Август 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Архивы

Возвращение Братску утраченных возможностей…

31.01.2018 г. материал обновлен

Или о том, что в ближайшее время в Братске будет возобновлено проведение операций по протезированию тазобедренных суставов (однополюсное эндопротезирование при переломах шейки бедра).

Для начала краткий экскурс в историю вопроса.

Эта тема, постепенно переросшая для нашей редакции в дело принципа, началась, как это часто бывает, со звонков в редакцию возмущенных братчан, которые сетовали, что в Братске перестали проводить операции по протезированию при переломах шейки бедра. Первая статья по этой теме нами была опубликована в февральском выпуске газеты «Голос Братска» в 2017 г. Погружаясь все дальше в изучение ситуации вокруг этого вопроса, к нам пришло понимание, что эта тема важна не только для братчан, но в какой-то степени и для нашего города как один из показателей его статуса «северной столицы» области, города, в описании которого (к сожалению, все больше в помпезных поздравительных адресах к юбилеям) часто применяют слово «легендарный».

Итак, что выяснилось и что задело нас, братчан: оказывается, уже несколько лет, как в Братске перестали делать операции по однополюсному протезированию тазобедренных суставов, эта достаточно высокотехнологичная операция (хотя формально она сейчас к такому определению не относится) успешно проводилась на базе травматологического отделения первой горбольницы.

То есть еще один признак города, в котором такая отрасль, как медицина, имеет уровень, характеризующий населенный пункт как «северную столицу» области, утрачен.

Кроме чувства, когда «за державу обидно», вследствие сворачивания этих операций возник еще клубок проблем собственно для братчан, вернее, даже нешуточных испытаний. О том, как пройти это лечение в Иркутске и что нужно преодолеть, мы писали не раз, последняя статья была опубликована на сайте «Голос Братска» 23 декабря 2017 г. «Хождение по мукам…» . Коротко лишь порекомендую представить, что все эти приемы, обследования и сдачу анализов нужно провести почти что для лежачего больного, потому как при переломах шейки бедра такой человек без костылей либо ходунков передвигаться не может. И это будет только первая фаза испытаний, далее две как минимум поездки в Иркутск с проблемой транспортирования не ходячего больного. Понятно, что «не каждая птица перелетит Днепр» и если это пожилой человек (именно эта категория людей страдает таким заболеванием) без лишних запасов средств и не окруженный многочисленной родней с хорошим материальным достатком, то, как правило, он обречен сначала на обездвиженность, далее прогноз вообще печальный…

Особенная несправедливость в этой ситуации для братчан связана с «особенностями» городской экологической ситуации, ведь, по мнению специалистов, именно выбросы фтористых соединений  дополнительно к возрастным изменениям делают кости горожан более хрупкими.

Это, конечно, отдельная тема, но ситуация, в которой оказываются жители города, возмутительна.

В рамках реализации поставленной нами перед собой (надо сказать, что весьма амбициозной) задачи по возвращению данных операций в город, мы провели немало встреч с местными специалистами и руководством минздрава области, а также, изучая ситуацию «изнутри», общались с братчанами, которые прошли эту «голгофу».

Сегодня можно сказать, что ранее озвученная «робкая надежда» на решение поставленной задачи все больше и больше утрачивает «робкость» и приобретает очертания выполнения. И еще одно ощущение, которое я вынес, занимаясь вопросами медицины, что с передачей муниципальных лечебных учреждений с подведомственности города в область местная власть «скинула со своих плеч» и заботу о достойном медицинском обеспечении горожан (по крайней мере, в этом вопросе). Думаю, что, если бы этой темой своевременно занялась местная власть в лице заместителя мэра по соцвопросам, задача, как я полагаю, решилась бы давно, ибо, наблюдая контактность и быстроту решения вопросов в областном минздраве (отдельный реверанс министру), сомнений в этом у меня не остается.

Также хочется посоветовать руководителям городских лечебных заведений проявлять большую настойчивость и инициативность в оснащении своих учреждений современной техникой и оборудованием, ибо, исходя из общения с министром и экспертом-травматологом, у меня не сложилось мнения, что в данном ведомстве (министерство здравоохранения), как это нередко бывает, инициатива наказуема. Ведь согласитесь, не дело редакции газеты заниматься этими вопросами (впрочем, это отдельная тема, которая будет освещена дополнительно).

Ну, а сейчас рассказ об официальной встрече нашей редакции с министром здравоохранения. Итак, в январе 2018 г. министр О. Н. Ярошенко дал эксклюзивное интервью газете «Голос Братска» по очень важным, с нашей точки зрения, вопросам, касающимся работы областного здравоохранения, перспективам развития братской городской медицины и многого другого. Впрочем, не будем томить, ниже приводим практически всю нашу беседу, а вы уж сами, уважаемые читатели, делайте выводы.

Олег Николаевич Ярошенко, министр здравоохранения Иркутской области, цитата:

— Прежде всего, я благодарен за возможность напрямую обратиться через читателей газеты «Голос Братска» к жителям г. Братска, потому что Братск – это серьезный город с богатой историей, практически 250 тысяч населения, поэтому те вопросы, которые мы с вами сегодня обсудим, они очень актуальны для жителей Братска. Минздрав Иркутской области уделяет серьезное внимание состоянию медицинской организации и оказанию медицинской помощи населению г. Братска, поэтому вместе со мной в интервью принимает участие главный специалист, эксперт, травматолог-ортопед минздрава Иркутской области Алексей Юрьевич Красовский и начальник отдела организации оказания медицинской помощи Гульнара Рашидовна Насырова. Именно такой подход, комплексный подход, и говорит о серьезности наших намерений оказать медицинскую помощь населению г. Братска. Те вопросы, которые вы обозначили, они абсолютно актуальны, поэтому я готов их слушать и слышать.

В. А. Касищев: — Олег Николаевич, для начала позвольте выразить вам благодарность от братчан за поддержку инициативы по возвращению Братску права проводить операции по протезированию тазобедренных суставов, т. е. однополюсное эндопротезирование. Для нашего города это очень актуальная проблема, особенно учитывая, что, как правило, пациенты — люди пожилого и преклонного возраста. Для многих из них это вопрос жизни и смерти, ибо далеко не каждый из-за физического и материального состояния может выдержать эпопею поездок в Иркутск на консультацию и саму операцию. Поэтому очень важна ваша дальнейшая поддержка нашего города, ибо сейчас стоит вопрос о выделении средств для осуществления этих операций. Сможете ли вы обеспечить более-менее стабильное финансирование по этому направлению и поддержать братских специалистов в обеспечении всех необходимых разрешительных и сертификационных процедур?

О. Н. Ярошенко: — Да, вопрос по выполнению операций по однополюсному эндопротезированию пациентов г. Братска абсолютно актуален, востребован. Хотел бы для того, чтобы сказать о наших сегодняшних и завтрашних шагах, сделать такой исторический срез и сказать о том, что данный вид оперативных вмешательств для Братска является хорошо отработанным. С 1986 по 2014 год было проведено порядка 150 оперативных вмешательств по однополюсному эндопротезированию, в целом где-то 5 операций в год, они выполнялись в основном под руководством Николая Марковича Мазуренко, заведующего отделением травматологии и ортопедии Братской городской больницы № 1, заслуженного врача Российской Федерации, «Отличника здравоохранения». Хочется отметить, что он подготовил серьезную плеяду своих учеников, которым вполне по силам продолжать это доброе начинание оказания помощи по эндопротезированию населения г. Братска. Это Владимир Станиславович Галецкий, врач, травматолог-ортопед отделения травматологии и ортопедии высшей категории, в 2010 г. ему объявлена благодарность минздрава Иркутской области, в 2013 г. — грамота минздрава Иркутской области; Василий Федорович Бурченя, заведующий отделением, врач, травматолог-ортопед операционного отделения высшей категории, которому также объявлялась благодарность минздрава Иркутской области, в 2016 г. – грамота минздрава Иркутской области; и совсем молодой специалист, поступивший на службу в Братскую городскую больницу № 1 – Роман Николаевич Анащенко. Этим специалистам вполне по силам возобновить эти операции.

Хотел бы сказать, что данный вид операций – однополюсное эндопротезирование – включено в систему обязательного медицинского страхования, оно входит в территориальную программу госгарантий оказания бесплатной медицинской помощи гражданам Иркутской области и тот тариф, который существует, он достаточно комфортен и медицинской организации, и самим специалистам, т. е. он позволяет закупать качественного уровня эндопротезы, необходимые расходные материалы и проводить нужные оперативные вмешательства. Что для этого необходимо? Прежде всего, этим молодым специалистам, которых я назвал, пройти сертификационный трехнедельный цикл обучения на базе Новосибирского института травматологии и ортопедии, получить сертификат. И вполне возможно возобновление таких операций на базе Братской городской больницы № 1. Потребность, по нашим приблизительным подсчетам, именно в операциях однополюсного эндопротезирования по показаниям где-то в год будет от 15 до 30.

Я хотел бы более тонкие вопросы по определению показаний, проведению данных операций предоставить Алексею Юрьевичу Красовскому.

В. А. Касищев: — Еще вопрос к вам. Олег Николаевич, вы сказали – 15-30 операций – это вы взяли в расчет город Братск?

О. Н. Ярошенко: — Да, именно г. Братск.

В. А. Касищев: — Вы имейте ввиду, что Братск не зря звали и сейчас еще по привычке зовут «северной столицей» Иркутской области. Он притягивает все северные районы — Устькутский, Устьилимский, Братский, Нижнеилимский и некоторые другие и, если все эти районы соединить, то получается население, практически идентичное населению города Иркутска.

О. Н. Ярошенко: — 700 тысяч население.

В. А. Касищев: — Около 600 тысяч будет. И, понимаете, там, по идее, давно уже назрел вопрос строительства, может быть, на перспективу небольшого центра травматологии и ортопедии. Ведь вы читали мою статью «Хождение по мукам»?

О. Н. Ярошенко: — Да-да.

В. А. Касищев: — Ну, ладно, мы к этому еще не подошли.

О. Н. Ярошенко: — Я хочу все-таки как министр здравоохранения, чтобы политику по организации оказания медицинской помощи, ту трехуровневую систему, которая утверждена федеральным Минздравом, определяло федеральное ведомство, поэтому у нас создан институт главных специалистов экспертов, и все наши расчеты построены на абсолютно четко выверенных статистических данных, поэтому вы справедливо говорите, что эти цифры, которые я озвучил, только под город Братск – 15-25. Безусловно, они будут пропорционально увеличены для северных территорий, и эти специалисты способны будут их выполнять. Но чтобы мы говорили о конкретных вещах, ведь любая операция — это показания и подчас жесткие противопоказания, надо дать слово главному специалисту-эксперту. Прошу, Алексей Юрьевич.

А. Ю. Красовский: — Давайте вернемся к тому, о чем говорили первоначально, т. е. вы выходите на ходатайство с просьбой возобновить оперативное лечение переломов шейки бедра пожилого и старческого возраста.

В. А. Касищев: — И не только. Там еще некоторые другие.

А. Ю. Красовский: — Нет, подождите, было заявлено четко — пожилой и старческий возраст. Т. е. это одна категория пациентов, про которую мы сейчас с вами говорим. Это категория пациентов,  требующая  субтотального биполярного эндопротезирования тазобедренного сустава, так как это единственный вариант, который дает возможность им активизироваться. Но данный вид оперативного вмешательства также четко идет по определенным медицинским показаниям и противопоказаниям, как уже говорили. И если состояние здоровья пациента не позволяет его оперировать, т. е. высокая степень риска, их все равно продолжать будут лечить функциональными методами. Данная оценка состояния здоровья осуществляется в стационарах при поступлении пациента, т. е. проводится определенный ряд исследований, таких как эхокардиография, УЗДГ сосудов нижних конечностей, в обязательном порядке требуется фиброгастродуоденоскопия, т. е. все, что является противопоказаниями – это язвенные кровотечения, нарушение ритма сердца, поэтому говорить о том, что всем показано, кто сломал шейку бедра – показано одно, но имеются противопоказания. Надо об этом не забывать, что иногда взять на стол очень просто, а снять со стола живого человека…

В. А. Касищев: — Нет, мы не о том же сейчас говорим.

А. Ю. Красовский: — Подождите, вы говорите про количественное. Так вот, это первый момент. Второй – вообще мировой стандарт таковой – мы заявляем все, что мы делаем, количество эндопротезирования, а на самом деле количество потребностей может быть в 10 раз больше. Но существует понятие медицинских показаний. То, что министр озвучил 25-30 операций, еще раз подчеркиваю, вполне возможно, с этого надо начинать. Второе. По обязательному медицинскому страхованию данный вид оперативного вмешательства не является высокотехнологичной медицинской помощью. Т.е. это просто обычная травматология. Лицензия травматологическая, обычная, на хирургическую деятельность, все клинические и обычные городские, районные больницы эту лицензию имеют. Не на первичную медицинскую помощь, а на специализированную.

Более того, в северных территориях есть повышающий коэффициент финансирования лечения данной патологии, и лечение получается для больницы даже выгодным, это все зависит только от руководителя больницы, т. е. нужно заявляться, нужно закупать расходные материалы.

В. А. Касищев: — А за счет чего закупать? Если у них нет средств в настоящий момент?

О. Н. Ярошенко: — Возвращаясь к теме, говорю еще раз, что данный вид оперативных вмешательств однополюсного эндопротезирования включен в программу ОМС. Т. е. средства по ОМС, у нас из года в год финансирование наших медицинских организаций Братска увеличивается и только на 2018 год увеличение средств по Братскому кусту на 20%. Именно в средства ОМС включено финансирование этого вида однополюсного эндопротезирования.

В. А. Касищев: — За счет какого бюджета?

О. Н. Ярошенко: — ОМС – обязательное медицинское страхование. Это то одноканальное финансирование, которое у нас с 2014 г. функционирует, все медицинские организации переведены на это одноканальное финансирование и в Братске это городские больницы №№ 1, 2, 3, 5, Детская горбольница – они все находятся в этой системе ОМС. Значит, психоневрологический, кожвендиспансер – это бюджетные организации, они за счет средств областного бюджета. Все, что касается вот этих пяти городских больниц с ДГБ, они, получается, из года в год бюджет по средствам ОМС увеличивается и туда включаются в том числе расходы для проведения однополюсного эндопротезирования.

Еще раз, возвращаясь к теме, в декабре начальнику отдела Гульнаре Рашидовне Насыровой была дана команда поработать над вопросом с главным врачом Всеволодом Борисовичем Левченко для того, чтобы поэтапно в этом году указанные должностные лица, которые я перечислил выше, вот эти четыре травматолога-ортопеда отделения травматологии и ортопедии Братской городской больницы № 1 прошли сертификационный курс на базе Новосибирского института травматологии и ортопедии, получили и практический опыт, и сертификат, который позволяет им легитимно выполнять операции и приступили к выполнению заявленных вами операций по однополюсному эндопротезированию.

В. А. Касищев: — Олег Николаевич, вот в этой газете есть ссылка, ответ Голенецкая подписывала, она писала, что эти операции не входят, но там, вроде, решается вопрос, или я неправильно понял, что высокотехнологичные операции будут проводиться?..

О. Н. Ярошенко: — Алексей Юрьевич вам об этом сказал, что мы говорим о широком спектре патологий, при которых проводится эндопротезирование, то, показанное людям старческого возраста при переломах шейки бедра, оно называется однополюсное эндопротезирование и проводится в рамках ОМС. Следующий этап –они входят в рамки высокотехнологичной медицинской помощи, которая оказывается в учреждениях 3-4 уровня, это в Иркутске на базе областной клинической больницы, на базе 3-ей городской клинической больницы, а также на базе Иркутского научного центра хирургии и травматологии. Это та этапность, о которой я первоначально заявил, и именно эти виды операций не могут в объективной ситуации проводиться в условиях братских городских больниц. То, что вы заявили — однополюсное эндопротезирование — будет возобновлено.

В. А. Касищев: —  Сейчас люди не будут платить за эту операцию?

О. Н. Ярошенко: — Не будут платить, конечно! Абсолютно бесплатное эндопротезирование, то, что входит в средства ОМС. И будет это делаться на базе городской больницы № 1.

В. А. Касищев: — А другие более сложные высокотехнологичные операции проводиться не будут?

О. Н. Ярошенко: — Не будут, они просто не могут проводиться, но так как у нас на базе центральных лечебных учреждений проводятся те виды вмешательств, которые не могут даже на региональном уровне проводиться, это иерархическая система 3-4-уровневая, которая четко и ясно позволяет концентрировать и квалифицированных специалистов, и медицинское оборудование, и финансовые ресурсы, не распылять их, а давать людям право не просто получить бесплатную медицинскую помощь, а поднять их на качественно новый уровень и, как правильно сказал главный специалист-эксперт, чтобы они не просто были прооперированы, а имели возможность после этой операции побыстрее вернуться к своей полноценной жизни.

В. А. Касищев: — Возникает еще тогда вопрос, Олег Николаевич, вот смотрите, от крайних северных районов до Иркутска расстояние около тысячи километров, добираться людям приходится порой на перекладных. Попробуйте из Усть-Кута доехать до Иркутска! За сутки не получится и надо ведь еще дозвониться до научного центра травматологии. Мы проводили эксперимент, задействовали всю редакционную коллегию «Голос Братска», три дня звонили, записывали звонки на диктофон и ни один раз там не взяли трубку. Люди жаловались, вот мы и решили на своей «шкуре» все проверить. Это о чем говорит? 23 ноября мне удалось один раз дозвониться, сказали: звоните после 15 декабря и записывайтесь на январь. Так вот 15, 18, 19 декабря вся наша редакция не дозвонилась, все время шли короткие гудки. Люди жалуются, что они не могут не только записаться, не могут даже дозвониться. Можете себе представить – человек с Усть-Кута 960 километров едет в Иркутск без предварительной записи. Приезжает, а ему говорят: у нас все расписано… Мы, конечно, в курсе, что вины минздрава тут нет, потому как этот научный центр ведомство федеральное и вам не подчиняется.

А. Ю. Красовский: — Нет, здесь дело даже не в этом, просто по всем направлениям, чтоб было все как положено, подбирают людей на оперативное лечение, т. е. у нас есть областная клиническая больница, областное отделение травматологии. Созваниваются с заместителем главного врача, есть телефоны, есть электронная почта заведующего отделением, скидывают информацию, не больной должен суетиться, поймите правильно. Должны на уровне заведующий с заведующим и заместитель главного врача с заместителем главного врача – так и происходит – пациент априори не знает, как все это делать. Это должно быть последовательно и тогда не будет неразберихи, будет все адекватно и правильно.

В. А. Касищев: — Я вас понимаю, но должен заметить, что врачи так загружены работой, что они не могут  сидеть на телефоне и звонить. Мы, например, набирали попеременке, постоянно и не дозвонились, там почему-то было всегда занято.

А. Ю. Красовский: — Это институт ортопедии, совершенно разные вещи. Мы с вами говорим о разных вещах, говорим не о высокотехнологичной помощи, а об оказании обычной травматологической помощи.

В. А. Касищев: — Я к чему подвожу. Может, стоит открыть в Братске на базе ГБ-1 небольшой филиал областной клинической больницы, чтобы проводить более серьезные операции и люди бы не мотались. Это будет большой плюс и для вашего министерства. Может, вы – единственное министерство в России это дело освоите и весь город вам скажет только спасибо. Это в принципе возможно?

А. Ю. Красовский: — Прежде чем такое говорить, представьте, что у нас даже нет своего федерального центра высокотехнологичной медицинской помощи. У нас это исполняют четвертого уровня клиники, областные больницы, областная детская, Ивано-Матренинская, областная клиническая больница – они исполняют вот эти функции федеральных центров оказания высокотехнологичной медицинской помощи. Вы предлагаете мало того, что там организовать, это же не просто так, это целые технологии надо транспортировать туда плюс чтобы специалисты там были. Там по количеству населения просто не может быть, потому что оказание помощи на каждого хирурга должно быть 250-300 операций только высокотехнологичной. Столько пациентов не наберется! Потому что по каждой нозологии эндопротезирования тазобедренного сустава, диспластического 200-300 на одного врача должно быть. Это надо 3-4 врача и в общей сложности 2-2,5 тысячи операций высокотехнологичной помощи.

В. А. Касищев: — Поймите, население Иркутска и население севера Иркутской области –оно почти идентично и люди будут охотнее ездить в Братск, областной центр разгрузят. Просто вы на перспективу подумайте. Это не значит, что надо что-то новое строить, можно открыть на базе чего-то.

О. Н. Ярошенко: — Я считаю, что очень серьезным, большим прорывом и достижением является то, что с 2018 г. операции будут возобновлены в больших объемах. И нуждающиеся 25-30 из города Братска плюс из других северных территорий порядка 40-50 человек, которым достаточно по показаниям проводить однополюсное эндопротезирование, которые не могут по материальным причинам, своим физическим возможностям ездить в Иркутск, но они получат лечение именно в г. Братске. Еще раз говорю — медицина должна носить под собой экономические расчеты, т. е. она сейчас именно за счет средств ОМС стала абсолютно и доступной, и качественной, и эффективной, и безопасной. И это достигается благодаря трехуровневой системе оказания медицинской помощи. Мы не можем себе позволить, и это не рационально ни в одной стране мира, так не делается, чтобы перинатальный центр 2-3 уровня был в каждой деревне или травмоцентр 1-2 уровня.

В. А. Касищев: — Мы не о деревне говорим.

О. Н. Ярошенко: — Нет-нет, А. Ю. Красовский правильно сказал, что специалист такого класса не может выполнять меньшее количество операций. Если он будет меньше работать, это уже потеря квалификации и уровня работы, несоответствие этому уровню. Дорогу осилит идущий, да. Мы сейчас возобновляем эти операции, вопрос о которых вы подняли в своих публикациях. Дальше будем смотреть их востребованность, мы же говорим, что эти операции более сложные, они выполняются в полном объеме на базе 3-й больницы, областной клинической больницы, на базе Иркутского научного центра хирургии и травматологии, на базе Новосибирского института. Эти квоты распределяются, и больные получают медицинскую помощь. Но это высокие технологии, которые создаются на базе учреждения, обладающего определенным уровнем, специалистами, технологиями, сертификацией. Мы просчитаем, посмотрим, если это будет актуально, если признаем, что она обоснована, то, безусловно, будем дальше развивать эту тему на базе ГБ-1. Мы не говорим, что останавливаемся только на однополюсном эндопротезировании.

В. А. Касищев: — Олег Николаевич, очень хорошо то, что вы сейчас сказали, я не сомневаюсь, что вы все это сделаете в ближайшее время. Мы же со своей стороны обязуемся должным образом донести до населения результат нашего совместного взаимодействия по этому вопросу сразу после первой проведенной операции в городе Братске. Мы обязательно об этом напишем. И еще подключим и другие городские СМИ. Считаем, что братчане выразят свою искреннюю благодарность вашему ведомству за эту работу.

А еще хочу сказать, что когда нет конкуренции, тогда качество услуг падает и очень серьезно. Научный центр травматологии практически монополист – правильно? Но ведь в Иркутске есть частные клиники, имеющие соответствующие лицензии, может, и им давать возможность участвовать в конкурсе на квоты из регионального бюджета, чтобы была конкуренция? Там же ведь работают отличные титулованные специалисты.

А. Ю. Красовский: — Вы не понимаете, о чем говорите. Я объясню. Когда частный центр встает полностью на рельсы ОМС, региональные, т. е. заключает контракт, обслуживает население по всей нозологии, оплачивается все это по страховому полису. Тогда этот частный центр работает и имеет право и по высокотехнологичной медицинской помощи по региональным квотам, про которые вы говорите. Тогда да. А такое, что только дайте нам для вот этих центров самое вкусное, а остальное пускай вот эти клиники, про которые вы говорите, про больницы, они будут еще в более худших условиях находиться, такого не бывает.

У нас нет ни одного частного медицинского центра, частной медицинской клиники, где бы должным образом полностью присутствовала данная технология. Я знаю, о чем я говорю. Отсутствуют многие службы, которые должны находиться, если они выполняют данные операции. Если они выполняют данные операции, то не в том объеме и очень ограниченное количество.

В. А. Касищев: — Но я-то вопрос ставлю совсем о другом – чтобы была конкуренция. Есть такая возможность?

О. Н. Ярошенко: — Так у нас есть конкуренция, мы же говорим, у нас одинакового вида высокотехнологичная медицинская помощь в рамках сложного эндопротезирования выполняется в Иркутской области в трех медицинских организациях: 3-я городская клиническая больница, областная клиническая больница и Иркутский научный центр хирургии и травматологии. Все. Вот у нас конкуренция среди трех медицинских организаций. Плюс выделяются квоты в Новосибирский центр хирургии и травматологии, т. е. у нас удовлетворенность населения по эндопротезированию решается в соответствии с федеральными стандартами, т.е. документы подаются, рассматриваются, мы передаем, люди получают необходимую медицинскую помощь в установленные сроки. Бесконечное расширение учреждений, которые имеют данное право, должно опираться на экономическое обоснование. Если его не будет, эти учреждения не смогут оказывать качественную и безопасную медицинскую помощь, так как это очень дорогостоящий вид медицинской помощи, мы же говорим о дорогостоящей, даже однополюсное эндопротезирование – это серьезная сумма. А тот этап, о котором мы говорим, это уже миллионы рублей. Здесь должны быть четко и ясно поставлены на поток эти операции. Без этого потока врач теряет квалификацию, оборудование работает неэффективно, т.е. это сразу говорит о том, что эта клиника, если вы ратуете за частную клинику, она привыкла считать доходы, но она не будет их получать – вот в чем вопрос.

В. А. Касищев: — Я просто спросил, реально это или нет. Я же не специалист, но, чтобы знать проблему, надо внутрь ее окунуться. В данном случае мы сами проверили, что институт травматологии не справляется, потому что большой наплыв клиентов, запись за месяц, два-три, к ним невозможно дозвониться. А некоторым жителям из отдаленных деревень просто невозможно к ним приехать. Может, чуть расшириться? У нас почти 2,5 миллиона населения и три точки, где делают эти операции, наверное, этого маловато…

А. Ю. Красовский: — Это перспектива, о которой мы постоянно говорим, о которой думаем, заботимся и пытаемся решить этот вопрос. Поэтому благодаря Олегу Николаевичу в последние два года, которые у нас имеются в запасе, впервые открылось областное отделение травматологии и хирургии, при всех министрах объявлялось, что вот-вот откроется оно, все-таки открылось в областной больнице. Центр первого уровня. Плюс к этому опять возобновилось эндопротезирование в городской клинической больнице № 3 тоже благодаря вмешательству Олега Николаевича. Более того, разговор идет о федеральном квотировании и внедрении в данные технологии городских и областных клиник именно со стороны министерства. Допустим, Ивано-Матренинская больница сейчас занимает ведущие позиции во всей РФ по детскому населению.

В. А. Касищев: — Самый главный вопрос – возобновление операций по эндопротезированию в городе Братске. Он решен окончательно?..

О. Н. Ярошенко: — Скажем так, мы полны решимости дать старт в 2018 г. и в этом же году должны быть выполнены первые операции по однополюсному эндопротезированию на базе Братской городской больницы № 1. И мы уже сказали, какие этапы для этого надо преодолеть. Надеемся, что в конце второго квартала мы получим на выходе операции по однополюсному эндопротезированию силами местных специалистов. Очень важно, что доктор Мазуренко подготовил специалистов, готовых принять эту эстафету. Он – легенда.

А. Ю. Красовский: — Я даже скажу другое. Сейчас по нынешним тарифам оказания медицинской помощи расширился диапазон вмешательств. Расходные материалы — раньше мечтать только могли об этом, то, что сейчас делается в обычных больницах. Более того, я постоянно контактирую с 1-й Братской больницей, с хирургами, и скажу, что основной момент сейчас — административные рычаги, а вообще все в руках непосредственно администрации больницы.

В. А. Касищев: — И еще, Олег Николаевич, вы знаете, что в ГБ-1 старый артроскоп, ему лет 10-12?..

А. Ю. Красовский: — Вот сегодня-завтра начинаются отчеты, в которых полностью представляют имеющееся оборудование, и я соответственно даю рекомендации, в том числе Братск стоит на контроле, потому что большой региональный центр, я его только так могу называть, требующий повышенного внимания. Я скажу, что все зависит только от административного звена. ГБ-2, ЦРБ, все заявляли, высокотехнологичное оборудование все получили в 2012-2013 г. Значит, ГБ-1 не посчитала нужным заявиться. Пускай заявляются сейчас, более того, программы идут, под лежачий камень вода не течет.

О. Н. Ярошенко: — В 2017 г. для укрепления материально-технической базы медицинских организаций г. Братска и Братского района из областного бюджета выделены деньги Братской горбольнице № 1 на приобретение трех аппаратов УЭЛ на сумму 6,5 млн рублей, семь мониторов пациента на сумму миллион триста тысяч рублей, две единицы гастроскопа на сумму 2 млн рублей, бронхоскоп на сумму миллион сто тысяч рублей, колоноскоп на сумму миллион двести тысяч рублей.

Для больницы № 2: приобретение гастроскопа на сумму 1 млн руб., для ДГБ: на приобретение 14 единиц медоборудования выделены 3,5 млн руб. и комплектующие части для рентген-аппарата на 500 тыс. руб.

ГБ-3: для приобретения гастроскопа предусмотрен 1 млн руб. И также перераспределение оборудования из других медучреждений для Братской районной больницы.

На 2018 год также у нас спланированы серьезные суммы денежных средств для укрепления парка современного медицинского оборудования братских городских больниц.

В. А. Касищев: — Административная деятельность руководства некоторых  братских больниц оставляет желать лучшего?..

О. Н. Ярошенко: — Мною, как министром, и моими заместителями, курирующими начальниками отделов, она находится на контроле. Я не могу сказать, что удовлетворен, понятно, что всегда хочешь желать лучшего, но в принципе главные врачи братских городских медицинских организаций работают профессионально, слаженно, я три раза в течение 2017 г. побывал в Братске – в марте, августе и декабре. Мы трижды собирались со всеми медорганизациями, регулярно проводим селекторные совещания и хочу сказать, что это действительно высокопрофессиональное медицинское сообщество как узких специалистов-профессионалов, так и качественных управленцев.

В. А. Касищев: — Значит, на артроскоп ГБ-1 не заявлялась, правильно?

А. Ю. Красовский: — Потому что у них, возможно, очень хорошего качества артроскоп, комплектующие нужно докупать периодически. Я работаю сам, у меня артроскоп стоит 15-летней давности и я им работаю хорошо, просто у меня раз в два года докупаются комплектующие.

В. А. Касищев: — По поводу артроскопа для ГБ-1. Олег Николаевич, ввиду того, что в травматологическом отделении скоро будут проводиться сложные операции по однополюсному эндопротезированию, может, стоит купить туда новый артроскоп?..

О. Н. Ярошенко: — Медицина – самый дорогостоящий вид услуг и любой вложенный рубль должен работать эффективно. Мы не можем себе позволить, чтобы дорогостоящее высокотехнологичное оборудование или простаивало, или работало неэффективно, с более низкой нагрузкой и выполняло роль каких-то музейных экземпляров. У нас есть четкие и ясные критерии федерального Минздрава: дорогостоящее высокотехнологичное оборудование должно работать на 75%, т. е. в 2-3 смены. Год выпуска давний, но если оно функционально, если постоянно пополняется парк выходящих из строя расходных материалов, который обновляется, это не является основанием для замены. Но сейчас происходит сдача годовых отчетов, в том числе будет ревизия парка медоборудования. Т. е. если это медоборудование неисправно, морально и физически устарело, не отвечает поставленным задачам, это однозначно является основанием для его истребования, для включения или в централизованную закупку, или за счет нормированного страхового запаса по ОМС. Это однозначно. Мы так и делаем. Мы получаем порядка на 280 – 330 млн рублей за счет двух источников с 2016 года и в 2017 г. пополняем парк медоборудования в наших 143 медицинских организациях. И то, что я сказал выше, не является исключением.

Мы и эту тему исследуем, но еще раз говорю: оборудование для того и закупается, чтобы оно работало с максимальной нагрузкой, а не просто, лишь бы на нем был более новый год выпуска.

В. А. Касищев: — Олег Николаевич, я вчера встречался с вашими коллегами здесь, в Иркутске, и они такую информацию выдали, что лучший артроскоп стоит в ЦРБ, где не такой уж и наплыв пациентов, как в городской больнице № 1…

А. Ю. Красовский: — Вы немного ошибаетесь. В ЦРБ есть ведущий специалист Роман Юрьевич Серебряков, который выполняет артроскопию на федеральном уровне и поэтому там оборудование не простаивает, а работает в большом объеме. Более того, все зависит от людей. Человеческий фактор и человеческий капитал – это в первую очередь. Так вот, когда он работал в больнице № 2, в т.ч. и заведующим отделением, артроскопическая и эндоскопическая помощь, данные технологии использовались в полном объеме и в большом количестве. То же самое, как в больнице № 1 Братска, где этим занимается Василий Федорович Бурченя. Мы постоянно контактируем, оговариваем тактику лечения при различной сложной патологии, как и со всеми специалистами. И поэтому по поводу артроскопа – это плановая ситуация, которая должна решаться. А плакаться можно по любому поводу.

Оно рабочее, качественное, адекватное. И нужно просто заявляться.

В. А. Касищев: — Спасибо большое за интервью, Олег Николаевич. Хорошо одно то, что главный вопрос – возобновление операций в Братске в принципе решен.

О. Н. Ярошенко: — И хотелось бы продолжить тему по открытию филиала «Иркутского областного клинического консультативно-диагностического центра» в Братске. Грядущее событие 2018 года. Чтобы наше интервью было более комплексным и включало те темы, которые для братчан являются интересными, актуальными, потому что именно оказание консультативно-диагностических услуг на уровне даже выше, чем в г. Иркутске, на федеральном уровне, для братчан очень актуально. Хотел бы сказать, что в прошлом году в марте под руководством губернатора в присутствии мэра и руководства минздрава была заложена капсула по строительству на территории Братской горбольницы № 2 филиала Иркутского областного клинического консультативно-диагностического центра. Хочу доложить вам и читателям газеты «Голос Братска», что все строительно-монтажные работы осуществляются строго по графику, в ближайшее время строители полностью завершают свой участок строительно-монтажных и отделочных работ, параллельно происходит монтаж дорогостоящего высокотехнологичного медоборудования – это компьютерный томограф, МСКТ, эндоскопическое, ультразвуковое, лабораторное оборудование, оборудование функциональной диагностики, что позволит вывести этот комплекс медицинских услуг на уровень федеральных клиник. Мы планируем во второй декаде февраля открыть данный филиал. В нем будут трудиться порядка 120-130 работников, из которых 30-35 – врачей, 60-70 – средний медперсонал. Очень важно, что это значительно поднимет престиж братского здравоохранения и сделает доступными качественные, эффективные, безопасные медицинские услуги не только для жителей г. Братска, но, как вы правильно заметили, и для всех северных муниципальных образований, а это более 600 тысяч населения. Для нас это большое, серьезное событие – впервые, когда медицинская организация сама является источником финансирования – это Иркутский консультативный диагностический центр по строительству своего филиала. Активное участие принимает в софинансировании  «Корпорация развития Иркутской области». Общая стоимость – 700 млн рублей, из них порядка 400-430 млн рублей – закупка современного медоборудования.

В наших планах – организация точек забора анализов в каждой больнице сделать и на другом берегу, чтобы те современные технологии, которые будут доступны именно в этом филиале КДЦ, использовались в этих медицинских организациях г. Братска. Кроме того, активно будут использоваться технологии телемедицины, т. е. сейчас принят федеральный закон – лучевая диагностика, клинико-диагностическая лаборатория, функциональная диагностика будут проводиться непосредственно специалистами в Братске, а интерпретировать их будут по телемедицинским каналам специалисты Иркутского клинического консультативно-диагностического центра и в режиме онлайн выдавать заключения и рекомендации по лечению и ведению пациентов. Т. е. мы говорим о полноценной медицине 21 века. Это уникальный проект для Российской Федерации.

В. А. Касищев: — Я хотел в заключение задать вопрос, но вы на него фактически ответили уже, тогда просто для уточнения. Не будет ли в этом году сокращения в оказании некоторых медуслуг? Вы сказали, что на 20% увеличивается.

О. Н. Ярошенко: — Да, по г. Братску на 20% увеличивается финансирование по линии ОМС.

В. А. Касищев: — А как по поводу зарплат медицинским работникам?

О. Н. Ярошенко: — Хочу сказать, что благодаря майским указам президента, мы выполняем абсолютно все целевые показатели по зарплатам и врачей, и среднего, младшего медперсонала. По г. Братску сейчас можно подвести предварительные итоги по 2017 году. В процентном отношении это 108% от средней по экономике по врачам, 90% по среднему медперсоналу. В абсолютных цифрах это выглядит так: в среднем зарплата 66 тысяч рублей – это по врачам, 32 144 рубля — по среднему медперсоналу, младший – 28 150. Это предварительные итоги на декабрь 2017 года.

По 2018 году хотел бы сказать: у нас будет 200% по врачам и 100% от среднего по экономике по среднему и младшему медперсоналу. Должно быть по 2018 г. 72 300 рублей по врачам и 36 тысяч рублей по среднему и младшему медперсоналу. Это средняя зарплата. Понятно, что это не на одну ставку, с учетом совмещения, но это на одно лицо. 1,3 и 1,75, где-то полторы ставки.

Оплата труда медработников сейчас находится в приоритете государственной политики и, благодаря такому серьезному подходу и вниманию государства, ведем сейчас убедительную политику по привлечению медицинских кадров и мы убедительны как для молодых выпускников, так и для других территорий, потому что по итогам 2016 года Иркутская область заняла по показателям средней заработной платы врачей и среднего медперсонала второе место в Сибирском федеральном округе, только немного уступив Красноярскому краю.

В. А. Касищев: — Это очень хороший показатель. А до этого какое место занимали?

О. Н. Ярошенко: — Мы выполняли целевые показатели. Я за свой период отвечаю и говорю о нем.

А. Ю. Красовский: — Я могу сказать по хирургической и травматологической службам. У нас до того сейчас привлекательная политика для молодых специалистов, что Забайкальский край мы «обчищаем», привлекая этих специалистов к себе, у нас в каждом городе от 5 до 10 человек из Забайкальского края. Приезжают врачи, не считая младшего медперсонала. Почему? Потому что у нас реально привлекательная политика.

О. Н. Ярошенко: — Это зарплата, условия труда, больницы, психологический климат, современное медоборудование, меры соцподдержки, в том числе и обязательства со стороны муниципального образования. И дом, в котором мэрия Братска должна выделить 20 квартир для врачей, которые будут работать в филиале, тоже реальный вклад по созданию такой воронки привлекательности Иркутской области для близлежащих территорий

Сейчас, что очень важно, губернатор дал поручение, и мы его выполняем, с выпускниками 5-6 курса будем заключать целевые договоры по прохождению за счет областного бюджета ординатур на бесплатной основе, благодаря этому (оплачивается из областного бюджета) после завершения этой бесплатной ординатуры выпускник определенный срок – 3-5 лет будет работать в той больнице, куда его направит Иркутский госуниверситет. Это дополнительная мера по закреплению медицинских кадров, в том числе и за северными территориями.

 

В заключение. Спасибо Олегу Николаевичу и Алексею Юрьевичу за откровенную и обстоятельную беседу, интервью получилось объемным, очень живым и интересным. Редакция надеется, что встреча в таком формате у нас не последняя.

 

Беседовал ВИКТОР КАСИЩЕВ.

2 комментария на “Возвращение Братску утраченных возможностей…”

  • Лялечка:

    Виктор «пробил» операции для Братска! %)
    Вот это я понимаю *ROSE* *YAHOO*

    [Ответить]

    мимоходом отвечает:

    Да тут он отличился *BRAVO*

    [Ответить]

Оставить комментарий