Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архивы

Продажа Аляски: точный расчет или роковая ошибка

 ТАСС

150 лет назад, 30 марта 1867 года, Россия продала США свои владения на Аляске. Об уникальности этой колонии России, ее недолгой, но громкой истории и реальных причинах продажи — в очерке ТАСС

Аляска

Подписание договора о продаже Аляски 30 марта 1867 года. Классическая картина художника Эмануэля Лойце

В стеклянной витрине провинциального музея — медная табличка 20 на 20 см с выбитыми на ней словами: «Земля Российского владения». 200 с лишним лет назад этот небольшой кусок металла означал: Россия начала прирастала верстами на другом континенте.

— Все вновь присоединенные территории русские первопроходцы столбили, — рассказывает ТАСС Наталья Волкова, директор Шелеховского городского музея, что в Иркутской области. — Но устанавливать деревянные столбы на Аляске не имело никакого смысла — их легко могли сжечь коренные жители или колонизаторы-конкуренты. Поэтому Григорий Шелихов распорядился закапывать закладные доски в землю Аляски.

Григорий Шелихов (в некоторых исторических документах его фамилия пишется как Шелехов, отсюда и название города) — промышленник, купец, исследователь, человек, благодаря которому началась русская колонизация Аляски. Современники называли его не иначе, как «русским Колумбом».

Он сделал многое, чтобы Север Америки почти век считался российским.

Как Россия колонизировала Северную Америку

 

Шелихов был далеко не первым купцом, чьи корабли достигли берегов Аляски. Когда в 1742 году уцелевшие участники экспедиции Витуса Беринга, «открыв» западное побережье Америки, вернулись в Россию, они привезли с собой меха каланов. И те своей ценностью произвели фурор среди сибирских купцов.

Следующие десятилетия были временем беспрерывных экспедиций русских промышленников на Командорские, Алеутские острова и побережье Аляски. На утлых судах, без опытных моряков… В водах Берингова моря тонуло каждое третье судно, отправлявшееся за мехом.

Штурманами на подобных судах служили мужчины, «которым просто повезло пережить несколько путешествий и приобрести познания об этих опасных водах, карт для которых не существовало», — писала об этих экспедициях историк Мэри Уилер.

Прошло четыре десятилетия, прежде чем Григорий Шелихов наполнил меховой промысел не только коммерческим, но и геополитическим смыслом. Подойдя в 1784 году на трех кораблях к острову Кадьяк, он основал здесь первое постоянное поселение, заявив на Аляску российские не только коммерческие, но и территориальные претензии.

К берегам Америки Шелихов прибывает со своей 20-летней супругой Натальей Алексеевной, которая, как позже купец объяснит в своей книге путешествий (петербургском бестселлере своего времени), «везде со мною следовать и все терпеть трудности похотела», а также с тремя малолетними детьми. На американских островах Шелихов с самого начала стремится не сорвать большой куш на добыче меха, а ведет себя как домовитый хозяин.

— В Русской Америке Шелихов находится всего два года. За это время, начав с вооруженных стычек c алеутами и тлинкитами, он довольно быстро находит контакт с местными жителями. Дети аборигенов находятся на территории форпоста в тех же условиях, что и русские, для них начинают открывать школы, их обучают ремеслам. Кого-то отправляют для дальнейшего обучения в восточную столицу России, Иркутск. Григорий Иванович запрашивает для Аляски православную миссию, местные жители принимают крещение, строятся церкви, — рассказывает Волкова.

Именно благодаря Шелихову русские колонии в Северной Америке вскоре приобретают свои уникальные черты.

Уникальность Русской Америки

 

Шелихов умирает в 1795 году, немного не дожив до осуществления своих самых амбициозных бизнес-планов — его компания победила всех конкурентов, и в 1799 году император Павел I даровал ей официальную монополию на меховой и другой промысел на всем пространстве от Алеутских островов до Калифорнии.

Компания Шелихова становится основой для создания Российско-Американской компании (РАК) — акционерного общества, которое получает и функции административного управления российскими колониями.

В отечественной экономике РАК становится трижды пионером: первая монополия, первое государственно-частное партнерство, которому передаются государственные функции управления конкретной территорией, и первое акционерное общество с участием членов императорской фамилии.

Фактически Россия опробует англосаксонский метод управления колониями — по примеру Британской Ост-Индийской компании. Но при этом кроме чисто экономической деятельности РАК выполняла важнейшую функцию проводника российских геополитических интересов в Северной Америке и всем Тихоокеанском регионе.

На ее деньги организовывались исследовательские экспедиции, в том числе кругосветные путешествия, строился российский торговый флот, компания вкладывала средства в развитие территорий, причем не только Аляски, но и Сахалина, Приморья, Приамурья.

РАК — своего рода «подрядчик имперского строительства», констатирует канадский историк Илья Виньковецкий в своей книге «Русская Америка». Он же отмечает, что Аляска, «единственная заокеанская колония была для Петербурга чем-то вроде полигона для испытания управленческих стратегий, которые в то время нигде на обширном пространстве России не использовались».

Почему русские колонизировали только Аляску

 

Экспансия российских колонистов по тихоокеанскому побережью Америки шла медленно не в последнюю очередь из-за сложных отношений с местным населением. Если жителей Алеутских островов — алеутов, кадьякцев, эскимосов — колонисты вовлекли в свой бизнес и ассимилировали, то населявшие побережье Северной Америки и ряд прибрежных островов племена тлинкитов были менее дружественны.

В 1802 году они полностью уничтожили русское поселение Ситка. Вернуть контроль над этой территорией удалось лишь через два года, когда из Санкт-Петербурга на помощь колонистам пришел военный корабль «Нева».

После этого с некоторыми племенами тлинкитов удалось заключить мирный договор, они постепенно начали принимать православие, а один из руководителей РАК Александр Баранов даже стал крестным отцом вождя племени киксади Скаутлельта, крестившегося с именем Михаил.

Однако перемирие было хрупким, чему в том числе способствовало присутствие на северо-западном побережье Америки британских и американских торговцев, конкурентов РАК. С их стороны «безусловно, имело место подстрекательство неспокойных племен тлинкитов», — отмечает в интервью ТАСС профессор Иркутского госуниверситета Вадим Шахеров. Именно у них тлинкиты приобретали ружья, порох и даже пушки.

Любопытно, что окончательная черта под той войной была поставлена только 200 лет спустя — в 2004 году, когда потомки клана киксади инициировали официальную церемонию заключения мира с Россией — со всеми тонкостями местного «протокола», у тотемного столба своего племени.

Первые разговоры о продаже Аляски: «Эту мысль стоит сообразить»

 

Варварское уничтожение каланов, длившееся десятилетия, привело к их почти полному исчезновению, доходы от деятельности РАК снижались. Одновременно на Дальнем Востоке Россия присоединила к себе огромные территории Приморья и Приамурья. Именно их развитию уделяли теперь особое внимание в Петербурге.

Первым идею продажи североамериканских владений озвучил в марте 1857 года великий князь Константин Романов. Ссылаясь при этом на «стесненное положение государственных финансов» после Крымской войны (1853–1856 годы. — Прим. ТАСС) и трудности с сокращением бюджета мор­ского министерства без значительного ущерба развитию русского флота.

«Продажа эта была бы весьма своевременна, ибо не следует себя обманывать и надобно предвидеть, что Соединенные Штаты, стремясь постоянно к округлению своих владений и желая господствовать не­раздельно в Северной Америке, возьмут у нас помянутые колонии, и мы не будем в состоянии воротить их. Между тем эти колонии приносят нам весьма мало пользы, и потеря их не была бы слишком чувствительна», — писал князь.

Судя по всему, часть российской правящей элиты попала под влияние теории «явного предначертания», которая в этот период стала весьма популярна в США — пропагандисты экспансионистских идей утверждали, что само провидение предназначило Соединенным Штатам господствовать на всем Американском континенте.

Письмо Константина передали императору Александру II и тот собственноручно поставил на ней пометку: «Эту мысль стоит сообразить». С США начались неофициальные контакты по этому поводу, но их остановило начало Гражданской войны.

«Между русскими и американцами никогда не было антипатии»

 

Победа Севера в Гражданской войне необычайно укрепила отношения двух стран, ведь Россия по ходу этого конфликта оказалась единственной крупной державой, которая поддерживала федеральное правительство.

 

«Из всех стран на земле наиболее популярными в России остаются Соединенные Штаты. Между русскими и американцами никогда не было ни антипатии, ни серьезного столкновения интересов, и только от России США неизменно слышали слова симпатии и дружбы», — писал влиятельный русский публицист Михаил Катков в январе 1866 года, иллюстрируя степень проамериканских настроений в России того времени.

Сближению стран способствовало то, что у России и США на тот момент был один общий враг и геополитический противник — Великобритания.

Трудности североамериканских колоний

 

На настроения в Петербурге и Москве влияла и ситуация на Аляске. РАК уже не приносила акционерам прежних прибылей. Более того, ее существование требовало огромных субсидий со стороны государства. В 1866 году Александр II прощает РАК долг казне в размере 725 тыс. руб. и утверждает ей «ежегодное из государственного казначейства пособие по двести тысяч рублей».

Гигантские по тем временам суммы, да еще в условиях дефицита бюджета. Примерно в те же дни министр финансов Михаил Рейтерн пишет Александру II записку о финансовом положении России: «При всех сокра­щениях… расходы наши не покроются еще доходами, а напротив, в три года необходимо будет приобрести до 45 миллионов рублей экстраординарных ресурсов (в виде иностранных займов)».

Неудивительно, что Рейтерн называет продажу Аляски «весьма желательной», отмечая, что «компания (РАК. — Прим. ТАСС) даже не приносит существенной пользы акционерам… и может быть только поддерживаема значительными со стороны правительства пожертвованиями». «Передача колоний… избавит нас от владения, которое в случае войны с одной из морских держав мы не имеем возможности защитить», — делает вывод министр.

Историки, впрочем, отмечают, что финансовое положение РАК в последние годы существования, подорвала как раз позиция акционеров из числа аристократии и неумелая кадровая политика чиновников.

«Владельцами акций РАК были члены царской фамилии, знать и аристократия. Их естественным желанием было получить максимальный доход по акциям. На выплату им дивидендов шли фактически все доходы компании — речи о вложении средств в развитие просто не заходила. О том, что очень скоро здесь будет найдено золото, а потом и нефть и надо просто подождать, вкладывая в развитие инфраструктуры, никто не думал», — отмечает профессор Вадим Шахеров.

«В определенный момент было принято решение о замене правителей Русской Америки — опытных менеджеров, сибирских промышленников — военными офицерами, которые были преданы Родине и храбры, но далеки от коммерческих забот. Поставить экономику РАК на новые рельсы, переориентировав ее с пушного промысла, эти люди были просто не способны», — подчеркивает в интервью ТАСС профессор, председатель Иркутского областного отделения Русского географического общества Леонид Корытный.

О золоте знали до продажи

 

Кстати сказать, первые сообщения о месторождениях золота на территории русских владений в Северной Америке появились еще летом 1852 года. В 1861 году сотни американских старателей уже разрабатывали прииски недалеко от границ Русской Америки.

Но, как ни странно, эта информация была одним из аргументов в пользу… продажи Аляски. «Правительство не только знало о наличии золотых россыпей на Аляске, но оно именно этого и боялось, ибо вслед за армией воору­женных лопатами золотоискателей могла прийти армия вооруженных ружьями солдат», — писал по этому поводу советский историк Семен Окунь.

Как продали Аляску

 

Итоговое совещание о продаже Аляски состоялось 16 декабря 1866 года. Участвовали император Александр II, великий князь Константин, министр иностранных дел Александр Горчаков, министр финансов Михаил Рейтерн, морской министр Николай Краббе и постоянный представитель России в Вашингтоне Эдуард Стекль.

Александр II ознакомился с кратким резюме, подготовленным к заседанию, где были перечислены все известные экономические и военные аргументы в пользу продажи Аляски. И в итоге все присутствующие с этим согласились.

Эдуард Стекль вступил в долгие и сложные переговоры с американской стороной, в которых главным вопросом стал размер компенсации. Американцы начали торг с $5 млн, но в итоге согласились с затребованными Россией $7,2 млн.

Эта сумма казалась незначительной при том, что ежегодные расходы российской казны в те годы составляли порядка 400 млн руб. Но хотя бы потратили деньги с толком — на строительство железных дорог.

Экономические интересы перевесили геополитические, что не разделялось как некоторыми современниками Александра II, так и частью нынешних историков. «Не лишне здесь вспомнить принцип императора Николая I: «Где однажды был поднят русский флаг, опускаться он больше не должен». Но от этого принципа отступил уже прямой предок Николая», — сетует в беседе с ТАСС  Леонид Корытный.

Покупка «Моржероссии»: реакция в США на новость о покупке

В США известие о сделке восприняли сначала с недоверием и изумлением. Американская пресса первое время позволила себе иронизировать над покупкой Аляски, называя ее «Моржероссией», «зоопарком полярных медведей (президента) Джонсона» и «сундуком со льдом». Однако вскоре потенциальные возможности, связанные с присоединением огромной северной территории, стали американцам очевидны.

В Сенате США «за» ратификацию соглашения было подано 37 голосов и только два — «против».

Может, американцы прислушались и к Карлу Марксу? Тот на сделку отреагировал так: «С экономической стороны приобретение это пока не стоит ни цента, но янки благодаря этому отрежут с одной стороны Англию от моря и ускорят присоединение всей британской Север­ной Америки к Соединенным Штатам. Вот где собака за­рыта!»

«Великолепная утка»: реакция в России на новость о продаже

 

В России первым сообщениям о продаже Аляски тоже не поверили. Петербургская газета «Народный голос» назвала новость «великолепной аме­риканской уткой», усомнившись, что США согласились заплатить $7 млн за «несколько деревянных домишек» в Ситке и «полуотживших век свой морских парусных судов и пароходов».

Но другие издания изумились удивительно малой ценой за такую огромную территорию. А кроме того, громко звучали аргументы патриотического характера. Газета «Голос» известного издателя Андрея Краевского писала, что «слухи» о продаже Аляски «глубоко огорчают всех истинно русских людей», ведь Российско-Американская компания «завоевала территорию и устроила на ней колонии с огромным пожертвованием труда и капитала и даже крови русских людей, которой они запечатлели право России на обладание этим краем».

Впрочем, официальные СМИ, в частности «Санкт-Петербургские ведомости», через несколько дней успокаивали читателя тем, что «сколько нам известно, общество не относится враждебно к уступке русских владений в Северной Америке Соединенным Шта­там. Многие признают ее вполне рациональной мерой и основывают на этой уступке, быть может, не без причины, надежды на прочный и длительный союз с американцами».

Можно ли было не продавать Аляску

 

Современные ученые сходятся во мнении, что хотя аргументы в пользу продажи были серьезные, как минимум в 1867 году Аляску продавать действительно было не обязательно.

«В тот момент у нас с США были самые теплые отношения, было заключено гарантировавшее мир соглашение с Англией. Спешить было некуда, но мы все-таки ушли с северной части Америки, предоставив Соединенным Штатам огромный стратегический плацдарм», — отмечает Леонид Корытный.

«Неправильно было бы воспринимать такой шаг (продажу колоний. — Прим. ТАСС) как неизбежный и предопределенный, — заочно поддерживает эту мысль Илья Виньковецкий. — Прибыль, получаемая империей благодаря пушному промыслу, пошла на спад, но колония была способна предоставить метрополии и другие ресурсы». А опасность нападения англичан, по мнению историка, была не самой очевидной.

Тем не менее, отмечает Виньковецкий, «уход с североамериканского континента означал <…> скорее новое направление для имперских амбиций России, чем капитуляцию. Укрепление позиций в Евразии (в Приморье и Приамурье. — Прим. ТАСС) более соответствовало долгосрочной стратегии России, чем продолжение эксперимента с заморским колонизмом».

Уход из колоний и миссионерство РПЦ

 

На момент продажи на Аляске официально проживали 812 русских колонистов и 1,5 тыс. креолов — успели вырасти два поколения детей от смешанных браков колонистов и местных женщин.

Согласно договору о продаже Аляски, все желающие остаться подданными России должны были покинуть Аляску в течение трех лет. Но вскоре после продажи РАК перестала функционировать, российские корабли больше не ходили к берегам Америки, и выехать на родину было просто не на чем.

Российские власти оставили колонию без особого сожаления. Но с этих территорий не ушла Русская православная церковь. Ведь на момент продажи Аляски там жило более 12 тыс. принявших православие туземцев.

РПЦ продолжала направлять миссионеров и финансировать их деятельность на Аляске вплоть до 1917 года. И достигла в своей деятельности таких успехов, что даже сегодня православие остается доминирующей религией среди некоторых групп индейцев и эскимосов Аляски.

Православие «настолько укрепило свои позиции, что коренные народы считают его своей аборигенной верой, противопоставляя его религиозным верованиям «белых» американцев, — отмечает Илья Виньковецкий. — Для представителей коренного населения быть православным христианином часто означает быть ортодоксальным индейцем, то есть следовать традициям своего народа и сопротивляться ассимиляции в общую американскую культуру».

 

Виктор Дятликович, Екатерина Слабковская

 

Источник: http://tass.ru

Оставить комментарий