Декабрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  
Архивы

Странный пришел ответ из прокуратуры Братска на письмо редакции…

МНЕНИЕ

 

А чуть раньше этого ответа мы, наконец-то, получили еще и ответ на запрос из Братского филиала ДСИО, касающийся дороги в село Новое Приречье, правда, как мы подозреваем – не без участия прокуратуры. «Почему не без участия прокуратуры?» – спросят читатели. Да потому, что для его получения нам и пришлось обратиться в прокуратуру г. Братска. От нее мы тоже получили ответ на свое обращение, правда, на мой взгляд, несколько странный. Но обо всем по порядку…

 

«Главному редактору

газеты «Голос Братска»

В.А. Касищеву

 

Филиал «Братский» АО «ДСИО» обслуживает автомобильную дорогу Подъезд к с. Новое Приречье с км 0+050 по км 30+614.

В ответ на Ваши вопросы поясняем:

1. В рамках содержания а/дороги Подъезд к с. Новое Приречье для устранения выбоин, проводится планировка проезжей части гравийного покрытия. Планировка проезжей части производится согласно календарному графику, который формируется согласно финансированию.

Для устранения колейности необходим текущий ремонт автомобильной дороги, который согласно календарному графику производства работ программы «Безопасные и качественны автомобильные дороги» запланирован в 2021году.

2. Автогрейдер направляется на а/дорогу по мере необходимости, ориентировочно 1-2 раза в два месяца, но согласно календарного графика производства работ.

3. Выделяемых средств на обслуживание а/д подъезд к с. Новое Приречье не достаточно, но расход средств на содержание а/дорог формируется согласно категории дороги. Данная автомобильная дорога относится к IV категории 3 эксплуатационной группы.

4. Финансирование и распределение денежных средств на содержание автомобильной дороги осуществляется ОГКУ «Дирекция по строительству и эксплуатации автомобильных дорог Иркутской области».

5. Ремонт а/дороги Подъезд к с. Новое Приречье, согласно Программы «БКАД» будет осуществляться из средств федерального и регионального бюджета.

Для более детального ответа на ваши вопросы рекомендуем обращаться к балансодержателю данной автомобильной дороги в ОГКУ «Дирекция по строительству и эксплуатации автомобильных дорог Иркутской области».

 

А теперь подробно поговорим об ответе прокуратуры г. Братска на наше обращение. Получили этот ответ мы с 5-ти дневной задержкой – обращение было нами зарегистрировано в прокуратуре г. Братска 03.10.2019 г., а ответ поступил на почтовое отделение № 19 (г. Братск, ул. Энгельса, 23) только 08.11.2019 г. Если даже исходить из приказа Генпрокуратуры РФ № 45 от 30.01.2013 (ред. от 21.09.2018) «Об утверждении и введении в действие Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры РФ», то там сказано, что «Обращения граждан, военнослужащих и членов их семей, должностных и иных лиц, разрешаются в течение 30 дней со дня их регистрации в органах прокуратуры РФ, а не требующие дополнительного изучения и проверки — в течение 15 дней». То есть, выходит, что прокуратуре месяца не хватило на ответ, а что уж тогда говорить о запросах СМИ, на которые согласно Закону о СМИ государственные органы должны давать ответы в семидневный срок?..

 

 А сейчас давайте посчитаем, сколько дней прокуратура рассматривала обращение редакции. Зарегистрировано было обращение в прокуратуре 3 октября 2019 г., а ответ на него был отправлен нам по почте только 7 ноября. То есть, с момента регистрации и до момента отправки прошло 36 календарных дней. Ну, даже если скинем один день на день отправки, то в любом случае получается 5 дней задержки ответа. Почему, спросите вы, я так уверен, что прокуратура отправила нам ответ именно 7 ноября, а не, скажем, раньше? Вот об этом, как, впрочем, и о самом обращении, и о некоторых подробностях ответа прокуратуры, мы ниже и поговорим подробнее.

Итак, ответ из прокуратуры на обращение редакции пришел в почтовое отделение связи города Братска № 19 (665719) только 8 ноября 2019 года в 10:27 местного времени, хотя в ответе прокуратуры на угловом штампе стоит дата – 01.11.2019 г. 660ж-2019. Должен заметить, что на угловом штампе на первой странице обычно и указывают дату отправки и исходящий номер… Странноватым показалось мне, что заказное письмо по городу шло более недели, неужели, подумалось мне, почта у нас в городе работает со скоростью черепахи?.. Решили мы разобраться в этом и вот что узнали.

Выяснить, когда точно было отправлено простое письмо, думаю, сложно, но тут-то письмо заказное, на котором стоит идентификационный номер, и по нему любой гражданин может отследить почтовое отправление, что мы и сделали. Так вот, заказное письмо от прокуратуры, согласно информации, размещенной на сайте Почты России, было принято в отделении связи № 8 города Братска (665708) 07.11.2019 г. в 14:48 местного времени. Так что де-факто получается, что прокуратура отправила нам ответ во второй половине дня седьмого ноября 2019 года, что, по нашим подсчетам, превышает на 5 дней максимальный срок дачи ответа, но, видимо, для кого-то 5 дней – это сущий пустяк… Мы, конечно же, уважаем работников прокуратуры и ценим их труд по надзору за исполнением законов РФ, но, тем не менее, мы надеемся, что руководство прокуратуры города Братска как-то объяснит, почему в ответе прокуратуры и в «Определении об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении» стоит дата от 01.11.2019 г., а фактически эти документы были отправлены в редакцию 07.11.2019 г.? Разъясните, в чем тут причина? А то у кого-нибудь из читателей может еще ненароком возникнуть вопрос: а не есть ли это попытка сфальсифицировать дату отправки ответа?..

А сейчас поговорим о сути нашего обращения и о некоторых подробностях ответа на него прокуратуры. Обращение в прокуратуру касалось нашего запроса информации в Братский филиал ДСИО (Дорожная служба Иркутской области) от 05.08.2019 г., в котором у нас были вопросы по содержанию и ремонту автодороги, ведущей в село Новое Приречье. Письмо с копией запроса мы в прокуратуру отправили на шестидесятый день с момента регистрации запроса в Братском филиале ДСИО, понимая, что вряд ли дождемся ответа от дорожников, потому как ответ на запрос СМИ по закону должны давать не более чем через 7 дней.  Ответ прокуратуры получили на 3 листах и приложение «Определение об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении» в отношении должностных лиц Братского филиала АО «Дорожная служба Иркутской области» по статье 5.39 КоАП РФ (на 6 страницах). Там было, конечно, много чего написано, но кое-где, на мой взгляд, некоторые моменты были притянуты «за уши». Кроме этого, хочу заметить, что в своем обращении мы не просили привлечь к административной ответственности чиновников Братского филиала, которые не ответили на наш запрос. Вот что мы писали в запросе, цитирую: «Редакция считает, что руководством Братского филиала ДСИО был нарушен закон, за что предусмотрена административная ответственность. А так как прокуратура является надзорным органом по исполнению законов РФ, то редакция просит прокуратуру города Братска, согласно территориальности (месторасположения Братского филиала в Центральном районе города Братска), провести по данному факту проверку и сообщить нам о ее результатах. Кроме этого, просим побудить Братский филиал ДСИО все-таки ответить на запрос редакции газеты «Голос Братска», потому как считаем, что не подобает игнорировать запросы СМИ – ведь таким образом людям препятствуют в получении объективной информации». А вот что было в письме прокуратуры, вернее в «Определении об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении», которое было приложением к ответу, и что нас больше всего удивило: оказывается, я, как главный редактор, не подтвердил в запросе в Братский филиал ДСИО своих полномочий, а также не указал реквизиты редакции и не подтвердил статус редакции газеты «Голос Братска» в качестве СМИ. Вот что было дословно написано прокуратурой в «Определении об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении», цитата: «Как следует из пункта 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ 15.06.2010 № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» при проверке полномочий представителей редакции следует иметь в виду, что главный редактор представляет редакцию без специального оформления этих полномочий, поскольку такое право главного редактора основано на положениях части 5 статьи 19 Закона № 2124-1. Под главным редактором следует понимать лицо, возглавляющее редакцию (независимо от наименования должности) и принимающее окончательные решения в отношении производства и выпуска средства массовой информации (абзац десятый части 1 статьи 2 Закона № 2124-1).

Таким образом, несмотря на то, что главный редактор вправе не оформлять свои полномочия при представлении интересов издания в государственных органах, суде, иных организациях, законом он не освобожден от обязанности подтверждать свои полномочия при осуществлении законной деятельности, в том числе, при направлении запросов, а органы и организации при получении запросов вправе удостовериться в полномочиях последнего.

Кроме того, в силу требований ст. 2, 8, 19 Закона № 2124-1 при обращении с запросом о предоставлении информации, в запросе должны быть указаны все перечисленные в Законе сведения».

Какие перечисленные в законе сведения должны быть указаны в запросе, и в каком конкретно законе об этом говорится? В вышеприведенных статьях, на которые ссылаются работники прокуратуры, ничего этого я не увидел: в статьях 2, 8 и 19 Закона № 2124-1 «О средствах массовой информации» нет никаких требований подтверждения главным редактором своих полномочий и статуса редакции. Впрочем, кому интересно, могут сами прочесть указанные прокуратурой статьи Закона о СМИ, ссылка прилагается: https://sudact.ru/law/zakon-rf-ot-27121991-n-2124-1-o/

Исходя из объективности, вынужден еще раз повторить вопрос: из каких конкретно норм закона работники прокуратуры вывели, что главный редактор не освобожден от обязанности подтверждать свои полномочия при направлении запросов? Уважаемые сотрудники прокуратуры, готовившие этот ответ в нашу редакцию, подтвердите свои доводы конкретными пунктами и статьями Законов… А может быть, вы еще подскажете главным редакторам печатных СМИ, каким образом им подтверждать свои полномочия и статус редакций? Может, вместе с запросами рассылать еще и заверенные нотариусом копии свидетельства о регистрации СМИ, и еще отправлять копии приказов о назначении на должность главного редактора, также заверенные нотариально? А как еще по-другому подтвердить статус главреда и редакции, чтобы у запрашиваемых чиновников исключить любые поводы для отказа в предоставлении информации? А вышедшее в свет печатное издание (газета), в которой в выходных данных указаны сведения как о главном редакторе, так и о самой газете (когда и кем она зарегистрирована, кто является её учредителем, издателем – все это есть в выходных данных) – разве этих данных недостаточно для подтверждения полномочий главного редактора и статуса СМИ?

Ну, а раз уж работники прокуратуры ссылаются на Постановление Пленума ВС, тогда и я последую их примеру. В 8 пункте четвертого абзаца данного «Постановления» говорится, цитата: «При выяснении вопросов об учредителе (соучредителях) периодического печатного издания, о его главном редакторе, об адресе редакции, издателя, типографии необходимо принимать во внимание выходные данные средства массовой информации, которые согласно статье 27 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» должны содержать такую информацию». (https://base.garant.ru/1795394/)

Или вот еще интересный момент в «Определении» прокуратуры, в котором сказано, цитата: «В силу части 2 статьи 40 Закона № 2124-1 запрашиваемая информация должна быть предоставлена в семидневный срок. В случае, когда такие сведения не могут быть предоставлены в указанный срок, редакции средства массовой информации направляется уведомление с указанием даты, к которой будет предоставлена запрашиваемая информация. При этом названным Законом не определен предельный срок отсрочки в предоставлении информации».

И хотя в «Определении» прокуратуры сказано, что при отсрочке исполнения запроса более чем на 7 дней законом не определен предельный срок отсрочки в предоставлении информации, я, однако, вынужден не согласиться с доводами прокуратуры, потому как считаю, что это не так. И в подтверждение своих аргументов привожу выдержку из того же Постановления Пленума ВС РФ, 15 пункт, десятый абзац, цитата: «В силу части 2 статьи 40 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» запрашиваемая информация должна быть предоставлена в семидневный срок. В случае, когда такие сведения не могут быть предоставлены в указанный срок, редакции средства массовой информации направляется уведомление с указанием даты, к которой будет предоставлена запрашиваемая информация. При этом названным Законом не определен предельный срок отсрочки в предоставлении информации. Между тем судам следует иметь в виду, что такой срок установлен, в частности, Федеральным законом «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления». Согласно части 6 статьи 18 этого Закона отсрочка в предоставлении информации о деятельности государственных органов, органов местного самоуправления не может превышать пятнадцать дней сверх установленного этим Законом срока для ответа на запрос». (https://base.garant.ru/1795394/)

То есть, если исходить из комментариев ВС РФ, то выходит, что отсрочка в предоставлении информации на запрос имеет определенный срок – она не может превышать 15 дней, ну уж никак не два с половиной месяца – а это именно и есть тот срок, после которого редакции и был вручен ответ на запрос. Странно, неужели работники прокуратуры не знают этого? И выходит, чиновник, по мнению прокуратуры, практически ничего не нарушил, ну раз она решила отказать в возбуждение дела об административном правонарушении в отношении него?.. Ну, подумаешь, задержался с ответом на каких-то там жалких два с половиной месяца? Ну, это же мелочь по сравнению с тем, что главный редактор не подтвердил свои полномочия? Тогда у главного редактора возникает вопрос: а руководство Братского филиала ДСИО захотело выяснить полномочия редакции и главного редактора? Ведь в нашем запросе были указаны и полный адрес редакции, и номер контактного телефона, и адрес электронной почты. Если бы нам позвонили для выяснения статуса, то, конечно, мы бы им показали все необходимые документы, вплоть до свидетельства о регистрации. Но вот что самое интересное: на протяжении более чем 7 лет, сколько выпускается наша газета, никто из чиновников ни разу не пожелал проверить полномочия редакции. Думаю, они знают, что проверить можно очень легко, потому как все эти сведения открыты: стоит только набрать в реестре Роскомнадзора название СМИ, и у вас будет вся информация, касающаяся того или иного СМИ…

 

Идем далее. Цитата из «Определения» прокуратуры: «Проверкой установлено, что в запросе главного редактора газеты «Голос Братска» Касищева В.А. в Братский филиал АО «Дорожная служба Иркутской области» о предоставлении информации от 05.08.2019 г. не указаны реквизиты и статус редакции, информация о регистрации газеты «Голос Братска» в качестве средства массовой информации, не подтверждены полномочия Касищева В.А., как главного редактора средства массовой информации. Запрос выполнен на листке бумаги формата А4, без печати, с указанием даты и номера исходящей корреспонденции и рукописной подписью, при этом никакие документы, в подтверждение статуса редакции газеты «Голос Братска» в качестве средства массовой информации, а также полномочия главного редактора, не приложены».

Отвечаю: по поводу реквизитов и статуса редакции я уже привел аргументы, не буду повторяться. По поводу информации о регистрации газеты «Голос Братска» — она есть в реестре Роскомнадзора, который открыт для всех граждан, кроме этого она есть и в выходных данных газеты «Голос Братска». По поводу полномочий главного редактора, укажите в каком законе сказано, что главред  должен их подтверждать в направляемом запросе и как именно? А если кто выдает себя за главного редактора несуществующего СМИ, то он будет отвечать по всей строгости закона, и тут, полагаю,  уже начинается работа правоохранительных органов… Теперь по поводу запроса редакции: вы пишете, что он выполнен на листке бумаге формата А4, без печати, с указанием даты и номера исходящей корреспонденции и рукописной подписью – да, все так и есть, с единственным дополнением: в запросе стоит угловой штамп редакции с указанием издания: «Редакция газеты «Голос Братска», где ниже названия газеты указана дата: 05 августа 2019 г., а еще ниже: Исходящий № 90.

А теперь послушайте мои аргументы в отношении вашего письма-ответа и «Определения об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении». Письмо-ответ на обращение редакции и «Определение» выполнены на шести обычных листках бумаги формата А4, с угловым штампом прокуратуры на первом листе, и с обычной рукописной подписью, не скрепленной печатью, правда, редакция нисколько не сомневается в законности вашего ответа. Но есть небольшой нюанс: в вашем в ответе дата отправки на угловом штампе стоит – 01.11.2019 г., впрочем, и на «Определении» стоит та же дата – 01.11.2019 г., но исходя из информации, размещенной на официальном сайте Почты России, письмо в редакцию было отправлено прокуратурой 07.11.2019 г.

Мы не будем обжаловать решение прокуратуры от отказе в возбуждении дела об административном правонарушении в отношении должностных лиц Братского филиала АО «Дорожная служба Иркутской области», потому как мы и не ставили себе такой задачи. Главное, что после рассмотрения прокуратурой нашего обращения, нам наконец-то пришел ответ на наш запрос – лучше поздно, чем никогда. Думаем, в дальнейшем будем сотрудничать с руководством Братского филиала ДСИО более плодотворно и оперативно.

ВИКТОР КАСИЩЕВ.

Оставить комментарий