда и произвола. Основной вызов террора на местном уровне исходил зачастую именно от идейных организаций.

По статистике в России в абсолютных показателях больше всего охранников, больше всего частных охранных предприятий. Нигде в мире такого нет. Статьи в бюджете на охранную деятельность больше, чем на всю национальную оборону, больше, чем на образование в два раза, больше чем на здравоохранение, науку, культуру — в семь раз больше, чем на культуру. Возникает вопрос: куда эти деньги уходят?

Потребовались дружины? А чем тогда занимаются все эти охранные структуры, в том числе правоохранительные, которые находятся на госдотациях?

Не справляются со своими обязанностями.

Действительно, добровольные народные дружины сыграли в 1960 — 1970-е годы позитивную роль. Но в Российской империи силы самообороны сыграли противоположную роль. Например, в случае конфликта на этнической почве возникали силы самообороны у одного этноса, у другого этноса, появлялось оружие. Дальше — больше. Власть, которая хотела оставаться над схваткой, уже не могла управлять ситуацией, делегитимизировалась. В том числе и в 1905 году это происходило.

Убийство юристом своих коллег вызывает предложение вооружить население.

Странная логика: чтобы бороться с преступностью, надо пустить в оборот оружие.

Казалось бы, чем больше оружие будет «гулять» среди населения, тем больше возможности того. что бытовые вопросы будут иметь радикальное разрешение. Другая странность: человек либо преступник, либо жертва. Преступника надо вовремя идентифицировать, а все остальные — «нормальные». Но бывают амбивалентные ситуации, когда человек ведет себя по-разному.

Сегодня юноша заканчивает в школу, поступает в вуз, а дальше тупик. Нет социализации; успешным ты не будешь, потому что нет системы социальных лифтов. Возникает осознание тупика. Отсюда депрессия и девиация: от безысходности и приговора самому себе. Пустить в таких условиях в оборот оружие? В итоге латиноамериканские варианты покажутся цветочками.

Существуют различные модификации либеральной теории, в том числе провозглашающие самоорганизацию — с апелляцией к естественным наукам. Но нельзя самоорганизацию общества абсолютизировать: всегда есть такой субъект, как государство. Если мы передаем одну из основных функций государства — защиту общества — самому обществу, то получаем модификацию государства — ночного сторожа. Тогда случится пугачевщина по отношению к обществу и провал государства, которое собирается устраниться от решения важнейших задач.
Владимир Лексин: Чтобы использовать оружие для своего спасения, нужно быть готовым к его использованию в любой момент

Степень свободы приобретения, хранения и использования оружия является индикатором силы или бессилия государства. Еще от первого президента США пошла идея о том, что вооруженный народ не может иметь антинародного правительства. И в США действительно вся страна вооружена: люди в течение долгого времени находились в состоянии вооруженного конфликта то с так называемыми колонизаторами, то с коренным населением, то друг с другом. Судя по всему, ношение оружие там оправдано исторически. На ум в этом случае приходит, естественно, и Израиль, все население которого вооружено.

Вопрос такой: это оружие является средством индивидуальной защиты или служит для вооружения группировок, которые будут делать потом все что угодно.

Дебаты обострились после случая с психически неуравновешенным человеком, который расстрелял своих коллег. Но вспомним и другую историю, которая потрясла всех, — кровавые события в станице Кущевская. Историю эту долго замалчивали, пока в одном доме не нашли 11 обгоревших трупов. Люди были убиты ножами, топорами, битами: вот оружие бытовых разборок, из-за которых убивают гораздо больше людей, чем может присниться Брейвику. Это мы видим каждый день. На это «мирное» оружие бытовых разборок приходится 90% всех случаев бытовых преступлений или нанесения травм. Прочитать остальную часть записи »

Реалити-шоу «Дом-3»: Координационный совет оппозиции

Ксения Собчак. Фото с сайта ksenia-sobchak.com

23.11.2012 , Виктор Мартынюк

Ксения Собчак «тряхнула стариной» и привнесла в деятельность КСО немного скандала

Все же у Ксении Анатольевны Собчак есть некий удивительный дар создавать вокруг себя информационные поводы, причем «стихи» эти, перефразируя Ахматову, растут и впрямь из любого «сора». И ведь что не повод, то, без преувеличения, претендент на попадание в историю. Вообще, исследователям еще предстоит изучить этот феномен, как вообще так могло случиться, что еще какие-то считанные месяцы назад блиставшая на гламурных лаврах небожительница стала сперва одним из лиц (если не символов) оппозиционного движения, а затем стала одной из тех, кто инициировал его раскол.

О последнем нынче и речь — вернее, пока что о риске раскола внутри чуть больше месяца назад выбранного Координационного совета оппозиции, который и прозаседать-то успел пока лишь однажды. А аккурат накануне jочередного заседания Ксения Анатольевна вступила в эпистолярную перестрелку с видным членом КСО Андреем Пионтковским. Вопрос, послуживший началом раздора, принято риторически относить к «проклятым» — куда идти дальше?

Речь, как несложно догадаться, тут вовсе не о маршруте грядущей декабрьской акции, а о векторе, которому несистемное оппозиционное движение собирается следовать. Конечно, иные провидцы и до того подозревали, что единого мнения у носителей белых ленточек тут не наблюдается, но вот случившийся на виртуальном поле спор между Ксенией Собчак и Андреем Пионтковским тем и прекрасен, что фактически засвидетельствовал наличие внутри организованного в рамках совета оппозиционного движения двух условных течений — умеренного, включающего в себя фракцию «Группа граждан» (она же «гражданская платформа»), куда вошла Ксения, и радикального. Спор двух оппозиционеров расставил точки над «i»: Собчак симпатизирует течению «умеренных», а Пионтковский — «непримиримых».

Обнажил эти мировоззренческие отличия спор о теме грядущей протестной акции, сначала планировавшейся на 8 или 9 декабря, а, по последним данным, перенесенная вроде как на 15 число (точная дата станет известна по результатам заседания КСО). Начало ему положила сама г-жа Собчак: «Есть ощущение, что те события в стране, которые сегодня вызывают наибольший резонанс общества, так или иначе связаны с отсутствием независимых судов в России. И решения по «Узникам Болотной», и решения по последним коррупционным скандалам в итоге связаны именно с отсутствием независимого суда в РФ», — изложила экс-ведущая «Дома-2» и предложила в связи со сказанным посвятить очередной оппозиционный сбор проблеме независимого правосудия. Изложила и тезисы, которые надобно донести до власти: выборность мировых судей и федеральных судей районного звена; запрет на работу судьями бывшим сотрудникам правоохранительных органов; повсеместное введение суда присяжных для тяжких преступлений; судебные округа не должны совпадать с административно-территориальным делением; обязать судей и их родственников публиковать декларации о доходах.

Ознакомившись с позицией г-жи Собчак, г-н Пионтковский не смог смолчать и обличил товарку по протестному движению в последовательной сдаче позиций. «Предложения частичных улучшений в судебной сфере, обращенные к власти с ее ясно определившимся фашизоидным вектором развития, абсолютно неуместны сегодня и звучат издевательски по отношению к тем, кто уже брошен в застенки, и тем, кто там завтра окажется, в том числе и, возможно, уважаемая гражданка Собчак. А окажутся они там не потому, что мировые судьи не избираются, а судебные округа не совпадают с административно-территориальным делением. А потому что у власти находятся воры и бандиты, что они ежедневно нам подтверждают своим поведением и своими взаимными «разоблачениями», — рубанул политолог.

Отдельно Андрей Андреевич прошелся и по мировоззренческому соратнику Собчак журналисту Сергею Пархоменко, который в своем «манифесте» сделал упор на коррекцию выборного законодательства, которое бы исключило пресловутое «подряд» после «двух сроков», а также обеспечило бы максимальный контроль за выборами избирателям. В целом же г-н Пархоменко и не скрывает, что оппозиции следует стремиться к конструктивному диалогу с властью. На что сторонник баррикад Пионтковский отвечает: «Замечательные лозунги для начала какой-нибудь оттепели, перестройки, перезагрузки. Например, на следующий день после медведевской речи «Свобода лучше, чем несвобода!»

В сегодняшней же постразвозжаевской российской реальности эти призывы — предложение пораженной сифилисом власти припудриться и до следующих выборов (через 5-6 лет) лечиться арбидолом. Предложение, которое, кстати, она решительно отвергнет, потому что ей очень нравится быть больной сифилисом. Она от этого кайф ловит».

Но, похоже, от чего нынешняя власть ловит «кайф» самый наибольший, так это от возникшей внутри оппозиции ожесточенной схватки за монополию видения дальнейшего курса. И кто в этой борьбе победит, похоже, уже не столь и важно. Пока что сам КСО демонстрирует сплоченность и всяческую готовность выслушивать разные позиции по не такому уж богатому набору принципиальных вопросов. Но надолго ли такой толерантности хватит?

Риск возможного раскола внутри едва-едва созданного Координационного совета оппозиции в беседе с обозревателем KM.RU оценил известный политолог, декан факультета социологии и политологии Финансового университета Александр Шатилов: Прочитать остальную часть записи »

2012 г. Эпопея гражданского протеста продемонстрировала пример цикличности истории

11 ноября 2012 года 11:06 | Алексей Сахнин

 

С чего все начиналось

Год назад сонное течение русской жизни было нарушено – впервые за долгие годы – массовыми протестами. Спусковым крючком послужила тогда рокировка в правящем тандеме. Недовольство начало зримо расти сразу после судьбоносного съезда «Единой России». Причем первые два месяца это можно было заметить только по СМИ. Не только пул традиционно оппозиционных медиа, но и прежде лояльные или подчеркнуто нейтральные ресурсы стали позволять себе вполне откровенную критику происходящего в стране. Кампания критики в блогах достигла невиданного прежде градуса. Результат не замедлил сказаться: после традиционно сфальсифицированных выборов недовольство выплеснулось на улицы.

Подогретым сверху протестом воспользовались разные силы. Но на трибунах первых массовых митингов доминировали статусные либералы. Причем среди них были не только патентованные оппозиционеры, вроде Бориса Немцова, но и те, кто на баррикадах раньше замечен не был: Сергей Пархоменко, Ксения Собчак, и даже крайне влиятельные внутри правящего класса Алексей Кудрин и Михаил Прохоров.

Без сомнения, уже с самого начала в протестном движении была заметна и низовая составляющая. Тысячи людей, приходивших на митинги и демонстрации, с недоверием относились к самозваным лидерам. Именно они освистывали Собчак и других людей, слишком близко связанных с правящим режимом. Но организующая роль представителей элиты была очевидна и высока.

Почти сразу обнаружилось, что у элитной фронды есть свое видение политической перспективы движения и стоящих перед ним задач. Эти взгляды публично высказывались. Кудрин, например, в своих интервью говорил, что видит свою задачу в том, чтобы спасти страну от «безответственного популизма». По его мнению, правящая группа в погоне за рейтингами заходит слишком далеко, раздавая социальные обещания, выполнение которых угрожает интересам корпоративного бизнеса. Стране же нужен гораздо более жесткий курс бюджетной экономии. И необходимо заставить Путина выполнять его, даже в ущерб «дешевой популярности».

Ксения Собчак подчеркивала, что она считает неправильным даже постановку вопроса о смене власти. Власть, по мнению телезвезды, нужно не свергать, ее нужно заставить прислушиваться. Вопрос о том, к кому прислушиваться оставался без ответа. Но Ксения Анатольевна вряд ли имела в виду бюджетников, пенсионеров, рабочих или инженеров. Речь, конечно, шла про советы от людей другого круга.

У Владимира Путина и его администрации были все основания считать, что за массовыми протестами стоит, в первую очередь, элитная фронда. И режим оперативно отреагировал. Еще до нового года были анонсированы две реформы: о регистрации партий и о выборах губернаторов с муниципальным цензом. Обе эти меры сложно рассматривать как шаг навстречу обществу. Ведь реальный доступ к участию в политике получили только элиты. Пройти муниципальный ценз могут только региональные финансово-промышленные тяжеловесы, а уж никак не представители общественных движений. С партийным строительством ситуация аналогичная. В условиях массовой регистрации политтехнологических проектов, значение партийной регистрации радикально девальвируется, а медийные и финансовые ресурсы для ведения предвыборных кампаний есть только у элит. Поэтому для них легализация политической деятельности является гарантией возможности влиять на курс развития, а активистские движения от нее не получают ровным счетом ничего.

Помимо широко разрекламированных реформ, вероятно, были достигнуты и другие договоренности в верхах. Во всяком случае, еще до президентских выборов Алексей Кудрин заявил, что верит в способность Путина победить честно. Поскольку к мартовским выборам были допущены лишь тщательно отобранные и проверенные администрацией кадры, то в смысле «честности» они ничем не отличались от декабрьских. Следовательно, заявление Кудрина можно рассматривать исключительно как подтверждение заключенной сделки.

6 мая: события выходят из-под контроля

Поначалу казалось, что соглашение между режимом и элитной фрондой сработает. Мартовские митинги выглядели довольно уныло. Народу пришло мало, настроение протестующих было на нуле. Все «говорящие головы» на телевидении бросились обсуждать, что «народ устал от политики» и что все возвращается на круги своя. К анонсированному Сергеем Удальцовым «Маршу миллионов» относились с нескрываемой иронией. От подготовки майского шествия устранились почти все, кто так страстно боролся за влияние в декабрьском движении: Пархоменко, Собчак и т.д. Даже Алексей Навальный и Борис Немцов дистанцировались от подготовки к демонстрации. Никому не хотелось брать ответственность за, казалось, неизбежный провал. Даже либеральные медиа, вроде «Эха Москвы», уделяли предстоящей демонстрации неизмеримо меньше внимания, чем митингам декабря-февраля. Прочитать остальную часть записи »

Под Малоярославцем Наполеон понял, что надо уносить ноги из России…

Иллюстрация на открытии: репродукция картины «Сражение под Малоярославцем», 24 октября 1812 г. художника П.Гесса.

Фото ИТАР-ТАСС

28 октября 2012 года 12:17 | Алексей Полубота

200 лет назад произошло сражение, окончательно сломившее Великую французскую армию

«Свободная пресса» продолжает серию публикаций, посвященных Отечественной войне 1812 года. Сегодня наш собеседник, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института Российской истории РАН Евгений Мезенцев рассказывает об одном из недооцененных событий того времени.

 

«СП»: — Как известно, после сражения под Малоярославцем Наполеон вынужден был свернуть на разоренную его же солдатами Смоленскую дорогу. А был ли у него шанс дождаться весны в Москве и продолжать войну?

— Согласно мемуарам некоторых приближенных Наполеона, поначалу он собирался перезимовать в Москве. По крайней мере, неоднократно говорил об этом на публике. И даже голод, на который часто ссылаются историки, был не так страшен для его армии. Французы собрали урожай с полей и огородов в окрестностях Москвы. И если бы удалось правильно распределить эти запасы, до весны их могло хватить. Но русская армия в Тарутинском лагере как дамоклов меч нависала над французами. Наполеон понимал, что спокойно зимовать в фактически осажденной столице ему не дадут.

Кроме того, многие историки правильно замечают, что любая затяжная война для Наполеона была очень опасна. Надолго из Парижа отлучаться он не мог – там постоянно возникали политические интриги, народные волнения.

Наполеону нужны были блицкриги – любая серьезная заминка в новой войне могла навести на мысль уже покоренные народы, что не такая уж непобедимая у него армия. Поэтому публичные разговоры о зимовке в Москве, скорее всего, велись для того, чтобы русское правительство уверилось в решимости Наполеона довести войну до победного конца.

К началу октября 1812 года Наполеон, который уже пытался вести переговоры с Александром, понял, что русские на мир не согласятся. Каждый день убавлял силы его армии. Солдаты мародерствовали, моральный дух падал.

И Наполеон решил прорываться в Европу через плодородные российские губернии: калужскую, брянскую, орловскую. И дальше – через Малороссию. Но скоро он понял, что переоценил силы своей армии. Вообще, даже его попытка прорваться на Калужскую дорогу была неким показным маневром. Он хотел доказать Европе, что владеет ситуацией и уходит из России с гордо поднятой головой. Однако после Малорояславского сражения Наполеон понял, что сражаться с русскими для него невыгодно. Русская армия была теперь сильнее и в военном, и в моральном отношении.

«СП»: — Участники войны 1812 года вспоминают, что после сдачи Москвы в наших войсках царили уныние и разброд. Мы помним фразу Кутузова о том, что с «потерей Москвы не потеряна Россия, а с потерею же армии Россия потеряна». Из нее следует, что фельдмаршал считал еще одно генеральное сражение смертельно опасным для русской армии. Каким образом такая ослабленная армия так быстро восстановила боеспособность и даже превзошла силой французов?

 

— Да, в первые дни после оставления Москвы боевой дух наших войск сильно упал. Особенно среди рядовых солдат. Никто из них не думал, что вот так, без боя отдадут священную столицу. И даже популярность Кутузова в эти дни в армии резко снизилась. Солдаты уже не встречали его криками «ура».

Что касается фразы Кутузова о потере армии, она, в общем-то, была риторической. Не стоит воспринимать ее буквально. Бородинское сражение показало, что физически уничтожить русскую армию французам не по силам. Кстати, сегодня нас упорно убеждают, что русские потеряли на Бородино больше, чем французы. У них 35 тысяч погибших, а у нас – 44 тысячи. Но еще генерал Михаил Семенович Воронцов, когда в Вильно захватили часть архивов наполеоновской армии, обнаружил документы, где было написано черным по белому, что французы потеряли 53 тысячи человек. И эти данные подтверждаются даже потерями среди генеральского состава на Бородинском поле. Мы потеряли 29 человек убитыми и ранеными, а французы – 43. Это как минимум странно, когда пропорции потерь рядового и командного состава так разнятся.

В общем, даже если бы произошло еще одно генеральное сражение под Москвой – скорее всего, снова получилась бы ничья, и никакого разгрома русской армии не произошло бы. Кутузов хотел своей крылатой фразой оправдать концепцию, которая сводилась к тому, чтобы брать французов измором, небольшими сражениями.

Между тем в Тарутинском лагере основная часть русской армии набиралась сил. Начали прибывать пополнения, пришли с Дона 26 свежих казачьих полков. С южных губерний в изобилии доставлялось продовольствие. Офицеры писали в своих воспоминаниях, что на рынке возле армейского лагеря можно было купить даже ананасы. За всю войну это был первый период, когда наши солдаты ни в чем не нуждались. Уже в конце сентября это была другая армия.

К тому же из Москвы от наших разведчиков доходили известия, что французам в столице приходится несладко. За время сидения в первопрестольной наполеоновская армия потеряла от действий партизан и казаков около 30 тысяч человек.

И в это время солдаты как раз оценили мудрость Кутузова, который сделал из российской столицы западню для Наполеона.

«СП»: — Разделяете ли вы мнение некоторых историков, что сражение под Малоярославцем было даже более значимое, чем Бородинское? Прочитать остальную часть записи »

Крючок для Горбачева

Фото Юрия Лизунова и Александра Чумичева /Фотохроника ТАСС/

 

Без просчетов Кремля победа американцев в холодной войне была бы невозможной

 

26 лет назад, в октябре 1986 года, Генеральный секретарь ЦК КПСС М.С. Горбачев, в сопровождении министра Э.А.Шеварднадзе, секретарей ЦК КПСС А.Ф.Добрынина и А.Н.Яковлева, прибыл в Рейкьявик для встречи с президентом США Рейганом и его командой. Через два дня Горбачев выступал на итоговой пресс-конференции. Он говорил много и вдохновенно в духе так называемого нового мышления, мол, отныне Америка не является смертельным врагом для СССР. В частности, Горбачев сказал: «герой одного нашего русского писателя собирался, вы знаете, Америку «закрыть». Мы свободны от такого комплекса. Америка — это реальность».

Тогда во всем мире заговорили о конце холодной войны.

Но вернувшись в Москву, Генсек вдруг дал иную оценку происходящему: «Соединённые Штаты хотят экономически измотать Советский Союз через гонку новейших и самых дорогостоящих космических вооружений, — заявил он, выступая 14 октября того же года по телевидению. — Хотят создать разного рода трудности для советского руководства, сорвать его планы, в том числе и в сфере социальной, в сфере улучшения жизненных условий нашего народа, и тем самым вызвать недовольство народа своим руководством, руководством страны». Очевидно, что содержимое американского «ящика Пандоры» — секретной доктрины NSDD-32, NSDD-66 и NSDD-75, как и всей закулисной геополитики в отношении СССР, не являлось тайной для руководства страны.

К этому времени доктрина действовала уже четыре года. Кстати, сразу же после её подписания в 1982 года, помощник Рейгана по Нацбезопасности Уильям Р. Кларк, непосредственный сочинитель NSDD-32, организовал встречу президента США и Папы римского Иоанна Павла II. Знаменательны эти переговоры тем, что Ватикан поддержал начинания Рейгана против атеистического СССР – империи зла, являющей самым опасным врагом католических ценностей. Тем самым глава Ватикана объявил идеологический крестовый поход на социализм. На той встрече было решено начать с Польши: «в неё нужно вбить клин, чтобы треснул Варшавский Блок».

Впрочем, геополитические интересы Рейгана касались не только СССР и его союзников. Помимо пунктов, направленных на ослабление Советского Союза, в доктрине был обозначен ориентир на «доступ во внешние рынки, к иностранным энергетическим и минеральным ресурсам, а также к неподконтрольным пространствам и океанам». Очевидно, что для устойчивого развития Соединенные Штаты нуждались в монополии силы.

США было о чем беспокоиться. Образ жизни, получивший название «американская мечта», терял в мире былой лоск. Ширилось движение панков. Левые идеи были очень популярны во Франции и Италии. Одновременно Старый Свет и Советский Союз наводили мосты экономического и политического содружества. Московский договор между СССР и ФРГ, подписанный 12 августа 1970, устанавливал добрососедские отношения между бывшими врагами. В 1971 г. на XXIV съезде КПСС была принята Программа мира, и, как итог, Москва установила дружеские отношения практически со всеми западными странами, в том числе и с Великобританией.

Заключались и крупные контракты. Западногерманское акционерное общество «Рургаз» и внешнеторговое объединение «Союзнефтеэкспорт» договорились о поставках в Германию 120 миллиардов кубометров газа в обмен на 2,4 миллиона тонн стальных труб большого диаметра. Экономическое, политическое и военное влияние Советского Союза в мире резко усиливалось. Это был пунктуальный деловой партнер для Европы, и одновременно сильный политический конкурент для Вашингтона.

Именно поэтому всё, что касалось СССР, с пристрастием изучалось экспертами в США. Поскольку страны находились в разных системах экономических координат, то оценки ВВП существенно разнилась. Так, по советским расчетам, в 1985 году валовой внутренний продукт Советского Союза составил $ 2 118 млрд. По западным источникам – всего $ 914 млрд. В чем сходятся эксперты – это в расходах на оборону. И Советский Союз, и США на эти цели потратили примерно одну и ту же сумму: $ 277 млрд. и $ 258 млрд. соответственно, или 13,1 % и 6,4 % от ВВП (1985 год).

Под тяжестью таких оборонных расходов, которые, как правило, являются невозвратными, рухнула бы любая страна. Между тем за 15 лет, начиная с 1970 года (или с $ 433 млрд.), валовой внутренний продукт СССР фактически вырос в 4,5 раза, тогда, как американский ВВП — в 3 раза. Таким образом, советская экономика росла темпами, более высокими, чем американская. Кстати, в 1980 году положительное сальдо во внешней торговле СССР составляла $ 7 млрд., из них миллиард приходился на конкурентоспособную машиностроительную продукцию

Это же подтверждают данные ЦРУ о том, что в 80-х годах реальный ВВП на душу населения в СССР, пересчитанный по покупательному индексу США, составлял примерно 8 тысяч долларов, чуть меньше, чем в Германии ($ 9127) и во Франции ($ 9823), но выше, чем в Италии ($ 7680) и в Греции ($ 4631). К примеру, чтобы купить один килограмм хлеба, москвичу нужно было трудиться 17 минут, лондонцу – 25 минут, немцу – 27 минут. В целом же, если сравнивать жителей Москвы и европейских столиц, был паритет доходов и расходов по месячной корзине продуктов из 23 продовольственных товаров с учетом коммунальных и кредитных платежей.

12 ноября 1982 года после смерти Л.И. Брежнева решением Пленума ЦК КПСС был избран генеральным секретарём ЦК КПСС Ю.В. Андропов. Потом – К.У. Черненко. Экономика страны по-прежнему развивалась поступательно, не сбавляя темпов. В 1980–1985 годах среднемесячная зарплата выросла с 168,9 до 190,1 рубля в месяц, в то же время средний индекс инфляции, рассчитанный по 37 показателям, составил около процента в год. Практический весь товар был изготовлен внутри страны, с параллельным стимулированием внутреннего потребительского спроса – о чем сейчас мечтают лидеры всех развитых стран. Мясо было в свободной продаже в кооперативах и на рынках, незначительно превышая ценники в магазинах. Средняя урожайность зерновых достигла 18,9 центнера с гектара, что было сопоставимо со средней урожайностью в Канаде (21,1 ц/га), в стране, со схожими климатическими условиями. В РСФСР производилось до 130 млн. тонн зерна (в нынешнем году около 75 млн. тонн). Лауреат Нобелевской премии по экономике 1970 года Поль Самуэльсон в 1981 году написал буквально следующее: «Это упрощение — предполагать, что большинству людей в Восточной Европе плохо живется». Безусловно, нынешнее видение социализма, как строя с пустыми полками, приходится на более позднее время – во время горбачевского апокалипсиса.

Тогда, в 1982 году, казалось, что 40-й президент США Рональд Уилсон Рейган – по общему мнению американских интеллектуалов – тупица, взялся за невыполнимую миссию. Но он хорошо помнил рассказ О’Генри, в котором благородный жулик Джеффи сказал: «трест и похож и не похож на яйцо. Когда хочешь расколоть яйцо, бьешь его снаружи. А трест можно разбить лишь изнутри». Точно так же СССР невозможно было победить, и решено было разрушить изнутри, расшатав экономику страны.

Эту задачу в рамках NSDD-32 поручили директору ЦРУ Уильяму Кейси, у которого был собственный кабинет в Белом Доме, и министру обороны Каспару Уайнбергер. То, что Рейган вел себя этаким глупым увальнем, который на каждом углу угрожал СССР, устраивало американских аналитиков. Никто в США даже не помышлял о войне с СССР, но в Кремле неожиданно поверили в реальную угрозу и резко увеличили оборонные расходы, особенно после слов Рейгана: «Никто не хочет пускать в ход атомную бомбу, но враг должен ложиться спать в полной убежденности, что мы можем выпустить ее». Прочитать остальную часть записи »