Ноябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  
Архивы

«Свободная Пресса» спросила Путина напрямую

Свободная Пресса

Главред издания Сергей Шаргунов задал президенту вопрос о ситуации на Украине

119025Снимок в открытие статьи: президент РФ Владимир Путин во время ежегодной специальной программы «Прямая линия с Владимиром Путиным»/ Фото: Алексей Дружинин/ пресс-служба президента РФ/ ТАСС

В четверг, 16 апреля, президент России Владимир Путин в 13-й раз провел ежегодную традиционную «прямую линию». Интерес к ней был рекордным – число вопросов к главе государства от российских граждан превысило 2,34 миллиона.

В Гостином дворе, на время переоборудованном в огромную телестудию, Путин традиционно озвучил «свежие цифры» по итогам 2014 года. По словам президента выходило, что в целом ситуация выглядит неплохо: правительство ожидало значительно проседания макроэкономических показателей, но этого не случилось. ВВП слабо, но все же вырос (на 0,6%), нефти добыли рекордное количество (525 млн тонн). Да, рост цен в потребительском секторе подскочил на 11,4%, но безработица выросла незначительно (до 5,8% с 5,3%) – с зоной евро не сравнить (11%).Ведущий «прямой линии» – зам. гендиректора Первого канала Кирилл Клейменов попробовал спорить и отметил, что, «с точки зрения обычного человека, все не так радужно». И поинтересовался, стоит ли ждать скорой отмены санкций.На это Владимир Путин ответил, что санкции стали для «наших партнеров» вопросом политическим и стратегическим – сдерживания России. «И дело уже не в Украине», – заметил президент. Но дал понять, что нет худа без добра – санкции позволили правительству провести давно назревшую корректировку курса национальной валюты.«Что мы делали в последние годы? Зарплата росла, опережая производительность труда. Вне зависимости от санкций, коррекция была неизбежной», – подчеркнул Путин. И заверил, что «иранский вариант» санкций нам не грозит. «Россия – не Иран. И страна побольше, и экономика. Нам нужно не просто потерпеть, нужно использовать ситуацию, чтобы выходить на новые рубежи развития».

Тем временем подошло время вопросов из зала. И одним из первых микрофон получил экс-министр финансов РФ Алексей Кудрин. Как показал его вопрос, он тоже, как и Кирилл Клейменов, считал, что в экономике не все радужно.

«В первый ваш президентский срок средний рост ВВП составил 7% в год при средней цене на нефть 30 долларов за баррель. А сейчас, даже если нефть будет стоить в среднем 65-70 долларов за баррель, рост не превысит 1,5% ВВП. Это значит, доля российской экономики в мире будет сокращаться, и наше техническое отставание будет нарастать. Это может привести к ослаблению обороноспособности. Мне кажется, корректировками ситуацию не исправить. Старая модель роста себя изжила, а новая не просматривается», – сказал Кудрин.

Было видно, что «икона российских либералов» заметно волнуется. Но Путин гневаться не стал, а напомнил, что сам Кудрин «был одним из авторов развития страны до 2020 года», и если в «Стратегии-2020» «мы чего-то не предусмотрели, в этом, наверное, есть и ваша вина».

По словам Путина выходило, что в теории, возможно, и следовало бы поступить, как советует Кудрин и его единомышленники: ощутимо сократить «социалку» и поднять пенсионный возраст. Но на практике из-за этого «мы можем скатиться к ситуации 1990-х, когда было утрачено доверие к власти, и будем заливать деньгами социальные проблемы вместо того, чтобы вкладывать деньги в развитие».

Вслед за Кудриным на президента обрушились фермеры. Работники молочного производства села Степаново Костромской области действовали в паре с бородатым фермером-британцем, которого занесло в Россию в далеком 1997-м. Фермеры дружно доказывали, что не получают ни копейки прибыли, поскольку регион упорно покупает у них молоко по цене ниже себестоимости. Вначале Путин пытался парировать – рассказал о только-только заработавшей программе субсидирования, по которой ставка по сельхозкредитам снижена на 14,7%. Но, в конце концов, пообещал позвонить губернатору Костромской области, чтобы фермерам выделили торговые площадки на рынке.

Зашел разговор и о внешней политике. Ректор МГИМО (У) МИД России с 1992 года, дипломат Анатолий Торкунов попросил президента ответить, не обернутся ли поставки Ирану зенитно-ракетных комплексов С-300 тем, что Израиль начнет поставлять оружие Украине.

Владимир Путин на это напомнил, что сделка по С-300 была приостановлена в 2010 году Россией в качестве жеста доброй воли (резолюция Совета Безопасности ООН по N1929 о запрете на продажу или передачу Ирану тяжелых вооружений этого не требовала), в «одностороннем порядке». В нынешней ситуации, отметил глава российского государства, «мы не видим смысла в одностороннем порядке держать этот запрет».

Кроме того, Путин подчеркнул, что это США, а не Россия являются основным поставщиком оружия на Ближний Восток, и что РФ всегда действует в вопросах таких поставок аккуратно, в том числе, учитывая «позиции наших израильских друзей».

Особо коснулся президент темы происходящего на Украине. По словам главы государства, Россия с уважением относится к суверенитету соседнего государства и не ставит цель «возродить империю», в чем часто обвиняют нашу страну киевские власти. Россия, как и прежде, будет помогать развиваться Украине, именно этим обусловлен факт, что Москва продолжает поставлять Киеву газ и электричество со скидкой.

Главный редактор «Свободной Прессы» писатель Сергей Шаргунов обратил внимание Владимира Путина, что сегодня на Украине фактически проводится политика «апартеида» по отношению к русским и ко всем несогласным с курсом власти. Чего только стоят листовки нацистов с требованием доносить на «бытовых сепаратистов», или недавно принятые Верховной Радой законы о запрете коммунистической символики, оскорбляющие всех, кто «дорожит советским прошлым, в том числе Победой». В ответ президент заявил, что Россия не требует от киевских властей ничего, кроме уважения к правам русских и русскоязычных граждан Украины. Сегодня, по словам Путина, на повестке дня стоит проблема Донбасса. К сожалению, не видно желания украинских властей решать проблему политическими средствами. Но руководство России убеждено, что других механизмов быть не может.

Насколько откровенным получился разговор Владимира Путина с россиянами, что скрывается за кулисами «прямой линии»?

– В современных мобилизационных условиях полной откровенности от первых лиц государства ждать не приходится, – уверен декан факультета социологии и политологии Финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. – Владимир Путин пытался выступать в объективном и аналитическом ключе. Тем не менее, президент понимает, что Россия находится в состоянии турбулентности и серьезного внешнеполитического давления, поэтому делиться какими-то тайными замыслами явно не собирался.

Именно поэтому, на мой взгляд, в ходе «прямой линии» был сделан акцент на экономическую проблематику. С одной стороны, она является весьма насущной для широкого круга граждан, с другой – относительно безобидна политически, и позволяет основные политические темы держать под спудом.

«СП»: – Какие выводы следуют из экономического блока выступления президента?

– Видимо, следует все же ожидать некоторого ужесточения социальной политики. Кризис – так или иначе – влияет на позицию руководства страны по этому вопросу. Понятно, что жить на широкую ногу сейчас крайне проблематично. С одной стороны, нужно проводить структурную перестройку экономики и развивать новые отрасли. С другой, нужно вкладывать в военно-промышленный комплекс, чтобы гарантировать суверенитет. Все это требует денег и в какой-то мере – сокращения выплат социальных бонусов.

Однако возможные изменения – например, повышение пенсионного возраста – несопоставимы с проблемами и кризисными явлениями, которые наблюдались в 1990-е годы. Да, возможно, социально-экономическое положение некоторых категорий россиян ухудшится, но не кардинально.

На мой взгляд, президент призвал несколько затянуть пояса. Но он же продемонстрировал перспективу, ради которой стоит это делать…

– Не имело смысла ждать сенсаций от Путина на нынешней «прямой линии», – уверен гендиректор Центра политической конъюнктуры Сергей Михеев. – Президент транслирует уверенность в том, что есть трудности, но они не фатальные, и если над ними работать, они могут быть преодолены. Возможно даже, что из этих проблем мы выйдем с каким-то плюсом. Именно в этом – лейтмотив выступления главы государства.

Такая оценка, бесспорно, имеет под собой основания. А что – кто-то видит в России катастрофу, на наших улицах умирают голодные люди? Предприятия остановились, транспорт не ходит?! Оснований видеть катастрофу – как это любит делать наша либеральная оппозиция – попросту нет.

Надо понимать: наши недруги не на катастрофу рассчитывают, они рассчитывают на то, что мы дадим слабину. Что какие-то трудности, которые могут сказаться в повседневной жизни, приведут к брожению в умах. А что касается катастрофы в экономике – она практически невозможна в условиях огромной России.

– Главный посыл общения президента с народом – всё будет хорошо. Да, есть трудности, есть проблемы, но мы о них знаем, не надо паниковать, не следует впадать в алармистские настроения, – говорит вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. – В принципе, «прямая линия» играет всегда некую «терапевтическую» роль, и нынешнее мероприятие – не исключение. Отличие в том, что нынешняя «линия» проходила в условиях кризиса, а значит, «терапевтическая» функция растет.

Во-вторых, Путин дал понять, что не стоит ждать глобального конфликта с Западом. Одни его ждут с удовольствием, другие – со страхом. Вообще усилились страхи перед войной или какой-то масштабной бедой. Президент попытался успокоить людей. Мол, отношения с Западом у нас действительно не простые, мы в чем-то расходимся, но мы не враги друг другу.

В-третьих, надо было успокоить людей относительно темы повышения пенсионного возраста, но при этом не закрыть дорогу к этому варианту. Если возраст и придется повышать, то с очень серьезными оговорками и при необходимой подготовке. Опыт «монетизации льгот» обещано не повторять. В этом плане очень показательна была роль Кудрина. С одной стороны, он остается в команде, президент к нему прислушивается. С другой, Кудрин играл роль «злого следователя», президенту, соответственно, досталась роль «хорошего следователя», или, как у нас говорят, «доброго царя».

Стоит обратить внимание, что основные посылы президента носят консервативный характер, они ориентированы на большинство граждан. В то же время были даны сигналы и активному модернистскому меньшинству, в частности, в ответах на вопросы Алексея Венедиктова, Ирины Хакамады, Константина Ремчукова. Так что эта часть общества может прийти к заключению, что из ее представителей не делают изгоев.

«СП»: – Не могло у граждан создаться впечатления, что глава государства иногда просто не хочет замечать некоторых проблем. Люди спрашивают «как жить», а президент отвечает «я верю статистике».

– У людей усиливается впечатление, что власть не очень эффективна. Но одновременно видят, что происходит вокруг. Мол, обстановка трудная, масса врагов, от Обамы до украинских националистов. Люди на видимом уровне стараются власть не критиковать.

В то же время, есть накопление недовольства, ощущение, что проблемы не решаются. В ближайшее время для власти такие настроения не опасны. Уходит «крымский фактор», но ощущение жизни в осажденной крепости всё равно есть, народ сплочен и мобилизован.

Но дальнейшее развитие событий может быть для власти опасным. То электрички отменяют, то зарплату задерживают, то не индексируют выплаты, то цены растут. И вот это накопление раздражения чревато. В мобилизованном состоянии народ бесконечно держать нельзя. И когда чувство консолидации закончится, требования к власти возрастут.

Из досье «СП»

Телевизионные «прямые линии» появились еще во время первого президентского срока Путина. Первая состоялась 24 декабря 2001 года. Рекордной по продолжительности стала «прямая линия» 2013 года, длившаяся 4 часа 47 минут. В 2004 и 2012 года мероприятие не проводилось. Последняя прошла 17 апреля 2014 года. За 3 часа 55 минут глава государства успел ответить на 81 вопрос, из которых 35 касались Крыма и Украины. В частности, президент рассказал о том, что происходило на Востоке Украины, как присоединялся Крым.

Как заявил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, на этот раз больше всего – 23% вопросов – были связаны с «социалкой»: зарплатами, ростом цен, курсами валют, пенсиями, пенсионной реформой. 16% составили жалобы на плохие дороги, плохое обслуживание домов и работу управляющих компаний. 5% тех, кто дозвонился на «прямую линию», волновала политика: антироссийские санкции, ответные контрмеры, ситуация на Украине. Интригу внесло заявление Пескова, что в адрес главы государства поступают требования признать и поддерживать Донецкую и Луганскую республики.

Андрей Полунин, Андрей Иванов.

Источник: http://svpressa.ru/politic/article/119025/

Комментарии запрещены.