Июнь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  
Архивы

Рубрика:

ЗАГАДКИ МЫСА РЫТЫЙ

В центральной части Байкала на западном берегу, напротив самого широкого места Байкала, расположен мыс Рытый. Здесь нет никаких поселений, одиночные катера, не приставая к берегу, проплывают мимо, до этого места не доходят никакие автомобильные дороги, и здесь нет даже тропы по побережью. Местные жители старательно избегают посещений мыса, именуя это проклятым местом, но, разговорившись, могут поведать много зловещих и загадочных историй, связанных с этой местностью. Стоит добавить, что этот мыс входит в территорию Байкало-Ленского заповедника, и чтобы здесь высадиться на берег нужно специальное разрешение от администрации заповедника. Заповедный режим территории в сочетании с местными запретами посещать проклятое место, сделали свое дело: только редкие одиночки осмеливаются заходить вглубь ущелья.
Заинтригованный услышанными ранее рассказами о феноменах этого мыса я решил подробнее расспросить об этом местных жителей и сходить вглубь ущелья в «запретную для посещений территорию». Рассказ об автомобильном ночном перегоне по побережью Малого моря до Южного кордона заповедника, откуда катером мы добрались до мыса Рытый, на этот раз я пропускаю и перехожу к тому, что собственно удалось узнать о мысе Рытый.

АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ
Запретные для посещений местности известны с давних времен в мифологии народов разных стран. У буддистов Монголии — это Агарти — «запрещенная территория в центре Азии, в окружении охранительных песков Гоби». У тантристов Тибета — загадочная и недоступная Шамбала, спрятанная от внешнего мира кольцом неприступных гор. На Памире, широко известная своими светящими НЛО, «памирская» аномальная зона. На Урале — Пермский треугольник. На Байкале подобной запретной для посещений людьми зоной является священный мыс Рытый, особо почитаемый как бурятами, так эвенками и тунгусами. Сакральное значение мыса для местного населения столь велико, что его ставят в один ряд с легендарной Шаман-скалой (мыс Бурхан) на Ольхоне, по древнему преданию считавшейся призрачным дворцом для самого главного и старшего из тринадцати сыновей божественных тэнгриев, опустившихся в незапамятные времена на землю вершить суд над людьми. Стоит особо подчеркнуть, что мифологическая значимость мыса Рытый для непосвященных сегодня менее известна, чем, например, знаменитый мыс Бурхан на Ольхоне, но территория мыса Рытый остается запретной для посещения и в наши дни, а значит, по поверью местного населения, духи до сих пор не покинули это место. Ни под каким предлогом, ни один из местных жителей, не соглашается не только входить в ущелье, но даже высаживаться здесь на берег.
С тоскливым чувством подстерегающей нас опасности поздно вечером мы высадились на пустынный берег мыса. Катер, не задерживаясь, спешно отчалил от запретного берега. Перед этим капитан, соблюдая традицию, брызнул спиртным и долго рассказывал о наваждении этого места, когда с завидным постоянством напротив этого мыса беспричинно ломается техника, шалят приборы и проваливаются под лед машины. Как и положено, при подходе именно в этом месте у нас на катере тоже лопнула алюминиевая топливная трубка низкого давления, что теоретически практически маловероятно.
Познакомиться в живую с феноменом мыса Рытого я решил после услышанного однажды от Александра Бурмейстера, выросшего в этих местах, рассказа, что на этом месте в очень древние времена был город, о существовании которого не сообщалась ни в одном из существующих источников. Этот неизвестный город, подобно недавно сенсационно открытому южно-уральскому городу ариев — Аркаиму, пленил воображение: неужели и на Байкале возможны подобные открытия? Зимой со льда в бинокль Саша показал мне отчетливо читаемую искусственную каменную стену, о существовании которой не знали даже в администрации Байкало-Ленского заповедника. В дополнение немного мистики добавили отпечатанные впоследствии фотографии, необъяснимым образом на отпечатанных фотографиях именно этого места обнаружилась необычное искривление пространства, которое нельзя было отнести к дефектам пленки или фотопечати. Объектив камеры запечатлел необъяснимый пространственный феномен. По имевшим у меня тогда сведениям, ни о каком древнем поселении там учеными не было известно, и никакими данными об уфологических наблюдениях в этом районе я также тогда не располагал. Все, что было мне известно умещалось в скупые строки, составленного ранее мной, путеводителя: «Мыс Рытый относится к сакральным местам Прибайкалья. По старинным бурятским преданиям, мыс Рытый является «страшным и священным местом», где живут сердитые боги, сыновья божества Ухэр, посылающие сильные ветры. Это наиболее сухой участок на северо-западном побережье Байкала. Образован наносами р. Риты. Конус выноса вдается в Байкал на 2,5 км. На поверхности наблюдаются свежие следы селевых выбросов — глыб и валунов. Здесь зарегистрированы неоднократные катастрофические селевые выбросы в Байкал грязекаменных потоков с деревьями и дерном. Долина реки оставляет гнетущее впечатление. Она труднопроходима из-за россыпей крупных камней. Здесь часто в землю бьют молнии, а зимой напротив мыса каждый год возникает становая трещина во льду. Пересохшие рукава речки создают впечатление, что мыс изрыт узкими извилистыми оврагами, направленными в Байкал, отсюда и название мыса — Рытый. Долина реки считается у бурят священной и запретной для посещения. Местные жители беспрекословно выполняют древние правила: это место не посещают женщины, после посещения долины мужчины оставляют там стельки из обуви. Если же в вверх пади забредает скот, никто не решается выгнать его оттуда, ведь они стали достоянием Тэнгри и его сыновей, которые по преданию ревностно охраняют вход в ущелье».
По данным «Энциклопедии чудес» Игоря Царева в мире насчитывается более 500 достаточно мощных геоактивных зон — аномальных местностей, в которых отмечается активное специфическое воздействие сил неизвестной природы на человека. Это влияние может быть как положительным (сакральное место), так и отрицательным (геопатогенная зона). В таких зонах наиболее высока вероятность наблюдения светящихся уфологических объектов, встреч с «гоминоидами» («снежными людьми»), случаев необъяснимых явлений в психике людей, «вещих снов» и т.д. В районах тектонических разломов коры и в зоне сейсмической активности обычно активно проявляется воздействие различных факторов на эволюцию биосферы и на человеческие сообщества. В научный оборот введен, даже, специальный термин — теллурическое излучение разломов, настолько же непонятный и спорный для специалистов, как торсионное поле Земли. Распространено мнение, хотя бесспорных доказательств этому нет, что подобные аномальные зоны теоретически могут благодатно воздействовать на развитие человеческой цивилизации.
В геопатогенных зонах, наоборот, человек по наблюдению врачей быстрее устает, стареет и умирает. По современным гипотезам ученых возникновению геопатогенной зоны могут способствовать особенности местного рельефа: близость и расположение подземных тектонических разломов, пересечение водных подземных потоков, проходящих на разных уровнях под руслом высохших рек, радиоактивный фон местности, электрический потенциал атмосферы и т.д. Например, известная аномальная зона в Крыму на горе Демирджи, по одной из версий стала таковой из-за растений эндемиков, выделяющих в утренние часы летучие вещества, способные вызвать у людей галлюцинации.
Наблюдения и опыт людей, несколько поколений, которых проводят в одной и той же местности среди природы достаточно длительное время, выделяют из окружающего пространства, как места силы, так и опасные для здоровья людей территории. В первых, из них со временем возникают святилища, туда приходят молиться и просить у духов помощи, вторые из них, так называемые, геопатогенные зоны, становятся проклятыми местами, запретными территориями для посещений людьми. Чем дальше от таких территорий, тем больше в рассказах о таких местах фантастических подробностей о чудесах и устрашающих примеров о таинственных заболеваниях и преждевременных смертях посетителей этих мест. Причем, характерно, что этот «эффект плацео», известный у психологов как самовнушение, особенно усиливается на расстоянии, чем дальше от объекта, тем он кажется таинственней и загадочней.

РАДИАЦИОННАЯ ВЕРСИЯ
Из анализа многочисленных рассказов очевидцев напрашивается вывод о возможном повышенном радиоактивном фоне в ущелье реки Рита. Первоначально в пользу этой версии говорили свидетельства о систематических случаях заболевания после посещения этих мест. Один из моих знакомых рассказал, что сразу после возвращения с мыса Рытого заболел один из участников экспедиции, в одиночку поднявшийся на одну из близко расположенных к Байкалу вершин и некоторое время просто полежавший на голой земле. Он болел около года. Александр Бурмейстер также подтвердил, что все некогда постоянно проживающие на мысе Рытом преждевременно умерли и сейчас уже никто не живет на этой местности. Деревянные дома полностью разрушились и заросли травой. Возникла даже гипотеза, что люди получали смертельную дозу радиации, обнаружив радиоктивную породу с золотом, которую набирали и пытались вынести с Рытого, спрятав за пазухой. А легенды о проклятии специально придумали, чтобы отпугнуть возможных охотников за золотом. Геологи, подтвердили, что в глубине ущелья реки Рита есть проявления золота и полиметаллов, но повышенной радиации, способной смертельно облучить людей, там нет. Радиометрическая съемка здесь проводилась геологическими партиями «Сосновгеологии» в конце 60-х годов прошлого века. В то время не было портативных дозиметров, и для работы дозиметра требовался целый рюкзак батареек, что могло быть поводом для выборочного замера радиоактивного фона на маршруте. Вместо батареек геологи предпочитали нести с собой больше тушенки и, возможно, замеры производились не по всему маршруту, а выборочно. Поэтому, геолог, который непосредственно работал в те времена в геологической экспедиции, порекомендовал нам ходить там с портативным, современным дозиметром, так на всякий случай. И попутно рассказал о геологах, нашедших в 40-х годах на Байкальском хребте радиоактивную руду и получивших смертельную дозу при выносе найденных образцов, так что до Москвы с образцами смог добраться только один из них. Замер радиационного фона, произведенный нами на выносах мыса Рытый дал прыгающие показания от 0,25 до 0,35 мрн/час, это примерно в два раза выше других смежных территорий побережья Байкала, но не превышает допустимой дозы в 0,5-0,6 мрн/час. Данные проводившихся замеров «Сосновгеологии», затеряны где-то в архивах и недоступны для анализа, поэтому ответ о радиационном фоне остался для нас открытым до следующей экспедиции в это место.

ШАМАНСКИЕ ПРЕДАНИЯ Прочитать остальную часть записи »

Как Петр I бороды налогом облагал

Налог на бороду был введен 1 сентября 1689 года (с Нового года) Петром I и отменен 6 апреля 1722 года. Кроме того, был введен специальный бородовой знак, который представлял собой металлический жетон, который выдавался после уплаты особой пошлины за право носить бороду. На жетоне были выбиты две надписи: на одной стороне — «Деньги взяты», на другой — «Борода — лишняя тягота». Пошлина была настолько велика, что желающим сохранить свою бороду приходилось сильно раскошелиться.
Борода была расценена посословно:
— дворянская и приказная — в 60 рублей,
— первостатейная купеческая — в 100 рублей,
— рядовая торговая — в 60 рублей,
— холопья, причетничья и т.п. — в 30 рублей.
Крестьянин у себя в деревне носил бороду даром, но при въезде в город, как и при выезде, платил за нее 1 копейку (2 деньги). В 1715 году установлен налог на православных бородачей и раскольников в 50 рублей. При бороде полагался обязательный старомодный мундир. В Указе царя Сенату говорилось: «Подтвердить накрепко старый Указ о бородах, чтоб платили по 50 рублей на год, и к тому, чтоб оные бородачи и раскольники никакого иного платья не носили, как старое, а именно зипун со стоячим клееным козырем (воротником), ферези и однорядку с лежачим ожерельем!»
От бородача, явившегося в приказ не в указанном платье, не принимали никакой просьбы, да сверх того тут же, «не выпуская из приказу», вторично взыскивали тот же платеж в 50 рублей, хотя бы годовой был уже внесен, — несостоятельных отсылали в каторжный порт Рогервик отрабатывать штраф. Прочитать остальную часть записи »

СУДА-ЛОВУШКИ

 Этот тип кораблей англичане придумали, скорее все­го, просто от отчаяния. Ведь с начале войны практически никаких способов борьбы с подводными лодками не су­ществовало в принципе.

 

До середины Второй Мировой войны, когда появились реактивные бомбометы «Хеджехог» и «Сквид», надежного средства уничтожения под­водных лодок просто не было. Поэтому англичане были просто вынуждены пойти на крайние меры. Ведь экипаж судна- ловушки добровольно подставлял себя под вражес­кие торпеды и снаряды. Не просто рисковал, как коман­да транспорта или военного корабля, а совершенно со­знательно превращался в живую приманку. Опасность подобной работы нельзя переценить, ведь подводная лодка могла уничтожить судно-ловушку торпедами, не поднимаясь на поверхность. Ставка делалась на стремле­ние германских капитанов экономить драгоценные тор­педы. Уничтожать мелкие безобидные пароходики они предпочитали артиллерией, приберегая торпеды для бо­лее ценной добычи.

Это и определило внешность судна- ловушки. Как пра­вило, это был небольшой пароход или траулер, укомп­лектованный моряками Королевского Флота. Он был во­оружен несколькими тщательно укрытыми орудиями. Когда подводная лодка поднималась на поверхность ря­дом с таким судном, на нем начиналась паника. Точнее, ее изображала специальная «паническая партия». Люди метались по палубе, спускали шлюпки, которые часто переворачивались, шум, крики… А в это время артилле­ристы, укрытые за фальшбортами, тщательно наводили орудия и ждали приказа капитана. Как только командир лодки забывал об осторожности, на мачту судна-ловуш­ки взлетал военный флаг, и орудия выпускали первые снаряды. Начиналась смертельная игра. Если лодка не бу­дет уничтожена первыми же залпами, она успеет погру­зиться, и тогда судно-ловушка будет потоплено торпеда­ми. Разумеется, для повышения живучести трюмы таких судов набивали пустыми бочками или бревнами, но все равно участи разоблаченной ловушки позавидовать было нельзя.

Впервые идею создания таких судов выдвинул в нояб­ре 1914 года командир военно-морской базы в Портсму­те адмирал сэр Хедуорт Мъё (Мы встречались с ним во время суда над адмиралом Трубриджем в первом томе нашей работы). 29 ноября в плавание выш­ло первое судно-ловушка «Викториэн», за ним последо­вали другие. Но результата пришлось ждать довольно долго. Лишь в июне 1915 года была уничтожена первая вражес­кая лодка, причем другим вариантом судна-ловушки.

 

Для борьбы с германскими субмаринами англичане старались использовать все доступные средства, в том числе и свои подводные лодки. Хотя они были не слиш­ком полезны в открытом океане, в Северном море бри­танские лодки добились некоторых успехов.

Первые эксперименты были проведены с рыболов­ными судами. Адмиралтейство полагало, что если одна-две германские лодки бесследно пропадут после атаки траулеров, остальные могут отказаться от атак рыбацких судов на Доггер-банке. Единственным возможным типом оружия была подводная лодка, так как любой другой корабль насторожит противника еще до атаки. А подводная лодка могла следовать на буксире у траулера, даже не поднимая перископ.

Технические проблемы оказались не слишком слож­ными. После экспериментов по буксировке лодок в под­водном положении выяснилось, что траулер может бук­сировать малую лодку типа «С» совершенно свободно. Было сконструировано приспособление, которое позво­ляло лодке отдать буксирный трос, находясь под водой. Также были отработаны методы связи между траулером и буксируемой лодкой. Решение и здесь оказалось до изум­ления простым. На мостике траулера установили теле­фонный аппарат, а на другом конце линии находился командир подводной лодки.

Первый успех пришел к англичанам 23 июня 1915 года. Траулер «Таранаки» под командованием капитан-лей­тенанта Эдвардса патрулировал вместе с группой обыч­ных рыбацких судов на Доггер-банке. Он выглядел точ­но так же, как остальные траулеры, однако вместо тра­ла за ним на глубине 40 футов следовала подводная лод­ка С-24 лейтенанта Тэйлора. Буксир был сделан из 100 фа-томов 3,5-дюймового стального троса и 100 фатомов 8-дюймового пенькового каната.

В 9.30 посреди рыболовной флотилии всплыла герман­ская подводная лодка. По счастливой случайности в каче­стве первой цели она выбрала именно «Таранаки» и дала предупредительный выстрел. Тэйлор услышал этот выст­рел, но ошибочно принял его за взрыв сигнального пат­рона, приказывающий всплыть. Он запросил по телефону у Эдвардса подтверждение приказа, но вместо этого ему сообщили, что на расстоянии 1000 ярдов появилась вра­жеская подводная лодка. Началась игра в кошки-мышки.

Тэйлор немедленно приказал отдать буксир, но оказа­лось, что замок заклинило. Несколько секунд моряки пы­тались с ним справиться, но напрасно. На траулер переда­ли просьбу отдать их конец буксира, что и было сделано. С-24 освободилась, но у нее на носу висели 200 фатомов каната и троса.

Этот вес придал лодке дифферент 5° на нос, что сде­лало невозможным использование перископа. Продувать одну из цистерн было опасно, так как воздушные пузы­ри немедленно выдали бы С-24. Но Тэйлор не собирался сдаваться. Работая моторами и рулями глубины, он су­мел поднять С-24 на перископную глубину и удержать ее на ровном киле. В перископ на расстоянии 1000 ярдов он увидел германскую лодку, которая обстреливала «Тара­наки». С-24 пошла на сближение. Тэйлор вышел на тра­верз вражеской субмарины и в 9.55 с дистанции 500 яр­дов выпустил торпеду. Торпеда попала в цель, и С-24 всплыла, чтобы подобрать спасшихся немцев. Из воды подняли только командира лодки U-40 и унтер-офицера. У С-24 возникли новые проблемы, так как на вал винта намотался телефонный кабель.

Вскоре пришел новый успех. 20 июля победу одержа­ли С-27 капитан-лейтенанта Добсона и траулер «Прин­цесса Луиза» лейтенанта Кенти. Снова англичане столк­нулись с трудностями, так как порвался телефонный ка­бель. Как развивались события, лучше всего расскажут рапорты командиров. Добсон видел все это так:

 

«7.55. Лейтенант Кенти с траулера «Принцесса Луиза» сообщает мне по телефону, что замечена вражеская с лодка на расстоянии 2000 ярдов слева по носу. Он сказал мне, пока не отдавать буксир. После этого телефонный кабель порвался.

В 8.00 я услышал выстрелы и отдал буксирный конец. Повернул вправо, чтобы отойти от траулера, и подвсплыл на глубину 18 футов, чтобы осмотреться. Приблизился к противнику на 500 ярдов и выпустил торпеду из левого аппарата в 8.12. Торпеда попала во вражескую лодку сразу позади рубки. Я продул главные балластные цистерны и подобрал 7 человек (капитан, 2 офицера, 4 матроса). Так как погода стала слишком плохой, чтобы снова заводить буксир, я вернулся в гавань».

 

В рапорте «Принцессы Луизы» написано:

 

«7.55. Заметил вражескую лодку в 3 румбах слева по носу на расстоянии 2500 ярдов. Сообщил С-27 и приказал пока не отдавать буксир. Вражеская лодка перерезала мне курс. 7.56. Телефонная связь с С-27 оборвалась. 8.03. Буксир отдан. Противник сделал 7 выстрелов. Экипаж траулера начал спускать шлюпку и бегать по палубе, изображая панику. 8.10. Увидел перископ С-27 на правой раковине, она атаковала противника. 8.12. Увидел торпеду С-27, которая прошла за кормой. Приготовил к бою орудие правого борта. Противник снова открыл огонь и начал поворачивать влево. Я открыл огонь, поднял па мачте военный флаг. В этот момент торпеда попала во вражескую лодку сразу позади рубки. Столб воды и дыма поднялся на 80 футов. Когда он рассеялся, из воды под большим углом торчало около 30 футов носовой части вражеской лодки».

 

Англичане потопили LT-23, которая оказалась после­дней лодкой, потопленной таким способом. Чтобы до­биться новых успехов, требовалось сохранить в тайне ис­пользуемый метод, однако он стал немедленно известен всем рыбакам. К. несчастью, экипажу U-23 позволили встретиться с германскими гражданами, которые ранее были интернированы, а сейчас ожидали репатриации. Атаки рыболовных судов прекратились, но после этого подобным способом не была потоплена ни одна герман­ская лодка.

Позднее немцы снова начали топить траулеры, но англичане больше не использовали буксировку подвод­ных лодок. Защита от подводных лодок была возложена на экипажи самих траулеров. В каждой флотилии имелся один или два корабля со скрытыми орудиями. Они тоже добились некоторых успехов.

 

А вскоре на дно пошла первая германская лодка, по­топленная артиллерийской ловушкой. Вечером 21 июля 1915 года в морю вышел маленький угольщик «Принс Чарльз», которым командовал лейтенант Уордлоу. Кро­ме обычной команды, на нем находились 9 матросов военного флота. Корабль был вооружен 1 — 76-мм и 1 — 51-ми орудиями. Он должен был крейсировать в районе острова Порт Рона, где в последнее время часто появля­ясь германские лодки. 24 июля в 18.20 с «Принс Чарль­за» заметили какой-то пароход, стоящий на месте. Это был датский пароход «Луизе». Через 15 минут была заме­чена подводная лодка, стоящая рядом с ним.

Лейтенант Уордлоу притворился, что не видит лодку, и подождал следовать прежним курсом. Артиллеристы заняли места у орудий, а «паническая партия» собралась на палубе. U-36 бросила датчанина и направилась навстречу «Принцу Чарльзу». Около 19.00 с дистанции около 1000 ярдов ледка оделяла выстрел и приказала судну остановиться. Снаряд пролетел над мачтами ловушки, Уордлоу поднял торговый флаг и застопорил машины. Команда на­чала лихорадочно спускать шлюпки, изображая поведение до смерти перепуганного «купца». Второй снаряд пролетел между трубой и фок-мачтой. Когда дистанция со­кратилась до 600 ярдов, лодка развернулась бортом и открыла огонь на поражение. Уордлоу должен был принять роковое решение: продолжать изображать жертву или дать опор. Так как немцы явно не собирались больше приближаться, он выбрал второе.

На мачту поднялся флаг Св. Георгия, и левое орудие дало первый выстрел. Эффект был потрясающий. Германские артиллеристы в панике бросили орудие и стремительно бросились в рубку. В это время снаряд «Принса Чарльза» попал в корпус лодки примерно в 5 метрах по­зади рулей. Лодка развернулась другим бортом и попыта­лась погрузиться, но было поздно. Угольщик пошел на сближение, ведя беглый огонь, и добился нескольких попаданий. Лодка сильно села кормой, и ее команда начала выбегать на палубу. Вскоре она скрылась под водой, и « Принс Чарльз» сумел подобрать лишь 15 человек из 33. Выяснилось, что U-36 за время похода успела утопить 8 траулеров и 1 пароход, Победа судна-ловушки особен­но замечательна, так как лодка была вооружена 88-мм орудием.

А вот другой пример, о котором расскажет один из членов экипажа судна-ловушки. Прочитать остальную часть записи »

Терминатор из Красной Армии

Чудовищный случай имел место 13 июля 1941 года в окрестностях городка Песец (и число 13, и название населенного пункта – все совпало!), далее выдержка из приказа о награждении:

«13 июля 1941 года из района Песец, красноармеец Овчаренко вез боеприпасы для 3-й пульроты, находясь от своего подразделения в 4-5 километрах. В этом же районе на красноармейца напали и окружили две автомашины в составе 50 германских солдат и 3-х офицеров. Выходя из машины германский офицер скомандовал красноармейцу поднять руки вверх, выбил из его рук винтовку и начал учинять ему допросы.

У красноармейца Овчаренко в повозке лежал топор. Взяв этот топор, красноармеец отрубил голову германскому офицеру, бросил три гранаты вблизи стоящей машины. 21 германский солдат был убит, остальные в панике бежали. Вслед за раненым офицером, Овчаренко с топором в руках преследовал его и в огороде м. Песец, поймал его и отрубил ему голову. 3-й офицер сумел скрыться.

Тов. Овчаренко не растерялся, забрал у всех убитых документы, у офицеров карты, планшеты, схему, записи и предоставил их в штаб полка. Повозку с боеприпасами и продуктами доставил вовремя своей роте…»

Прочитать остальную часть записи »

Матч смерти

Матч смерти — футбольный матч, сыгранный в оккупированном немцами Киеве летом 1942 года между советской и немецкой командами. Ряд футболистов-киевлян был расстрелян; по легенде, за отказ проиграть встречу.

Команда «Старт»

Некоторые из футболистов, находившиеся на сооружении оборонительных рубежей на подступах к Киеву, не смогли выехать из города перед взятием его вермахтом в сентябре 1941 года.
Известный вратарь Николай Трусевич тоже оказался в городе. Он устроился работать грузчиком на хлебозавод № 1. А по вечерам на ближайшем пустыре играл с приятелями в футбол. Вскоре об этом стало известно немецким властям. От них поступило предложение собрать команду для участия в открытии украинского стадиона на Большой Васильковской, 51 (ранее эта улица называлась «Красноармейская», а стадион — «Республиканский стадион»). Назвали команду «Старт».

Лишь часть игроков представляла клуб «Динамо» (Киев) (например, нападающий Фёдор Тютчев был из ЦДКА). Но в немецких отчётах о футбольных матчах умышленно говорилось о команде «Динамо».

Первые матчи
Игра состоялась 5 июня 1942 года. В заключение торжественного открытия стадиона состоялся футбольный матч. «Старт» победил со счётом 7:2 украинскую команду «Рух».
Остальные игры с участием «Старта» проходили на стадионе «Зенит» (до войны он назывался «Снайпер»), на улице Керосинной, 24.
• 21 июня «Старт» — сборная венгерского гарнизона — 6:2.
• 5 июля «Старт» — сборная румын — 11:0.
• 12 июля «Старт» — команда военных железнодорожников — 9:1.
• 17 июля «Старт» — воинская команда «PGS» — 6:0.
• 19 июля «Старт» — «MSG.Wal.» (Венгрия) — 5:1.
• 26 июля «Старт» — «MSG.Wal.» — 3:2.
Затем против советских футболистов играла команда «Flakelf» (сборная немецких зенитчиков).
Первая встреча состоялась 6 августа 1942 года. «Старт» выиграл с разгромным счётом 5:1. Прочитать остальную часть записи »