Август 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  
Архивы

Дело «ЮКОСа» не политическое?

Вчера Европейский суд по правам человека огласил постановление по делу «ОАО «Нефтяная компания «ЮКОС» против России». Из документа, в частности, следует, что ЕСПЧ не нашел в деле факта дискриминации компании по политическим мотивам. И понеслось. «ЮКОС проиграл дело против РФ, а Страсбург признал только мелкие нарушения!» – наперегонки цитировали государственные СМИ заявления российских чиновников.

При этом комментаторы как-то стыдливо умалчивали о том, что «мелочами» они называют нарушения таких фундаментальных прав, как право на защиту собственности (статья 1 Дополнительного протокола к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод) и на справедливое правосудие (статья 6 Конвенции). Это главное, что позволит теперь миноритарным акционерам «ЮКОСа» добиваться возмещения нанесенного им ущерба и справедливого судебного разбирательства.

Что же касается мотивов дела «ЮКОСа», то, на мой взгляд, можно и согласиться с постановлением европейских судей, не увидевших в нем политики. Правда, не могу не заметить, что о некоторых персональных делах против юкосовцев даже сами занимавшиеся ими следователи говорили, что эти дела политические. Вот, например, откровения следователя Александра Банникова, который вел дело бывшего сотрудника службы безопасности «ЮКОСа» Алексея Пичугина.

«Он сказал, что знакомиться с этим «мусором» (материалы дела) не имеет никакого резона и я, как бывший сотрудник органов, должен это понимать. Он сказал, что я лично как Пичугин никого не интересую. Дело политическое, и интересуют Невзлин, Ходорковский и другие совладельцы нефтяной компании. Какие бы прекрасные адвокаты меня ни защищали, исход дела предопределен», – рассказал Алексей Пичугин на суде. О том, что «это дело государево», поведал следователь Банников и другому фигуранту – Михаилу Овсянникову (свидетельствовавшему впоследствии в защиту Пичугина).

Не дезавуировало постановление ЕСПЧ и многочисленные отказы судов различных государств в экстрадиции бывших юкосовцев – политических беженцев.

Однако, повторюсь, вполне можно и не характеризовать подоплеку дела «ЮКОСа» как политическую. И назвать его мотивы иначе – личными и материальными. Для постоянных наблюдателей не секрет, насколько лично Владимир Путин воспринимает Михаила Ходорковского. Очевидцем такого отношения нынешнего премьер-министра к экс-главе опальной нефтяной компании была, в частности, Светлана Ганнушкина – председатель комитета «Гражданское содействие», член совета Правозащитного центра «Мемориал». В интервью   автору этих строк она рассказывала:

«Ни один судебный процесс по делу «ЮКОСа» не проходит объективно и беспристрастно. Это мне стало особенно ясно в 2003 году, когда о Ходорковском заговорили на встрече Комиссии по правам человека с Путиным. Этот процесс и этого человека тогдашний президент воспринимал очень лично, о процессе говорил крайне возбужденно, не выдерживая стиля деловой беседы».

Демонстрировал Владимир Путин свое эмоциональное отношение к Михаилу Ходорковскому и на встрече в дискуссионном клубе «Валдай» 6 сентября 2010 года. Об этом свидетельствовал  главный редактор польской Gazeta Wyborcza Адам Михник. По его словам, Владимир Путин, говоря о «деле Ходорковского», продемонстрировал «персональную эмоцию». На другие вопросы премьер-министр отвечал спокойным тоном и шутил, но на этом вопросе интонация Путина резко изменилась.

Можно, конечно, сказать, что Европейский суд пока не указал, что «ЮКОС» стал жертвой рейдерского захвата в результате личной неприязни Владимира Путина к его главному владельцу. Но все еще только начинается.

Вера Васильева

http://grani.ru/blogs/free/entries/191597.html

Оставить комментарий