Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  
Архивы

Трагический октябрь 1993-го

РУССКАЯ ПЛАНЕТА

Расстрел российского парламента из танков проложил дорогу диктатуре «либералов»

oktyabr_1993_620_04.10.15

Расстрел Белого дома 4 октября 1993 года. Фото: Борис Кавашкин /Фотохроника ТАСС

 

 

События сентября 1993 года, закончившиеся трагической развязкой 4 октября, стали следствием политического кризиса, развивавшегося более года. Борис Ельцин, имевший после августа 1991-го значительный кредит доверия, в июне 1992-го назначил исполняющим обязанности главы российского правительства Егора Гайдара, бывшего главного редактора журнала «Коммунист», имевшего на тот момент репутацию либерала, сторонника «шоковой терапии».

На тот момент в стране уже полным ходом шли экономические реформы, разработанные командой Гайдара. На бытовом уровне для большинства населения они выражались в резком скачке цен на продукты и промышленные товары. Это позволило отчасти ликвидировать дефицит, но привело к массовому обеднению людей. Инфляция и кризис неплатежей дополняли картину. Привыкшие к относительному равенству в советский период люди в большинстве своем воспринимали реформы негативно.

Копившееся раздражение нашло отражение в позиции парламентариев. В декабре 1992 года открылся VII Съезд народных депутатов, на котором Гайдар в качестве руководителя правительства выступил с докладом о ходе реформ. Итоги деятельности кабинета были восприняты депутатами критически. При голосовании большинство высказалось против назначения Гайдара на пост премьер-министра. Это стало одной из причин начала политического кризиса. Тем временем правительство возглавил Виктор Черномырдин.

В сентябре 1993-го Гайдар был возвращен в правительство на позицию заместителя премьера, и через несколько дней, 21 сентября вышел указ № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации», который многими назывался указом о роспуске Съезда народных депутатов и Верховного совета. И Верховный совет, и Съезд народных депутатов отказались подчиниться указу. Действия Ельцина многие посчитали государственным переворотом.

Эту оценку подтвердил Конституционный суд. На экстренном заседании суд под руководством Валерия Зорькина пришел к заключению, что указ №1400 в двенадцати местах нарушает действующую российскую Конституцию, и это дает основание для запуска в отношении президента Ельцина процедуры импичмента. Ранее, весной 1993 года попытки объявить Ельцину импичмент уже предпринимались, но тогда они не нашли поддержки.

В ответ на попытку роспуска Верховный совет принял решение о созыве X чрезвычайного Съезда народных депутатов. Точкой сбора стал Белый дом на Краснопресненской набережной. Столичной милиции был отдан приказ о блокаде здания. Лидерами оппозиции Ельцину стали вице-президент Александр Руцкой и спикер Верховного совета Руслан Хасбулатов. Предпринятые в течение недели попытки переговоров успеха не принесли.

Развитие конфликта

Относительно мирная фаза противостояния продолжалась чуть более недели, после чего 3 октября тысячи сторонников Верховного совета, пройдя по улицам Москвы от метро «Парк культуры», прорвали оцепление из сотрудников правоохранительных органов. Сопротивление было слабым. Несколько автоматных очередей, пущенных поверх голов, не смогли остановить атакующих. Белый дом и прилегающая территория перешли под контроль сторонников парламента.

Также практически бескровно была взята столичная мэрия. Тогда она располагалась в соседнем здании бывшего СЭВ. Было задержано несколько чиновников высокого ранга. Их провели мимо толпы внутрь Белого дома. После череды выступлений с балкона во внутреннем дворе здания по призыву Альберта Макашова часть собравшихся стала садиться в стоявшие рядом грузовики, чтобы отправиться в телецентр «Останкино». Подконтрольное Ельцину телевидение воспринималось восставшими как зло и одновременно давало возможность обратиться ко всей стране.

По воспоминаниям участника событий, писателя Эдуарда Лимонова, на всем пути до «Останкино» машины с активистами не встретили никакого сопротивления, а сотрудники ГАИ на ключевых перекрестках демонстрировали знак V (victory — победа), давая понять, что они как минимум соблюдают нейтралитет. Тем не менее телецентр взять не удалось. Протестующие не имели для этого достаточно сил: здание было взято под охрану бойцами спецподразделения «Витязь», которые открыли огонь на поражение, рассеяв атакующих.

На следующий день, 4 октября Белый дом был вновь окружен силами, лояльными Борису Ельцину, а на мосту напротив появились танки. После танкового обстрела прямой наводкой в здании начался пожар. Обороняющиеся заявили о готовности сдаться. По словам очевидцев, Александр Руцкой, выходя из Белого дома, демонстрировал нетронутую смазку своего автомата — свидетельство того, что он не стрелял. Тем временем бойцы спецподразделений зачищали здание. Многие рядовые защитники Верховного совета были расстреляны на задворках Белого дома, у стадиона «Красная Пресня». Оценки числа погибших и раненых расходятся. Чаще всего называются цифры в несколько сотен человек только погибших.

Танки у Белого Дома. 4 октября 1993 г. Фото из досье ТАСС

Танки у Белого Дома. 4 октября 1993 г. Фото из досье ТАСС

 

 

Участники восстания

Основную массу сторонников Верховного совета составляли «беспартийные» активисты, стоящие на патриотических позициях. Среди них люди среднего возраста были в меньшинстве. Преобладали либо пожилые люди, пострадавшие от реформ, либо яростная молодежь. Однако при этом себя проявили и политические организации всевозможного рода. Наиболее боеспособной частью восставших, по общему мнению, были люди из «Русского национального единства» Александра Баркашова числом не менее ста. Они подчинялись дисциплине и имели общее командование. Часть людей организовал «Фронт национального спасения» Ильи Константинова. Была группа Союза офицеров Станислава Терехова, Национал-большевистской партии Эдуарда Лимонова, а также сторонники «красных» — люди Александра Проханова, анпиловцы и комсомольцы Малярова. Таким образом, состав сторонников Верховного совета отличался изрядной пестротой. Но еще более разношерстным был командный состав. По мнению участников событий, среди защитников Белого дома имелось слишком много «генералов», начальников. Как военных, так и политических. Это и помешало эффективным действиям. Многие, еще не захватив власть, начинали делить портфели.

Политические итоги

Главным политическим итогом октября 1993-го стал демонтаж советской власти в стране и утверждение нового политического класса, состоящего из либералов-рыночников и бывшей партийной номенклатуры второго ряда. В стране была приостановлена деятельность Конституционного суда и ликвидирован пост вице-президента, а в декабре 1993 года введена в действие новая Конституция, дававшая президенту огромные полномочия. Согласно ей в России устанавливалась смешанная республика с двухпалатным парламентом.

На первых же выборах в Госдуму блок сторонников Бориса Ельцина — «Выбор России» — получил всего 15% голосов. Тем не менее, опираясь на ресурс президентской власти, либералы продолжили вести страну по пути преобразований, которые они считали необходимыми. Центральное место занимала передача собственности в частные руки через механизм залоговых аукционов. В результате безальтернативных сделок наиболее прибыльные куски собственности перешли под контроль незначительного числа людей, коих стали называть олигархами. Их влияние на власть, оказываемое с помощью денег и контроля над телевидением, стало настолько существенным, что получило название «семибанкирщины» — по аналогии с «семибоярщиной» Смутного времени.

Курс, которым шла страна в середине 1990-х, не встретил массового одобрения избирателей. В результате рейтинг президента Ельцина накануне выборов 1996 года не превышал 2%. Лишь скоординированные усилия олигархов и либералов во власти позволили переломить ситуацию и переизбрать его на новый срок. Однако уже двумя годами позже стало окончательно ясно, что страна не приемлет либеральный курс и заставлять ее бесконечно следовать этой дорогой невозможно. Так на свет появился проект «преемник», в результате которого президентом РФ был избран выходец из спецслужб Владимир Путин. Один из инициаторов проекта — Борис Березовский — признавался впоследствии, что рассчитывал таким образом сохранить влияние на принятие ключевых решений. Однако после «равноудаления» олигархов от власти БАБ был вынужден эмигрировать.

Таким образом, расстрел Верховного совета в октябре 1993-го стал способом запугать общество и заставить его принять либеральный курс, впоследствии все равно отторгнутый страной. Это признают участники событий с обеих сторон. Так, в беседе с РП Эдуард Лимонов заявил: «3 и 4 октября 1993-го в Москве была расстреляна из танковых орудий демократия. Убита по приказу Ельцина, расстрелявшего свой парламент в столице европейской страны». Похожего мнения придерживается и советник Ельцина Станислав Станкевич. «Это — акция устрашения для сохранения порядка и единства России, ибо теперь никто и пикнуть не посмеет, особенно руководители регионов», — заявил он своему «визави» среди защитников Белого дома Виктору Аксючицу.

Митинг в годовщину трагических событий 3-4 октября 1993 года. 1997 год.

Митинг в годовщину трагических событий 3-4 октября 1993 года. 1997 год. Фото: Борис Кавашкин/ТАСС

 

Донбасский реванш «красно-коричневых»

Парадокс, но тот же Виктор Аксючиц оспаривает этот термин — «красно-коричневые». Именно так называли восставших с экранов телевидения и в пропрезидентской прессе. По мнению Аксючица, представители этих сил — да — были среди защитников Белого дома, но не преобладали. Тем более таковыми нельзя назвать политических лидеров восстания — Руцкого и Хасбулатова. Основная масса была недовольна социально-экономическими реформами Гайдара и явно прозападным курсом, который отстаивало его правительство. Фактически это было восстание патриотов России и сторонников социальной справедливости против космополитической части власти, адептов олигархического капитализма.

Это хорошо видно сейчас, по прошествии более чем двух десятков лет. Политический успех Путина, его поддержка в народе объясняется как раз тем, что после избрания он стал постепенно сдвигаться на позиции большего государственничества. Выбрал курс, ненавистный либералам, но приветствуемый народом. Действия России в Южной Осетии, Крыму и Донбассе нравятся российским гражданам не только потому, что это территориальные приобретения, но и потому, что это в первую очередь демонстрация миру и самим себе того факта, что страна живет собственным, а не заокеанским умом. Фактически Путин делает то, что, победив, делали бы защитники Белого дома.

Характерно, что первыми добровольцами в Донбассе стали старые сторонники РНЕ, Александра Баркашова, о которых в России давно не было слышно, и нацболы Эдуарда Лимонова, сформировавшие движение «Интербригады». Последнему удалось переправить на фронты Новороссии свыше полутора тысяч добровольцев, внесших весомый вклад в становление «Русского мира». Сейчас освобожденные от власти бандеровцев территории Донбасса начинают строить мирную жизнь, но, если Украина со временем пойдет по пути дезинтеграции, не исключено, что бойцам «Интербригад» придется брать Харьков и Киев. Во всяком случае партизанское движение там набирает силу.

А что же либералы? Те из них, кто не убежал в Лондон, однозначно встали по одну сторону с батальоном «Айдар», с маньяком Ляшко, с теми, кто сжигал людей в доме профсоюзов в Одессе. Ходорковский, Венедиктов, Альбац… несть им числа. Оказалось, что идея «Русского мира» настолько им ненавистна, что они, по сути, стали новыми «власовцами» — брызжут ядом русофобии с государственных радиостанций и телеканалов в ожидании оккупационных войск НАТО. Но теперь уже ясно, что не дождутся. Погибшие в Белом доме отмщены Южной Осетией, Крымом, Донбассом. И, даст Бог, будут отмщены русским Киевом. Борьба продолжается.

Сергей Аксенов

Оставить комментарий