Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  
Архивы

На брифинге 23 января мэру Братска и руководителю ЛПК журналистами были заданы острые вопросы

После завершения выездного заседания депутатской комиссии по экологии Думы города Братска на промплощадке БЛПК директор Братского филиала Группы «Илим» Александр Поздняков, мэр Сергей Серебренников и председатель городской Думы Лариса Павлова провели короткий брифинг, где им журналисты задали вопросы, всего-то несколько, но зато каких…

IMG_0483

Итак, наиболее актуальные и острые вопросы, ну и, конечно, ответы на них.

 

Виктор Касищев:

— Сергей Васильевич, «Голос Братска», Виктор Касищев. Депутаты комиссии по экологии приняли решение о нецелесообразности проведения снегохимического анализа. Я, как житель этого города, считаю, что, несмотря на относительную дороговизну, проведение  этого анализа оправданно, потому как это будет являться дополнительным доказательством ухудшения (или улучшения) экологии города. Мне кажется, депутаты приняли решение на основании мнения Юшкова, который высказался по этому вопросу на депутатской комиссии по экологии.

А что думаете по этому поводу лично Вы, Сергей Васильевич?

Сергей Васильевич Серебренников, мэр города Братска:

— Я поддерживаю мнение депутатов и поясняю, почему, безусловно, те анализы, которые нужно проводить для выяснения объективной экологической ситуации, конечно нужны и мы не отказываемся, и не говорю, что это не надо проводить, но это нужно делать системно, чтобы вот те мероприятия, которые мы проводим, в том числе и снегохимический анализ, мы как пазлы собрали в картинку и увидели общую целостную картину. Я уже сказал сегодня, что мы в марте будем проводить научно-практическую конференцию с привлечением науки: Академия наук Иркутска, Ангарского института профзаболеваний, надзорных контролирующих органов, и нам наука должна расписать алгоритм наших действий и движений. Тогда, собрав все это воедино, мы получим более полную картину и будем понимать, куда нам двигаться, в каком направлении работать, кто из загрязнителей сегодня влияет и в какой степени на экологическую ситуацию. Тот анализ, про который вы говорите, стоит ни много ни мало миллион рублей. Сегодня каждый рубль, я вас уверяю, в бюджете города на особом счету. Ситуация экономическая очень сложная, тяжелая, начало года, январь не закончился, платежи в бюджет города еще не пошли, мы живем сейчас на тех запасах, которые были перенесены с четырнадцатого на пятнадцатый год.

Виктор Касищев:

— Сергей Васильевич, мне кажется, что миллион рублей для города Братска, может быть, и не столь значительная сумма, но дело еще и в том, что снегохимический анализ проводить не будут, а альтернативы пока никакой нет.

С. В. Серебренников:

— Я же вам не сказал, что не будем проводить, будем проводить, только сначала нужно понять, для чего его проводить.

Виктор Касищев:

— Ну, это как дополнительное доказательство, я, конечно, не специалист и могу ошибаться. Но, тем не менее, это мое личное мнение.

С. В. Серебренников:

— Я не хочу ни в чем вас упрекнуть, но лечить должен доктор, сапоги шить — сапожник, также и здесь, экологи, специалисты должны сказать, для чего и когда.

Наталья Ромашина:

— Александр Анатольевич, считаете ли вы такие ваши подразделения, как ЦКРИ, варочный цех и локальные сети по очистке стоков проблемными и как долго они будут таковыми оставаться?

Александр Анатольевич Поздняков, директор Братского филиала Группы «Илим»:

— То, что касается проблемных участков комбината ЦКРИ – 4, 5, 6 печи, в этом году прошли глубокую модернизацию, на сегодняшний день они перестали относиться к разряду проблемных участков, 1 и 2 печи мы планируем закрыть и остановить до конца этого года. Дальше планируем провести там объемную модернизацию, связанную, в первую очередь, с очистными сооружениями. То, что касается оборудования по очистке сточных вод: мы в прошлом году запустили новую станцию химической очистки.

Наталья Ромашина:

— Есть информация, что черпают грязь ведрами на очистных, нет такого, нет?

А. А. Поздняков:

— Позвольте поинтересоваться, кто это говорит?

Наталья Ромашина:

— Ну, те, кто там работает…

А. А. Поздняков:

— Ну, на очистных, они для того и существуют — очистные, чтобы там скапливалась грязь. Наша задача как раз и не выпустить эту грязь с территории комбината, чтобы она не попадала в реку Вихорева и не попадала дальше в Ангару.

Наталья Ромашина:

— У меня еще один вопрос по поводу неучтенных источников выбросов, которые вдруг выявились. Когда импортное оборудование приобретается, заключаются контракты, и, как говорят опять же специалисты, не должно быть при исполнении контрактов неучтенных источников выбросов, то есть, все оборудование должно быть таковым, чтобы эти источники исключались однозначно. Но как так получилось, что они выявились?

А. А. Поздняков:

— Мы приобрели и смонтировали оборудование согласно проекту, который проходил всевозможные экспертизы, из неучтенных источников выбросов на сегодняшний день мы имеем только один — это труба, предохранительная труба для сброса газов… По этой трубе мы ведем работу, в течение пятнадцатого года мы этот источник классифицируем и внесем в реестр наших источников, а начиная с февраля этого года, этот источник перейдет в состав тех источников, выбросы от которого очищаются, то есть, если мы смонтируем дополнительное оборудование, то ориентировочно 10-12 февраля запустим его в работу.

Венера Лискина:

— Как складываются ваши взаимоотношения с природоохранной прокуратурой?

А. А. Поздняков:

— Я думаю, что природоохранная прокуратура делает свою работу, она должна делать эту работу, мы открыты для диалога, я периодически встречаюсь с природоохранным прокурором, мы обсуждаем проблемные вопросы, обсуждаем направление действий, направления нашего движения. Еще раз повторяю: мы открыты для диалога, и наши взаимоотношения с природоохранной прокуратурой я оцениваю как нормальную, стабильную, хорошую работу.

Виктор Касищев:

— От «Голоса Братска» можно еще второй вопрос, важный вопрос?

С. В. Серебренников:

— Ну, какой же Братск без «Голоса».

Виктор Касищев:

— Скажите, как получилось, что в городе Братске был реализован не проработанный, а, по сути, экспериментальный проект модернизации завода? По крайней мере, с экологической точки зрения мы видим, что над горожанами, конечно, непреднамеренно, проводятся «эксперименты», и прямым доказательством этому является понуждение прокуратурой Группы «Илим» установить дополнительное газосжигающее оборудование для дожига метилмеркаптана. Может быть, нужно временно приостановить деятельность этого  нового производства для устранения недостатков, учитывая, что «эксперименты» проводятся на братчанах, и последствия этих «экспериментов» имеют очень серьезный резонанс в городе и непосредственно влияют на здоровье всех братчан.

А. А. Поздняков:

— Если производство остановить, потом запустить, эффект от этого будет много худший, чем он возможен на сегодняшний день. На сегодняшний день мы практически вылечили все болячки, которые были у этого проекта. Да, проект новый, проект индивидуальный и подобных вещей и подобных проектов не реализовывалось в Советском Союзе, в России уже более 40 лет. Под каждый конкретный комбинат, под каждое конкретное лесосырье, под каждый конкретный состав щелоков, используемых на комбинате, изготавливается отдельное индивидуальное оборудование, двух одинаковых проектов ЦБП встретить очень сложно. Мы прошли период роста, как я говорил, мы сначала научились ползать, потом научились ходить, сейчас учимся бегать, но, смею вас заверить, что последние полгода комбинат работает в штатном режиме, количество аварийных остановок или остановок, связанных с необходимостью ремонта или наладки оборудования, сократилось в разы, и больше, чем в два раза, сократился выброс дурнопахнущих газов в атмосферу. Поэтому останавливать производство ни в коем случае нельзя, наша задача, наоборот, развиваться, наша задача делать его более безопасным, стабильно технологически работающим. Это гарантия того, что выбросов в атмосферу станет намного больше, чем в режиме пуск-останов.

Виктор Касищев:

— Намного больше, вы сказали?

А. А. Поздняков:

— Намного меньше, извините.

Виктор Касищев:

— То есть, это эксперимент, это экспериментальный проект?

А. А. Поздняков:

— Нет, это не экспериментальный проект, это не экспериментальный проект, смею вас заверить, и над кем экспериментировать.

Виктор Касищев:

— Нет, я имел в виду по оборудованию.

А. А. Поздняков:

— Штатное оборудование стоит, спроектированное для конкретного места, для конкретных условий работы.

Виктор Касищев:

— То есть, впредь таких выбросов, Вы гарантируете, не будет?

А. А. Поздняков:

— Выбросов, аналогичных тем, которые были в 13-м году, не будет.

 

И в заключение хочу высказать свое личное мнение по обсуждаемым вопросам.

Во-первых, из ответа руководителя ЛПК Позднякова мне становится понятным, что по факту проект похож на экспериментальный, несмотря на заявления об установке проектного оборудования (оборудование, вроде бы, проектное, но вот выбросы почему-то получились непроектные). Остается лишь уповать на твердую уверенность Александра Позднякова, что подобных выбросов, происшедших в 2013 году, не будет.

Во-вторых, по вопросу снегохимического анализа я остаюсь при своем мнении, что снегохимия нужна городу, и лишним подтверждением этой уверенности является ответ на вопрос: а кто конкретно может подтвердить или опровергнуть слова того же директора комбината Позднякова о том, что выбросы уменьшились?

Может, служба экологического контроля ЛПК? Смешно, не правда ли? Я, помнится, совсем недавно  примерно об этом уже писал в своей статье: Из прокуроров — в адвокаты?.. про унтер-офицерскую вдову, которая, по моему разумению, не будет иметь желания сама себя высечь, кто не читал материал, могут прочесть: http://golosbratska.ru/archives/27554

Или это может сделать Роспотребнадзор? Смешно чуть менее, когда братчане сидят в сизом, вонючем тумане, Роспотребнадзор нередко дает данные о превышении ПДК в 1,1 — 1,3, что ничего кроме удивления и нехороших мыслей у людей не вызывает, да и вообще мне вот, например, непонятно, а откуда Роспотребнадзор берет эти данные о превышении ПДК? Ведь в городе сейчас фактически нет нормальной независимой станции экологического мониторинга, может, данные о превышениях Роспотребнадзору дают службы экологического контроля предприятий-загрязнителей? Если ДА, то на ум мне снова и снова приходит гоголевский «Ревизор».

И последнее. Городская власть должна иметь собственный, независимый банк данных экологических исследований. Это, на мой взгляд, было бы самое эффективное воздействие на все предприятия-загрязнители.

ВИКТОР КАСИЩЕВ.

Оставить комментарий