Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архивы

Иркутская история

Совершенно Секретно

Артем ИУТЕНКОВ

 

В сентябре прошлого года по результатам губернаторских выборов Иркутская область удивила всю Россию. Впервые за несколько лет сокрушительную победу одержал не действующий глава региона, а его оппонент из КПРФ. Так называемое протестное голосование, не смогли заглушить ни приезд в Иркутск известных политиков из Москвы, ни действия правоохранительных органов в отношении местной оппозиции. Собственно, тесная связь и активные совместные действия экс-руководителя Иркутской области Сергея Ерощенко и главы областного Следственного управления Следственного Комитета России Андрея Бунёва, как говорят местные наблюдатели,  и вызвали  в народе такую реакцию. О том, как всего за три года Сергею Ерощенко удалось потерять доверие населения Иркутской области, и почему достоянием общественности стала история о том, как в стенах местного Следственного комитета  вполне могут практиковаться настоящие пытки бизнесменов, городских чиновников и простых граждан, специальное расследование «Совершенно Секретно».    

 

Назначение весной 2012 года губернатором Иркутской области Сергея Ерощенко практически все жители встретили с одобрением. Дело в том, что начиная с 2005 года, в регион присылали только варягов. Сначала назначили начальника Восточной-Сибирской железной дороги Александра Тишанина. Но он умудрился за несколько лет разругаться и с депутатами Законодательного собрания, и с местными силовиками. В 2008 году президент отправил его в отставку и прислал в регион депутата Государственной Думы, красноярца Игоря Есиповского. Но 10 мая 2009 года Есиповский погиб в авиакатастрофе.

Новым губернатором становится вице-спикер Совета Федерации Дмитрий Мезенцев. Иркутских корней у Мезенцева тоже не было, но он длительное время представлял область в верхней палате парламента. Дмитрий Мезенцев не вызывал отторжения у людей и даже сумел наладить отношения с оппозиционными депутатами в Заксобрании. Но после попытки сменить мэра Иркутска, когда активно продвигаемый губернатором кандидат Сергей Серебренников проиграл кандидату от КПРФ Виктору Кондрашову, неудачи посыпались одна за другой. Последовал проигрыш губернаторской кандидатуры в Братске и снова коммунистам.

Затем — дестабилизация политической обстановки в Ангарске и Усолье-Сибирском. После такого поддерживать дальше Мезенцева в регионе федеральному центру не было никакого смысла, и 29 мая 2012 года, за два дня до вступления в силу закона о выборах губернатора, законодательное собрание Иркутской области наделило полномочиями главы региона Сергея Ерощенко. Он стал последним губернатором-назначенцем. Но самое главное, как тогда казалось многим в области,  Ерощенко был местным. И эта важная деталь должна была остановить разброд и шатание в области.

 

В ОЖИДАНИИ ДРУГА ИЗ КРАСНОЯРСКА

Ерощенко пришёл в политику из бизнеса. Полноправным владельцем иркутского холдинга «Истлэнд», в структуре которого были Восточно-Сибирское речное пароходство, авиакомпания «Ангара» и множество других более мелких сфер деятельности, он стал после смерти своего родного брата Николая, под началом которого начинал работать.

Средний, мелкий и крупный бизнес были первыми, кто попал в поле зрение губернатора Ерощенко. А с лета 2013 года многим предпринимателям жить в Иркутской области стало совсем несладко. Это совпало с назначением в Следственное управление Следственного комитета по Иркутской области нового руководителя — Андрея Бунёва, который начинал свою карьеру в Красноярском крае, в 2011 году был переведён в Кемеровскую область. С Сергеем Ерощенко у Андрея Бунёва сразу же сложились хорошие отношения. Иначе как объяснить тот факт, что начальник следственного управления практически сразу поселился в коттедже элитного посёлка «Гринлэнд», построенного фирмой, подконтрольной действующему губернатору, «Истлэнд». Там он жил до того момента, как местным журналистом удалось установить этот факт, и в Иркутске разгорелся скандал.

«Я все думал, как они привлекли к себе Бунёва?, — говорит наш информированный источник в Иркутске, — Бунёв сам из Красноярска. Ну ладно, все знают, что он живёт в коттеджном посёлке «Гринлэнд», который построила в свое время компания Ерощенко. Там дорогие дома. Плавают они вместе на кораблике бывшего губернатора. А потом я стал смотреть на некоторых членов команды бывшего экс-губернатора. 14 человек тоже оказались красноярцами. На ключевых должностях были курирующий лесную сферу зампред регионального правительства, министр ЖКХ (сейчас вице-мэр Иркутска – прим. автора), руководитель лесного агентства, начальник Дорожной службы Иркутской области и другие. Возможно, случайность. Возможно, в Красноярске был всплеск деловой активности. И они сюда все приехали случайно. Но как-то это всё, на мой взгляд, немного подозрительно».

ПОКАЗАТЬ, «ГДЕ РАКИ ЗИМУЮТ»

Сплочённую работу тандема «Губернатор – руководитель Следственного управления» ощутили на себе не только предприниматели, но и многие главы муниципалитетов и даже ректор Иркутского технического университета.

Одним из первых, по кому проявили интерес  силовики, был мэр Ангарска Владимир Жуков.

«Как только Ерощенко стал губернатором, с меня начали требовать, чтобы я передал из муниципальной собственности в областную городской водоканал и стадион «Ермак». — Рассказывает газете «Совершенно Секретно» получивший в конце октября 4 года условно и вышедший из СИЗО Жуков. –  Не нужно большого ума, чтобы понять — следующий их шаг будет приватизация этих двух успешных и градообразующих предприятий. Я в резкой форме отказал… А следом в ангарскую администрацию высадился десант из Следственного комитета с обысками и выемками документов».

Несколько месяцев следователи пытались найти нарушения, допущенные главой Ангарска. Возбуждены несколько уголовных дел по мошенничеству с переселением из ветхого и аварийного жилья. Но до суда не дошло. В итоге, Жукова обвинили в растрате. Якобы, мэр, сложив себя полномочия на время следствия, выплатил премию замещавшей его Светлане Кажаевой.

С ректором Иркутского государственного технического университета Иваном Головных отношения у  Сергея Ерощенко не сложились ещё в 2005 году. По словам бывшего ректора ИрГТУ, конфликт разгорелся из-за земли, прилегающей к университету. Головных хотел на этой территории построить дома для преподавательского состава. У Ерощенко были другие планы.  Тогда противостояние закончилось ничем. К земельному вопросу  «стороны» вернулись ближе к лету 2013-го. Но уже по другому поводу. Против ректора Головных было возбуждено уголовное дело по незаконному факту застройки двух гектаров земли на территории студенческого городка жильём для профессорско-преподавательского состава. Правда, стройка была ещё в 2005 году!  По версии правоохранительных органов, ректор технического университета незаконно передал участок площадью около трех гектаров под коммерческую застройку одной из строительных фирм Иркутска. Между тем, эта земля находится в федеральной собственности и дана ИрГТУ в пользование. Действия Головных, по мнению следствия, нарушили интересы государства.

«Совершенно очевидно, на мой взгляд,  что законных оснований для моего преследования не было, — рассказывает Иван Головных газете «Совершенно Секретно». — Земля, на которой приглашённый нами инвестор построил дома, принадлежала Иркутску. Есть постановление городской администрации о передаче территории университету и разрешение на строительство. Построив жильё, инвестор передал нам 200 квартир с 50% скидкой. То есть, 200 семей преподавателей и профессоров смогли улучшить свои жилищные условия, а некоторых ценных сотрудников нам удалось переманить из других регионов. Здесь нужно ещё понимать, что на момент возбуждения дела прошли не только сроки давности, но изменился и сам университет. С 2010 года мы выиграли государственные гранты и получили заказы от крупнейших отечественных предприятий на несколько миллиардов рублей. И я прекрасно понимаю, что желающих поучаствовать в освоении таких бюджетов  было, хоть отбавляй».

КОШМАР НА УЛИЦЕ МАРАТА

Дело против ректора ИрГТУ Ивана Головных начинала следователь по особо важным делам Оксана Черкашина. Нам удалось встретиться с ней в Иркутске. Черкашина уволилась из Следственного управления несколько лет назад и сегодня ведёт адвокатскую практику. Черкашина оказалась по другую сторону баррикад, и говорит, какое впечатление  об Андрее Бунёве  у нее сложилось в первый же день его приезда.

«С Бунёвым я познакомилась одна из первых в управлении, — говорит бывший следователь Черкашина, — Он начал рассказывать про свою решимость и принципиальность в борьбе с коррупцией. Я всё это слушала, а сама смотрела на его часы, стоимостью, как «подержанный Боинг», костюм, от ведущего европейского дома моды, дорогой телефон, планшет, ноутбук. Видно было, что он любит роскошь. Ведь я знаю, какая реальная зарплата у генералов».

Черкашина подтверждает информацию, что с собой начальник следственного управления привёз команду следователей, численностью не менее 20-30 человек. Именно эти люди в 2013 году стали главной движущей силой по поиску информации, компрометирующей действующего в то время мэра Иркутска Виктора Кондрашова.

Кондрашов был членом КПРФ, но пользовался большим уважением в Иркутске. Срок его полномочий истекал в 2015 году и в случае его выдвижения на новый срок, очередной победы не своего кандидата  областной администрации было не избежать.

«Сергей Ерощенко через своих доверенных людей в городской думе Иркутска добивается отмены выборов мэра, — рассказывает наш источник в Иркутске, — Вышел Следственный комитет, представители которого заявили, что администрация Кондрашова насквозь погрязла в коррупции, в отношении городских чиновников возбуждены уголовные дела. Областная администрация заявляла, что сейчас придёт новая команда и всё исправит. На заседание городской думы неожиданно приходит руководитель Следственного управления Андрей Бунёв, и сообщает, что его ведомством выявлены многочисленные факты бесхозяйственности, вопиющие случаи коррупции…Что будет возбуждена куча уголовных дел. Ирония ситуации заключалась в том, что в тот момент у руководителя Следственного управления на руках был результат всего одной проверки, и по ней было вынесено отказное решение».

Позже выяснится, что подобное странное выступление главного следователя области в городской думе Иркутска – имело далеко идущие последствия. С конца 2014 по начало 2015 года количество доследственных проверок городской администрации достигло 18, по которым проходило около 75 человек. Документы, по нашей информации, изымались грузовиками и увозились в Следственный комитет, где тщательно анализировались.

«На мой взгляд, план был очень простой, — продолжает наш собеседник, — Нужно было завести дело на начальника отдела, он сдаст начальника департамента. Начальник департамента сдаст вице-мэра. Вице-мэр сдаст самого главу. Но схема не сработала. Был задействован целый отдел Следственного управления по особо важным делам, около 15 человек, но найти серьёзных нарушений или получить нужных показаний не удалось».

В процессе этих доследственных проверок наружу стали всплывать ужасные подробности. Общественности впервые стали известны случаи пыток со стороны следователей Следственного управления.

«Ко мне однажды пришли сотрудники администрации Иркутска и начали рассказывать, как их избивали в третьем отделе Следственного управления по Иркутской области, — рассказывает один из иркутских адвокатов, пожелавший не афишировать своё имя, — Я им сначала не поверил. Этого не может быть. Спрашиваю – может это оперативники били. Нет. Следователи. Ну, расскажите. Сначала их доставили на улицу Литвинова. Там находится областное управление ФСБ. Чиновники беседовали со своим куратором. Это 50-летние мужики, ни какие-то там мальчики. Среди них была и женщина. Вдруг забегает  один из заместителей начальника 3 отдела Следственного управления Следственного комитета и с криком «На колени!», на глазах у сотрудника ФСБ даёт задержанному подзатыльник. Он встаёт на колени и с недоумением смотрит на своего куратора из ФСБ.

У чекиста на лбу, прямо на глазах у очевидцев, выступил холодный пот. Ведь, что такое, когда в присутствии сотрудника правоохранительных органов человека бьёт другой сотрудник. Если вы не примите сразу меры, то тут же попадаете в пособники преступления. По закону, вы должны сразу же задержать его. А дальше произошла ещё более удивительная вещь. Следователей выгнали из здания ФСБ. Это неслыханный позор. Следователя выгоняют за то, что тот бьёт людей. И они, вместе с задержанными уезжают в 3-й отдел Следственного управления, который находится на улице Марата в Иркутске. Там, по словам потерпевших, мучения продолжились».

Пострадавшие написали заявления на своих мучителей. Но дело о пытках расследовали  коллеги мучителей. Видимо, поэтому следствие не нашло доказательств преступления. Более того, после многочасовых допросов задержанных людей отвезли на медицинское освидетельствование, где было выдано нужное заключение – следов побоев не обнаружено. Но здесь возникает первый вопрос – зачем людей было везти к медикам, если по версии следствия, с задержанными просто велись беседы и все дружно пили кофе. К нам в руки попал другой интересный документ. Это результаты экспертизы на полиграфе, которые прошли все потерпевшие. На мой взгляд, этот документ не нуждается в комментировании ….

«Как-то я проезжала мимо 3-го отдела на Марата, — рассказывает Оксана Черкашина, — а в этот момент там проходил пикет против пыток следователями. Я когда это увидела, честно скажу, у меня уши от стыда горели за профессию».

В мае 2015 года в Иркутск приезжала проверка Следственного комитета из Москвы. «Все 18 человек жили в фешенебельной гостинице «Мариотт», — рассказывает наш источник в следственном управлении, — Но есть такое понятие, как открепительное командировочное удостоверение. А там отметки обычной гостиницы «Русь» (принадлежащей правительству Иркутской области, а тогда регионом командовал как раз Сергей Ерощенко — прим. авт.) Перед приездом проверки, во время её работы и перед отъездом проверяющих, было премировано порядка 50 человек из нескольких отделов Следственного управления, с формулировкой — за долгую и усердную службу. Дальше — ещё интереснее. Все следователи в один день сняли всю свою премию в банкомате Сбербанка, который находится через дорогу от управления. В том же объёме, который им был выдан – порядка 3 миллионов рублей. Все конечно были возмущены. Один мой знакомый, когда увольнялся из Следственного управления, выяснил удивительный факт. Оказывается, его премировали 15 раз с момента прихода к нам Бунёва, но на руки он получил премию всего лишь единожды.

В ситуации с мэром Иркутска, на первый взгляд, всё прошло успешно. Виктор Кондрашов сам покинул свой пост по истечению всего срока своей деятельности весной 2015-го. Город Иркутск был взят. Но через несколько месяцев, по результатам губернаторских выборов, Сергей Ерощенко и поддерживающий его начальник Следственного управления Следственного комитета Андрей Бунёв, потеряли всю область.

«Они были очень похожи на слона в посудной лавке, — говорят наши иркутские собеседники, — пытаясь решить свои мелкие вопросы, они за три года умудрились разругаться со всеми, нажить себе врагов и потерять регион. Такие выкидыши с лидерами общественного мнения, как с Кандрашовым, у нас не проходят».

 

ВОЙНА ПО ВСЕМ ФРОНТАМ

«Удар по планам и бизнесу был настолько велик, что после выборов губернатора развязалась настоящая война, — говорит наш иркутский источник, — Если почитать публикации на официальном сайте Следственного управления по Иркутской области, можно с ума сойти. Например, председателю областного правительства Битарову было заявлено, что если он будет хорошо работать, то у него будет шанс не познакомиться с работой следователя изнутри. Но черту перешагнули ещё во время предвыборной кампании, когда Следственное управление возбудило дело по неуплате налогов сыном теперь уже нынешнего губернатора Левченко».

«У нас сейчас выборы в Государственную думу, — рассказывает ещё один наш собеседник, — И несколько человек, имеющих большой зуб на Сергея Ерощенко, идут на эти выборы. Ерощенко тоже планирует избираться в Думу. Но ему недругов-депутатов Госдумы точно не надо. Мало того, что ему противостоит нынешний губернатор,  и  на него пол области косо смотрит, так еще его оппоненты  скоро станут депутатами».

И тут начинают происходить любопытные события. Достоянием федеральных и региональных СМИ становится  история с «прослушкой»  иркутского бизнесмена и потенциального кандидата на выборы в Госдуму Алексея Красноштанова. Был зафиксирован его разговор с главой муниципального образования Ольхон Копыловом. Красноштанов строит в Ольхон дорогу. Возбуждают уголовное дело на мэра Ольхона, пытаются его арестовать. По моему предположению, Копылову предложили сделку со следствием, по типу: ты нам дай показания на  того, кто нам на самом деле нужен, а мы тебя отпустим… Но мэр оказался крепким. На сделку не пошёл. Суд отказался арестовывать Копылова. А через два дня вся «прослушка» оказалась в распоряжении одного из федеральных изданий».

К слову надо сказать, что практически все громкие уголовные дела, возбуждённые в пору губернаторства самого Сергея Ерощенко и связанные в той или иной степени либо с его компаниями, либо с дружественными предпринимателями, сегодня какие под сукном, а какие и прекращены вовсе.

Андрей Бунёв, кстати сказать, очень активный в информационном пространстве руководитель следственных органов, неоднократно открыто выступал с заявлениями о том, что он уверен в отсутствии каких-либо подозрений к бывшему губернатору Ерощенко. Так, например, в одном из  интервью он пояснил, «что касается бывшего губернатора Сергея Ерощенко, в период его работы в должности, ни копейки денежных средств на строительство «Ледового дворца» не выделялось.  Этот факт достоверно установлен ещё в ходе проведённой доследственной проверки».  Следует отметить, что данное заявление является, совершенно, правдивым. Однако руководитель Следственного управления по Иркутской области забыл упомянуть, что на «благоустройство» территории, прилегающей к недостроенному Ледовому двору, было выделено 110 миллионов рублей, судьба которых до сих пор доподлинно неизвестна.

Наиболее перспективному в расследовании уголовному делу по «Ангарским хуторам» (об этом объекте «Совершенно Секретно» писал в прошлом году) был необоснованно присвоен статус «секретного», что позволило не давать по нему каких-либо комментариев прессе и администрации области.

Избирательность действий Следственного управления Следственного комитета Иркутской области в вопросах противодействия коррупции и экономическим преступлениям выразилась в том, что, в одних случаях следователи не усматривают признаков преступлений при их очевидности, а в других – подменяя собой оперативно-розыскные подразделения, инициативно занимаются их расследованием.

По некоторым предположениям, после победы Сергея Левченко, бывшая администрация намерена любой ценой выиграть войну за депутатское кресло  в Государственной Думе. И в этом ей готовы всеми силами помочь  еще оставшиеся на своих постах в Иркутской области ее сподвижники, в том числе, в правоохранительных и следственных органах. Если это действительно так, то Иркутск снова ждут не лучшие времена. Чем может обернуться такая «война» в самом сердце Сибири, прогнозировать никто не берётся.

 

Источник: http://www.sovsekretno.ru

Оставить комментарий