Июль 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  
Архивы

«Если бы»: иркутские альтернативы — время Ножикова, Говорина, Тишанина

В июне исполнится 25 лет, как в Иркутской области учреждена должность губернатора. За четверть века наш регион возглавляли семеро: Юрий Ножиков, Борис Говорин, Александр Тишанин, Игорь Есиповский, Дмитрий Мезенцев, Сергей Ерощенко и нынешний губернатор Сергей Левченко. В июле 2015 года в газете «Байкальские вести» (в последние месяцы губернаторства Сергея Ерощенко) была опубликована статья «Иркутские альтернативы». Несмотря на прошедшее время, высказанные оценки опубликованы в неизменном виде. Единственное дополнение: Александр Тишанин энергично стартовал в должности губернатора, запомнился серией перспективных инициатив, но со временем пар, что называется, ушел в свисток. Сейчас приводится первая часть той статьи, посвященная периоду с 1994 по 2008 год – времени Юрия Ножикова, Бориса Говорина и Александра Тишанина.

История не знает сослагательного наклонения —  «А что было бы, если бы?» — в смысле реальной переигровки событий. Однако моделирование альтернатив, рассмотрение иных, чем в действительности, вариантов имеет не только познавательное, но и актуально-прикладное значение. Изучая события и тенденции, которых удалось избежать, можно определить, чем они опасны и что нужно делать, чтобы не допустить их и в будущем. Напротив, если упущены позитивные, желательные возможности, то важно не повторить ошибки еще раз. В широком смысле анализ значения и вероятных последствий альтернативного развития событий помогает прогнозировать их будущее развитие, хотя и не с полной (стопроцентной) точностью.

Применительно к последним 15 годам политической истории Иркутской области моделирование наиболее крупных альтернатив, особенно касающихся руководителей региона, можно выстраивать по двум направлениям или использовать смешанный вариант. Первое направление предполагает альтернативу управленческим решениям. Например, что произошло бы (и какова вероятность этого), если бы не разгорелся конфликт губернатора Бориса Говорина с топ-менеджерами ОАО Иркутскэнерго или губернатор Александр Тишанин согласился переименовать Иркутскую область в Прибайкальский край после ее объединения с Усть-Ордынским Бурятским автономным округом.

Второе направление — кадровые, персональные альтернативы. Именно на них сосредоточим внимание в этот раз, причем ограничимся высшим руководством области. Разумеется, при этом в стороне остаются важные сюжеты муниципального уровня, особенно касающиеся крупных городов. К примеру, весьма широк веер основных альтернатив для Иркутска конца 2009 — начала 2010 годов: а если бы Владимир Якубовский так и остался мэром? А если бы выборы в марте 2010 года выиграл Антон Романов? А если Сергей Серебренников? Заслуживают внимания и альтернативы в отношениях между «первым» и «вторым» лицом (скажем, а если бы губернатор Дмитрий Мезенцев прислушался к Александру Битарову и оставил его в правительстве на условиях, выдвинутых первым заместителем?). Наконец, в наличии вариант, при котором остались прямые выборы мэра Иркутска, которые и состоялись в сентябре 2015 года. А тут еще Ангарск, Братск, Усть-Илимск…Тем не менее даже краткий перечень альтернатив для высшего руководства Приангарья выглядит довольно внушительно. Итак…

2-2.jpg
Юрий Ножиков – губернатор в 1994—1997 годах (до этого, в 1990—1991 годах – председатель Иркутского облисполкома, в 1991—1994 годах – глава администрации Иркутской области)

 

 

Юрий Ножиков не уходит в отставку весной 1997 года, а остается в должности губернатора

 

Сценарий маловероятный, учитывая социально-экономическую и общественно-политическую ситуацию того времени применительно к Иркутской области, а также политическое чутье и склад характера Ножикова. Но если представить, что под давлением своего окружения Юрий Ножиков остался во главе области, его политическая судьба в дальнейшем едва ли была успешной. Прессинг на «строптивца» из Москвы продолжал бы нарастать, а в Иркутской области активизировались бы влиятельные силы, со своей стороны заинтересованные в смещении Ножикова и укреплении собственных позиций. К тому же «братско-энергетический» состав руководства областной администрации уже в значительной мере не соответствовал балансу сил в региональной элите.

Сергей Левченко выигрывает губернаторские выборы 2001 года

Собственно, не исключено, что так оно и произошло. Ведь до сих пор нет внятной, а тем более детальной информации, что происходило в ближайшем окружении губернатора, а также в других инстанциях, имевших прямое отношение к выборам, в середине ночи с 19 на 20 августа 2001 года, когда при подсчете голосов Левченко стал обгонять Говорина.

В принципе все этажи государственной власти не были заинтересованы в победе Сергея Левченко. В России в случае его прихода к власти появился бы первый сырьевой (а не депрессивный, аграрный, сельский и т. п.) регион с губернатором-коммунистом. Левченко сразу же оказался бы под сильным давлением со стороны Кремля и крупнейших корпораций, поставивших перед ним дилемму: или полномасштабное вхождение в «партию власти», или противостояние, включающее сокращение федерального финансирования для региона и заведение уголовных дел на губернатора. В принципе Сергей Левченко подавал сигналы о готовности к компромиссам (так, накануне второго тура выборов он заявил, что в случае победы приостановит свое членство в КПРФ). Но насколько далеко способен пройти по этой дороге областной лидер коммунистов, предположить трудно.

В политическом плане губернаторство Левченко, несомненно, было бы наиболее либеральным, толерантным по сравнению с другими губернаторами — в том числе потому, что главе региона в силу своего позиционирования нужно было активно искать альтернативную опору за пределами ядра областной элиты, в том числе для кадровой устойчивости своей администрации.

Виктор Боровский не уходит в отставку весной 2002 года с должности председателя Законодательного собрания

Невероятный сценарий, так как для его осуществления обязательно требовалось наличие хотя бы одного из двух условий. Первое: в ОАО Иркутскэнерго не происходит передела собственности весной 2001 года. Второе: Валентин Межевич выигрывает летом 2001-го губернаторские выборы.

Сергей Шишкин остается председателем Законодательного собрания и после осени 2003 года

Вероятность — около 60 процентов, т. е. вполне реально, что Шишкин отказался бы препятствовать отмене нормы областного устава, ограничивающей пребывание в губернаторской должности двумя сроками. По существу, это означало бы и отказ от губернаторских планов самого Шишкина. По всей стилистике «говоринской» команды такое снижение политических амбиций спикера ЗС было бы встречено с пониманием, но Сергей Шишкин предпочел другой вариант.

Возможно, и при маловероятном сохранении спикерской должности хоть за «строптивым», хоть за «послушным» Шишкиным дальнейшее развитие событий воспрепятствовало бы появлению в Иркутской области губернаторов-«варягов», причем в первом случае губернатором стал бы Сергей Шишкин, а во втором — остался Борис Говорин. Однако и Говорин, и большинство депутатов ЗС, руководствуясь сиюминутными интересами, предпочли недальновидный вариант отставки Шишкина. Фактически уже осенью 2003 года, когда Говорин не воспринял идею добровольной передачи власти, была заложена основа для последующего прихода «варягов».

В корпоративном плане вероятна дальнейшая опора Сергея Шишкина на тогда самостоятельную группу СУАЛ, хотя не исключено расширение спектра поддержки в крупном бизнесе. Однако Шишкин переоценил прочность своих позиций и недооценил искушенность и решительность политических противников.

Валентин Межевич летом 2005 года становится губернатором Иркутской области 

Такой вариант почти стал реальностью, и только в последний момент, с подачи президента ОАО «РЖД» Владимира Якунина, верх взяла кандидатура Александра Тишанина. Тем не менее поддерживаемый значительной частью иркутской элиты Валентин Межевич с большой долей вероятности мог бы не состояться как сильный, эффективный губернатор. Такие личные качества Межевича, как интеллигентность, профессионализм, неавторитарность, соседствуют с дефицитом политической воли, излишней ординарностью («бесцветностью») в публичном пространстве, что подтвердила кампания по выборам губернатора в 2001 году. В позиционном плане вероятна ориентация на «Норильский никель» и, шире, на Красноярский край и отчетливые проблемы в отношениях с алюминиевым сектором региональной экономики.

2-3.jpg
Борис Говорин – губернатор в 1997—2005 годах

 

 

Борис Говорин летом 2005 года получает президентское подтверждение своих полномочий на третий срок

Реалистичность такого варианта — около 40 процентов, чем и объясняется длительная борьба вокруг кандидатур на должность иркутского губернатора. Дальнейшее развитие событий было бы вялотекущим. С одной стороны, негативные последствия длительной несменяемости главы региона ощущались бы все сильнее, тем более учитывая субъективные особенности второго губернатора Иркутской области. В то же время Говорин, будучи оттеснен на периферию в партийной иерархии «Единой России», вынужден был содействовать другим партиям. Объединение Иркутской области с Усть-Ордынским Бурятским автономным округом шло бы со скрипом, но было бы действительно объединением, а не административно-командным поглощением, как это произошло при Александре Тишанине. В корпоративном отношении продолжилась бы ориентация на компанию «Русал». Несмотря на укорененность Бориса Говорина в региональной элите, следующий губернатор с большой долей вероятности все равно бы оказался приезжим («варягом»).

2-4.jpg
Александр Тишанин – губернатор в 2005—2008 годах

 

 

Александр Тишанин не отправляется в отставку в апреле 2008 года, а дорабатывает как минимум до конца пятилетнего срока губернаторских полномочий летом 2010 года

Сценарий еще менее вероятный, чем в отношении Юрия Ножикова. Более того, Тишанин даже засиделся в губернаторской должности, так как шлейф его неудачных действий и откровенных скандалов растянулся на длительное время. Хотя энергично стартовал в должности губернатора, запомнился серией перспективных инициатив, но со временем пар, что называется, ушел в свисток. Реалистичность варианта с продлением губернаторства Александра Тишанина дополнительно уменьшается из-за его конфликта с Олегом Дерипаской, включая проявившееся к весне 2008 года намерение главы региона лоббировать форсированное закрытие БЦБК. К весне 2008 года оставался единственный субъективный фактор в пользу Тишанина —  его высокая популярность среди избирателей.

Юрий Пронин

 

Источник: https://altairk.ru

Оставить комментарий