Свежие комментарии
Июнь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Архивы

Пинала ли депутат Анжелика Назимова главу Вихоревки Геннадия Пуляева?

БГ Иркутск

На первый взгляд, вопрос звучит даже как-то смешно, если бы ситуация не была столь печальной. Руководитель территории, глава города Вихоревка Братского района Геннадий Пуляев, мужчина, обвиняет экс-председателя Думы Вихоревки Анжелику Назимову, женщину, в том, что она его пнула и тем самым причинила боль. Ладно, если такой факт действительно был, а это еще надо доказать. Если предположить, что факт такой был,  то Пуляев, как мужчина, просто пожурил бы депутата, мол, Анжелика Михайловна, ну что ж вы делаете, нехорошо, неэтично. Ан, нет, господин  Пуляев написал по этому поводу заявление в правоохранительные органы, которые, в свою очередь, возбудили уголовное дело в отношение женщины, которая, якобы,  пнула мужчину.  Итак, дело было 21 декабря 2015 года. Спустя почти полгода по данному уголовному делу  был подписан обвинительный акт. Анжелика Назимова подавала ходатайство о прекращении дела. Но, как сообщил адвокат Сергей Рженев, со ссылкой на слова следователя Колпаченко, ей было отказано в удовлетворении ходатайства о прекращении дела, несмотря на многочисленные доводы.

«К сожалению, мотивы я не знаю, но предполагаю, что все очень просто – вы не правы, а мы правы. Опять же с ее слов мне известно, что обвинительный акт подписан заместителем прокурора Братского района, и, я так понимаю, мы подошли к стадии вручения акта обвиняемой и передаче дела в суд», – рассказал корреспонденту газеты «Байкальская Сибирь» адвокат Анжелики Назимовой Сергей Рженев.
Сергей Рженев привел ряд фактов, учитывая которые, данное уголовное дело вообще не должно было быть возбуждено. Во-первых, доказательств того, что Анжелика Назимова причинила побои, повлекшие физическую боль Геннадию Пуляеву, нет. Нет медицинских документов, подтверждающих это заявление.
«Пуляев – это бывший начальник колонии на территории Братского района, и, соответственно, знает все процедуры и необходимые способы фиксации тех действий, которые происходят при совершении любого преступления. Это однозначно. Он должен был это понимать, и знал, и знает, потому что как раз в колониях это происходит достаточно часто. Так вот, человек, зная о том, что при нанесении любых побоев, телесных повреждений, физической боли, необходимо фиксировать это в качестве объективных признаков того или иного действия, тем не менее, ни 21-го, ни 22-го числа до прихода его к следователю, он не обращается в медицинские учреждения, для того чтобы зафиксировать те повреждения, которые, конечно, должны были быть. …На следующий день могли быть синяки, ссадины, гематомы… Но Пуляев не снимает побои, не проходит медицинское освидетельствование, медицинский осмотр у надлежащего врача. Это настораживает», — рассказал Сергей Рженев.
Защитника Анжелики Назимовой насторожил и тот факт, что правоохранители тоже проигнорировали требования закона и не назначили  судебно-медицинскую экспертизу. Вот, что он рассказал по этому поводу:
«Пуляев обращается в Следственный комитет, зная о подследственности, к кому обратиться, когда обратиться, по какому поводу. И, принимая указанное заявление, заместитель руководителя Следственного комитета также почему-то по непонятным причинам  не назначает судебно-медицинскую экспертизу. Встает вопрос: если человек приходит и говорит, что его побили, то в первую очередь должны быть объективные подтверждения тому? Но почему-то сторона потерпевших сознательно, умышленно не проводит экспертизу. Тогда напрашивается прямой вывод: если сознательно и потерпевший, и следствие не хотят фиксировать каких-либо телесных повреждений (внутренних, внешних, иных), которые должны быть после побоев, то, возможно, их и не было. А если их не было, то встает вопрос: а существовало ли вообще данное преступление как таковое? Либо желаемое кто-то хочет выдать за действительное?»
И вот на основе этих данных через месяц после подачи Пуляевым заявления было принято решение о возбуждении уголовного дела в отношении Анжелики Назимовой, которое начало расследоваться. После окончания следствия сторона защиты написала ходатайство о том, что отсутствует состав преступления, что нет доказательств причастности Назимовой к совершению данного преступления, что дело было возбуждено незаконно. Более того, сторона защиты утверждает, что дело было принято к производству тоже незаконно.
«Кстати, об этом отдельный факт гласит, что в этот же день, 21 января 2016 года заместитель руководителя следственного отдела Колпаченко принимает это дело к своему производству, но дело было возбуждено, обращаю на это внимание, за 620 километров в пять часов вечера в городе Иркутске. Опять вопрос: как постановление о возбуждении уголовного дела попало, грубо говоря, за час до окончания рабочего времени, к следователю Колпаченко за 620 километров?  Закон не содержит никаких указаний о том, что по каким-либо копиям, сообщениям, по телефонным звонкам человек может принимать к своему производству уголовное дело. Закон четко говорит: после того когда было возбуждено уголовное дело, получив постановление, следователь выносит постановление о принятии его к производству. Поэтому без наличия железного доказательства о возбуждении уголовного дела, конечно, принятие дела к производству было незаконно. Соответственно первоначально все следственные мероприятия, да и последующие, которые производила следователь без надлежащего принятия дела к своему производству, не могут претендовать на законность с точки зрения закона, и на основании статьи 75 УПК РФ они являются недопустимыми и не могут быть положены в основу любого приговора: обвинительного, оправдательного. Это работа на корзину. То есть все, что было сделано, это бессмыслица, с точки зрения защиты, даже просто оценивая положения УПК», — рассказал адвокат Сергей Рженев.
Сергей Рженев обращает внимание на то, что в основе обвинения лежат только слова якобы потерпевшего Пуляева. Свидетелей нет. Есть только видеозапись, к которой у адвоката тоже есть  нарекания.
«Следователь Колпаченко говорит о том, что Назимова причинила побои в количестве двух ударов потерпевшему Пуляеву, при этом один удар она нанесла, когда Пуляев находился к ней спиной, а второй удар она нанесла, когда Пуляев повернулся якобы передом. Все эти данные были получены из единственного опять же источника – это был сам Пуляев. Он сказал, что она его пнула так и эдак. А также видеозаписи, которая вызывает большие сомнения с точки зрения наличия этих сведений. Действительно, просмотрев эту видеозапись, видно, что человек выходя из тамбура помещения, делает определенный широкий шаг. Почему Пуляев расценил это, как удар, — непонятно. Почему следствие поверило Пуляеву, что это был удар? Это тоже непонятно. Откуда они, вообще, взяли сведения о том, что этот широкий шаг или это действие, каким-то образом отразилось на теле потерпевшего? То есть никто, кроме Пуляева, это действие не видел, видеть не мог, ни одного очевидца нет. Телесных повреждений нет. Но, тем не менее, он утверждает, что Назимова, почему-то, его пнула», — говорит адвокат Рженев.
Сама Анжелика Назимова утверждает, что не пинала главу, не причиняла ему физическую боль.
«Я надеюсь, что суд не будет, наверное, вставать на позицию тех правоохранителей, которые хотят использовать закон в своих каких-то личных интересах, а, наверное, отнесется к этому объективно, никоим образом с симпатиями к той или иной стороне. Самое главное в настоящий момент, касаясь не только этого уголовного дела, да и всей нашей деятельности, к сожалению, мы приходим к тому моменту, что мы просим всех, буквально умоляем: давайте соблюдать закон. Давайте не тянуть одеяло – кто-то на одну сторону, кто-то на другую, а давайте просто вернемся к закону. Если мы будем опираться на закон, как на фундамент, то множество этих разрушенных судеб, непонятных приговоров, отпущенных преступников на свободу – они обретут то место, на котором должны быть. К сожалению, игнорирование требований закона в последующем порождает те судебные решения, те ошибки, которые недопустимы в настоящий момент. Хотелось бы все-таки, чтобы закон стал фундаментом нашего дела. Если так будет, то у меня нет сомнений, что никаких доказательств причастности моей подзащитной к совершению данного преступления нет.
Более того, здесь еще существует большая субъективная сторона, что с одной стороны, что с другой. Это наблюдалось и в ходе производства очных ставок, это наблюдалось и в ходе расследования, как такового и вот этот субъективизм, конечно, он мешает. Этот субъективизм – это тот таран, который продавливает наш закон. И если мы этот субъективизм уберем, если мы успокоимся, будем смотреть на эту ситуацию трезво с точки зрения закона, а именно статьи 14 УПК РФ, которая говорит о том, что все неустранимые сомнения должны толковаться только в пользу обвиняемого, а не потерпевшего Пуляевого, то опять же работа закона в том русле, в котором это должно происходить, дает нам положительную динамику в рассмотрении указанного дела в пользу Назимовой», — говорит Сергей Рженев.
Открытым пока остается вопрос – зачем Пуляев хочет привлечь к ответственности Назимову? Чем она ему так неугодна?
«Байкальская Сибирь» знает Анжелику Назимову, как депутата, который действительно работает на благо своих избирателей, как принципиального человека, который никогда не пройдет мимо несправедливости, нарушения… Не в этом ли причина?
Продолжение следует…
Материалы «БГ Иркутск» по теме:
«СУ СКР по Иркутской области не усмотрело в бездействии главы Вихоревки состава преступления»
«Кто ответит за срыв отопительного сезона в городе Вихоревка?»
«Мнение: подготовка города Вихоревка к новому отопительному сезону под угрозой»

 

Источник: http://bg-irkutsk

Оставить комментарий