Ноябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Архивы

Медведи из-за их запредельной численности не могут прокормиться в тайге…

МНЕНИЕ

 

 

И, думаем, поэтому некоторые из них пошли в города и села, но, похоже, защитнички косолапых все равно против принятия мер по доведению численности этих опасных хищников до оптимальных пределов. Они, наверное, не понимают, что в лесах Иркутской области не могут реально прокормиться 18 тысяч медведей, потому как, по выводам специалистов, предельная численность бурого медведя в тайге области для нормального проживания косолапых не должна превышать 6 тысяч особей. Именно поэтому, считаем, топтыгины все чаще и приходят к людям, и еще – в лесу сейчас медведи при случайной встрече с человеком зачастую не уходят, как было раньше, а нередко бывает, что они неспровоцированно нападают на ягодников, грибников, геологов, рыбаков… Каковы бывают последствия таких нападений – думаю, никому объяснять не надо.

Фото с сайта: http://anub.ru/16.10.2014/nezvaniy_gost/

 

 

А люди просто хотят жить в безопасности, и они имеют на то полное право, но, видимо, некоторые защитнички «безвредных мишек» — или вследствие недопонимания, или по принципу: «а баба яга все равно против» — огульно препятствуют в принятии хоть каких-то мер по ограничению самого опасного хищника не земле. Да, именно так: медведь действительно самый сильный и самый опасный хищник, никакой лев и тигр с ним не идет ни в какое сравнение, потому как вес бурого медведя иногда достигает 700 килограмм. Даже по мнению многих цирковых дрессировщиков, именно медведь для них намного опаснее тигра и льва по причине того, что даже опытному дрессировщику нельзя предугадать, когда медведь нападет на него, не говоря уже про обычных людей…

Тему большой численности медведей и опасного их сближения с человеком наша редакция уже не раз поднимала на страницах газеты и сайта «Голос Братска», а 24 октября один наш читатель позвонил в редакцию и с возмущением посетовал, что, мол, иркутский «Бабр» как та баба яга, которая всегда против, в данном случае — против того, чтобы министерство лесного комплекса наконец-то «разродилось» нужной инициативой по уменьшению в Иркутской области численности самого опасного хищника на земле – медведя, и прислал ссылку на статью БАБРА: «Минлесхоз поплакался, что может убивать медведей лишь четыре месяца». Прочитав эту статью бабровского автора, который именует себя научным обозревателем (какое отношение к наукам и к каким именно он имеет на самом деле – нам неизвестно), у меня появился нехороший осадок, хотя я уверен, что эту инициативу министерства лесного комплекса поддержат большинство жителей области и, конечно же, наша редакция. И хотя мы совсем недавно и критиковали министерство лесного комплекса за недостаточно оперативное реагирование по организации отстрела медведей, обитающих вблизи населенных пунктов, но тут за эту инициативу лесное министерство нужно не хаять, а хвалить, но «баба яга как всегда против»…

Итак, нам непонятно: автор сего писания, который называет себя научным обозревателем, написал эту, на мой взгляд, несуразицу только для того, чтобы уколоть «любимое» им министерство лесного комплекса Иркутской области? Или же автор статьи на самом деле считает, что нельзя снижать численность медведя?.. Я, конечно же, не желаю подобным научным обозревателям где-нибудь на автодороге сломаться, где к ним вполне может подойти объект их защиты (медведь) в поисках пищи, но согласитесь: пока, если (не дай Бог) эти мастера пера не повстречаются ночью на дороге с «добродушным мишкой», то думаю, они не смогут понять, что иногда бывает, что люди для медведя не более, чем просто пища. И это отнюдь не мои домыслы — так утверждают ученые мужи, ну, например, доктор биологических наук из Красноярска Марк Смирнов, который в своей монографии первым написал конкретно то, что до него не решались сказать другие ученые, а именно: в пищевой рацион медведя входит человек (https://rg.ru/2004/02/20/medvedi.html). Ну, а если после такой, пусть даже и гипотетически предполагаемой встречи, конечно, если защитничкам очень повезет и они останутся живы, как вы думаете, они потом какую песню запоют — будут возражать против зимней охоты на берлоге или будут ратовать за уменьшение численности медведя?..

Наша редакция не понимает, почему такие авторы упорно защищают хищников и нисколько не думают о безопасности людей, потому как медведи уже пошли в населенные пункты, более того — они начали заходить в города и кушать там домашних животных: недавний пример в поселке Маркова реальное тому подтверждение. А если мишкам человек подвернется, то, думаю, они и им пообедают, и спасибо за это, в том числе можно будет сказать и этому автору с Бабра, потому как он против охоты на берлоге. А на днях, 22 октября, в Тайшетском районе  произошло очередное нападение медведя на людей! И это чудо просто, что оба пострадавших остались в живых! (https://baikal24.ru/text/23-10-2018/pokalechil/ )

Для справки: по приведенным специалистами официальным данным, медведей сейчас в области около 18 тысяч особей, хотя их численность не должна превышать 6 тысяч, то есть налицо превышение предельно допустимой численности в три раза. Почему же все эти защитнички чуть ли не с пеной у рта защищают самых опаснейших для человека хищников, но спрашивается: почему они не поднимают вопрос о защите волков, за отстрел которых в период разрешенной на них охоты с 15 сентября и по 28 февраля (5,5 месяцев) сейчас правительство Иркутской области будет выплачивать премии по 20 тысяч рублей за каждого отстрелянного волка, и не важно, какого возраста и пола волка охотники отстреляют? А ведь это, я считаю, несправедливо – почему такая дискриминация волка? Хотя по данным, приведенным специалистами-охотоведами службы по охране животного мира, в 2017 году волков в области было не более 6 тысяч, но, в отличие от медведя, волк нападает только на диких и домашних животных, а на человека практически никогда. В Братском районе я, например, не припомню ни одного такого случая за последние годы, а медведь практически каждый год нападает на людей и бывает, их загрызает, а сколько грибников и ягодников вообще пропадают бесследно в лесу? Довольно-таки немало: в этом году, насколько мне помнится, в лесу пропали несколько человек, и не факт, что они просто заблудились и сгинули, не исключено, что, может, их растерзали медведи, потому как им свойственно даже несъеденные ими жертвы прикапывать, и потом найти их останки почти невозможно. В редакции возник вопрос: а почему нельзя хотя бы уравнять этих хищников, и за добытого медведя также выплачивать премии, ведь именно от их идет реальная опасность людям, а премии выплачивают за отстрелянных волков, которые на людей-то практически и не нападают…

В заключение. Вот посмотрите, что пишет так называемый научный обозреватель на «Бабре», цитата: «В России такой варварский способ охоты запрещён с 2012 года. Во-первых, стрелять в спящее живое существо в принципе низко, жестоко и показывает всю человеческую слабость. Во-вторых, заведомо нельзя сказать, кто именно находится в берлоге – медведица или медведь, а убийство медведицы, у которой может быть потомство, приведёт к скорейшему снижению численности медведей». Уважаемый научный обозреватель (автор): если численность опаснейшего хищника превышает в 3 раза норму, то что, по-вашему, нужно делать?.. Думаю, нужно довести численность медведя до необходимого уровня. А как это сделать, если не на охоте, в том числе и на берлоге?.. Или заниматься демагогией, мол, стрелять в спящего медведя — это низко и жестоко… Про низость и жестокость добычи медведя на берлоге вы попробуйте рассказать родным погибших в лапах медведя или, например, родителям шестилетнего мальчика из села Хета Красноярского края, которого медведь в сентябре прошлого года растерзал прямо на окраине поселка на вертолетной площадке, где играли двое малышей. А как еще регулировать численность — вы не подскажете более гуманные способы? Таковых пока еще не изобрели — только отстреливать, и пока это, в основном, делается только на охоте. Тем более, что сейчас и нет много желающих поохотиться на медведя, в отличие от волка, никакой премии охотнику за добытого медведя не выдается, более того – самому охотнику еще нужно заплатить за лицензию на добычу медведя довольно-таки приличную сумму, потому что на добычу медведя — одна из самых дорогих лицензий, и считаю, что именно поэтому медведя у нас и развелось уйма.

В ноябре медведи должны ложиться в спячку, но которые не нагуляли жира — пойдут его «догуливать» к людям, а там уж кто им подвернется — собака, теленок или человек?.. Вот и подумалось мне, что пока такие «медведелюбы» сами не окажутся в качестве добычи, то полагаю, они так и не поймут, что жизнь человека важнее жизни хищника-медведя. Ну, по крайней мере, наша редакция и лично я так считаем. А вы как думаете, уважаемые читатели?..

ВИКТОР КАСИЩЕВ.

Один комментарий на “Медведи из-за их запредельной численности не могут прокормиться в тайге…”

Оставить комментарий