Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архивы

Из прокуроров — в адвокаты?..

НА ЗЛОБУ ДНЯ

4 декабря в малом думском зале состоялось заседание профильной депутатской комиссии по экологии с участием природоохранного прокурора Дмитрия Петренева, представителей «Группы «Илим» и Иркутскэнерго.

зкокомиссия

Именно такая, можно сказать, «крылатая фраза» вырвалась из уст депутата Пигарева в адрес природоохранного прокурора в короткой паузе после первой части выступления Дмитрия Петренева, в котором он упрекнул депутатов экологической комиссии в некомпетентности. Почему я озаглавил свой материал именно фразой депутата Пигарева? Наверное, потому, что, как мне показалось, что в достаточно резком выступлении прокурора была изначально заложена ответно-жесткая реакция депутатов, ведь прокурор отчитывал не каких-то там учеников-двоечников и даже не нарушителей природоохранного закона, а депутатов городской Думы, несомненно, людей уважаемых и достаточно образованных, пусть даже и не являющихся большими специалистами в экологических вопросах. И еще, как мне кажется, эти «некомпетентные» депутаты выражают не только свое личное мнение, но и мнение, наказы своих избирателей.

В общем, 4 декабря состоялось, можно сказать, неординарное и очень интересное заседание депутатской комиссии по экологии, на котором достаточно жестко выступил прокурор Петренев с критикой в адрес депутатов, «Группы «Илим», и не только… Сам я, к сожалению, по объективным причинам на этом заседании присутствовать не смог, о чем, конечно, сожалею, но по моей просьбе коллеги предоставили мне аудиозаписи с профильной депутатской комиссии по экологии, на их основании и возник сей материал.

Итак, прокурор природоохранной прокуратуры Дмитрий Петренев в своем выступлении прямо указал депутатам на их некомпетентность и предостерег их о недопустимости применения голословных, на его взгляд, обвинительных высказываний в адрес предприятий-загрязнителей о преднамеренной травле населения города выбросами этих заводов. Прокурор сказал это, не называя фамилий конкретных депутатов и, я думаю, что утверждения прокурора не носили голословный характер. Я, правда, не знаю, кто из депутатов конкретно делал такие заявления, но лично я с этой частью прокурорского выступления отчасти согласен. Единственно, хочу от себя добавить, что предприятия-загрязнители навряд ли целью своей работы видят отравление выбросами горожан, но при этом я думаю, и тут со мной, наверное, согласятся многие братчане, что травить они, конечно, травят, и если делают это не преднамеренно, то абсолютно осознанно.

Далее я предлагаю вам более подробно ознакомиться с выступлением экологического прокурора Дмитрия Валерьевича Петренева, а также с наиболее интересными фразами, вопросами депутатов, общественников и ответами представителя Иркутскэнерго Игоря Самойлова на вопросы, заданные ему депутатами.

 

Дмитрий Валерьевич Петренев, прокурор Братской межрайонной природоохранной прокуратуры:

— Уважаемые депутаты, уважаемый председатель, я попрошу внимательно и с пониманием относиться к той информации, о которой буду говорить. Вопросы, предложения к комиссии по экологии это не те вопросы, которые представлены в план работы, они будут обсуждаться отдельно. Предшествующее заседание комиссии по экологии, на мой взгляд, показало недостатки в вашей работе, показало незрелость, некомпетентность, неподготовленность в решении экологических вопросов города…

На одной из встреч прошу совместно со мной обсудить положительный и отрицательный опыт комиссии депутатов прошлого созыва. Подумать о тех решениях, которые ими приняты, что реализовано, а что нет и почему. Мы планировали с БрАЗом обсуждать конкретные нарушения, которые были выявлены природоохранной прокуратурой в 2013 году, и их устранение. Вместо этого на предыдущей комиссии обсуждение состоялось полностью деструктивно, непредметно и бесполезно. Кроме того, учитывая, что с БрАЗом тесно связана треть населения города, с целлюлозным производством также  связана треть населения Братска, промышленность Братска является основой экономики нашей страны, мы как прокуратура также будем защищать их права. Недопустимо делать голословные, непроверенные публичные заявления о том, что в результате работы предприятий умирают люди, население умышленно травят. Должно быть уважение к работе предприятий, тем более, что в городе живут ветераны БрАЗа, которые жизнь прожили на заводе, обеспечивая благополучие Братска и страны. В думском зале сидят работники завода, я вам прямо скажу, на мой взгляд, их передергивает от некомпетентных высказываний и, делая такие заявления, вы в первую очередь оскорбляете и унижаете их достоинство. Это недопустимо и, я считаю это, честно говоря, постыдным.

Несмотря на то, как бы у меня не складывались сложно отношения с предприятиями, какое бы противодействие и давление я не испытывал, никогда не позволял себе подобных высказываний — некорректных, неподтвержденных фактами. Я прошу это обязательно учесть.

Кто-то из депутатов говорит:

— Извините, в чей адрес?

Валерий Николаевич Пигарев, депутат Думы города Братска:

— Из прокуроров в адвокаты?

Прозвучало еще несколько возмущенных возгласов депутатов.

Валерий Пигарев:

— Вообще, вы в чем обвиняете?

Дмитрий Петренев:

— Это адресовано депутатам, это говорит о корректности отношений, потому что конструктивный, конкретный диалог, направленный на решение вопросов города, возможен только в рамках диалога, только в рамках конкретных фактов, конкретных выявленных нарушений, которые должны устраняться, и для этого необходима комиссия. Я еще раз говорю, это на мой взгляд, если вы не принимаете предложение, то пусть это будет так. Я прошу предоставить мне, как природоохранному прокурору, возможность выступать с репликами-пояснениями, я не могу выскакивать, как черт из табакерки, поэтому прошу обеспечить мне место за столом обсуждения и микрофон. В противном случае, сидеть и слушать абсолютно бесполезную болтовню и истеричные выяснения отношений у меня возможности нет, если вы считаете, что это нужно городу и вашим избирателям, то я убежден, что вы ошибаетесь. Я прошу прощения за критику, надеюсь, что она будет воспринята правильно, и прошу вас поддержать мое предложение.

Что касается «Группы «Илим», я вам предоставлю краткую и содержательную справку о тех нарушениях, тех проблемах, которые есть, их причины. Выступления были неоднократные, все прекрасно о них знают, они освещались в СМИ, на депутатской комиссии, причины резкого неприятного запаха, который особенно ощущается в городе последние два месяца, заключаются в нарушении природоохранного законодательства «Группой «Илим». Я неоднократно говорил и повторюсь, что на предприятии есть неучтенные источники, которые предусматривают выбросы дурнопахнущих веществ без газоочистки, что запрещено законом, на действующих источниках старого производства по установленным природоохранной прокуратурой нарушениям с газоочисткой не всегда эффективно. Единственный способ улучшать атмосферный воздух Братска — снижать количество дурнопахнущих веществ в атмосфере города, это последовательная и целенаправленная работа по приведению источников в максимально безопасное состояние, применении дополнительных технологий по обезвреживанию дурнопахнущих газов. Сегодня «Группа «Илим» принимает наше предложение по современной системе мониторинга Братска. Более 40 лет в Братске на лесопромышленном предприятии скапливались проблемы экологии, и они существенно не решались. Сегодня решить их в короткие сроки объективно невозможно. Решить их может только само предприятие, больше никто, но решать их нужно, и в максимально возможно короткие сроки.

Сегодня последовательность нашей работы такова: в следующем году мы участвуем в масштабной инвентаризации производства «Илима», при этом она будет не формализованной, а с фактическим обследованием всего предприятия, выявлением всех возможных источников выбросов дурнопахнущих газов в атмосферу, по результатам замеров их конкретного влияния на атмосферу. Затем мы планируем с «Группой «Илим» составить план работы по проблемным источникам, максимально возможного их приведения в безопасное состояние. Эта работа точечная, конкретная, по каждому источнику, она длительная, занимает определенные технологические и финансовые сложности, но ее нужно проводить. Необходимо определить, какие источники должны быть под жестким контролем в периоды неблагоприятных метеоусловий, когда рассеивание газов происходит медленно, и они зависают над городом. Обеспечить этот контроль всеми силами и предприятия в первую очередь, и природоохранной прокуратуры — это единственный путь решения накопившихся проблем, другого просто нет.

Братск — промышленный индустриальный город с такими же проблемами в атмосфере, как и в других городах, это все прекрасно должны понимать. Умышленных действий по травле населения НЕТ! Нет того человека, который умышленно открывает задвижки и выпускает на город газы, это происходит технологически, такой путь решения проблем, о котором я говорю, он не быстрый, это годы, и в течение этого времени, с учетом выхода «Илима» на проектную мощность «Большого Братска», запах  химических веществ, безусловно, будет ощущаться. Это объективная реальность и никаких сказок и иллюзий быть не должно.

Отдельно с мэром Братска мы обсудили все эти вопросы и нашли взаимопонимание, определили меры по этому периоду, в том числе и обеспечиваем современную систему мониторинга воздуха, которую я предлагал ранее, она нужна для достоверной информации о воздухе в городе. Запах еще не значит причинение существенного вреда здоровью, но он значит нарушение природоохранного законодательства. Должен быть ясный, четкий, современный контроль предоставления достоверной информации.

Сейчас я обращаюсь к «Группе «Илим» — представителям. Вы, безусловно, обеспокоены снижением имиджа компании в Братске, это при том, что вы реализуете крупнейший инвестиционный проект, применяете наилучшие технологии, реально снижаете выбросы в атмосферу, инвестируете в развитие города сотни миллионов, но имидж снижается. Полтора года назад я говорил, что «Илим» должен признать нарушения, объяснить причины дурнопахнущих веществ в городе, а они связаны, на мой взгляд, только с нарушениями природоохранного законодательства, если это произойдет, вас поймут, но этого не произошло. Вместо этого «Илим» все время занимал позицию «мы ни в чем не виноваты, ничего не нарушаем, пахнуть так и должно»… Есть пословица «Лес рубят — щепки летят», вот по этой пословице при реализации крупного проекта, как нам кажется, «Группа «Илим» не заметили «щепок» в виде неучтенных источников, тех нарушений природоохранного законодательства, которые были допущены. Как лесное предприятие, вы должны знать, что от щепок может и лес сгореть.

В результате вашей позиции отрицания очевидного, отрицания фактического состояния воздуха, население к вам испытывает уже не только недоверие, а фактически, я бы сказал, что и неприязнь. Постоянно возникает желание фактически отомстить за эту боль, мы это слышим практически каждый день. Разве вам нравится, когда мы тыкаем вас носом в ваше же нарушение, вы сопротивляетесь, а потом, проигрывая иски, начинаете все признавать с огромным ущербом имиджу компании. Информационное поле в результате занято теми, кто на «запахе» в городе делает политические информационные рейтинги, преследует корыстные цели, я скажу, к примеру, что у побережья Братского водохранилища вырубается лес под видом того, что он поврежден промышленными выбросами БЛПК, что абсолютно абсурдно и ничем не подтверждено. Но защитные леса под этим предлогом вырубаются, это я про корыстные цели. И, несмотря на вложение вами инвестиций в развитие города за последние годы, когда бассейны, больницы, школы, горнолыжные трассы сделаны за счет ваших денежных средств, ваш имидж растаптывается.

Это я говорю свое мнение, вы, конечно, можете и дальше думать по-другому, но ситуация, объективная реальность, как мы с вами вчера говорили, она такова. «Группу «Илим» я призываю к совместной работе, о которой я говорил, не замалчивать и не скрывать проблемы, прямо о них говорить и работать над их устранением, иного пути нет и быть не может. Мы в любом случае, если не будет совместной работы с вами, будем судебным понуждением обязывать вас устранять эти нарушения, приводить все источники в законное и безопасное для города состояние, на это потребуется больше времени. Я прошу прощения за некоторую эмоциональность , еще раз прошу «Группу «Илим» отбросить амбиции, принять мои предложения и постараться обеспечить реализацию всех совместных мер.

Валерий Пигарев:

— Такой вопрос, Дмитрий Валерьевич, вот инвентаризацию нового предприятия, которое совсем недавно модернизировалось, можно сказать, на ноги еще не встало, вы проводите, да, а на БрАЗе вы проводите тоже инвентаризацию? Или это как бы вообще не трогаете вы БрАЗ?

Дмитрий Петренев:

— Дело в том, что в воздухе непосредственно ощущаются вредные вещества…

Валерий Пигарев:

— Так проводите или нет?

Дмитрий Петренев:

— Вообще в целом процесс инвентаризации серьезный, давайте говорить предметно и конструктивно…

Валерий Пигарев:

— То есть, не проводите?

Дмитрий Петренев:

— Еще раз говорю, это не мы проводим, инвентаризацию проводит предприятие.

Валерий Пигарев:

— Секундочку, БрАЗ — нет?

Дмитрий Петренев:

— БрАЗ проводит самостоятельно.

Валерий Пигарев:

— Дальше, для продолжения своего первого вопроса. У нас, как говорили в 2009 году, должны стоять все фильтры и полная модернизация БрАЗа должна была быть завершена. Это был проект, это были гарантии стопроцентные, что это будет сделано БрАЗом, так это не было сделано до сих пор. Теперь дальше продолжаю, вот инвентаризация в каком плане будет проходить? На основании чего? На основании ощущения носа? Или будут привлекаться какие-то научные сотрудники, которые будут доказывать, вот здесь нарушения по таким-то и таким-то веществам. Я так понимаю, что никто привлекаться не будет, поэтому я хочу сказать, что эта инвентаризация даст? Тем более, нормальное предприятие, американцы — солидные ребята, но что даст эта инвентаризация конкретно?

Дмитрий Петренев:

— Валерий Николаевич, инвентаризация — это процесс, который предусмотрен законом, порядок его установлен, там участвуют и привлекаются лаборатории, которые проводят и замеры соответствующие, и идет обследование предприятия для того, чтобы она была действительно реальной.

Валерий Пигарев:

— Лаборатории кто привлекает, кто деньги платит лаборатории?

Дмитрий Петренев:

— Лаборатории привлекает предприятие, деньги платит предприятие, это их обязанность по закону, они обязаны это делать. И за результаты исследования отвечают и предприятие, и лаборатория…

Валерий Пигарев:

— Я понял. У меня такое впечатление, что хотят найти «козла отпущения» в виде БЛПК, вот с БрАЗа, со всех остальных ребят — как бы они ни при чем, а бедный «Илим» виноват во всех грехах. Хотя вонять-то он воняет, но вреда-то он в несколько раз меньше приносит чем БрАЗ.

Александр Владимирович Большешапов, председатель профильной комиссии по экологии Думы города Братска:

— …Мы еще даже не притерлись, не приработались, это было первое заседание, я думаю, 2-3 заседания — и мы войдем в работу и будем работать плодотворно… А почему мы эмоционально выступали, я могу сказать: каждый день — десятки звонков, на встречи приходят к нам жители города и требуют! Вы посмотрите, за последние три недели у нас просто стало невозможно, понедельник — это весь телецентр, вся улица Пихтовая, БрАЗ, БЛПК, там все смешалось. Поэтому я понимаю, что вы сегодня выступаете и защищаете как жителей, так и предприятия. Мы в любом случае не хотим «удушить» предприятия, потому что многие работают на этих предприятиях и Братск получает деньги… Вот то, что вы нам доложили, мы примем к сведению…

Галина Александровна Ленкова, представитель общественности:

— По предыдущей комиссии, как сказал господин прокурор, что прошлая комиссия была очень грамотная, я со всей ответственностью заявляю, я открыто в глаза говорила председателю, что комиссия по экологии самая безграмотная. Про сегодняшнюю комиссию, вот я кого знаю, я считаю, что она будет работать…

Игорь Самойлов, представитель Иркутскэнерго, в начале своего доклада о работе Иркутскэнерго, сказал, что его предприятие работает нормально, не превышает допустимых пределов выбросов в атмосферу, не допускает сверхнормативных выбросов и т.д. После выступления Игорь Самойлов стал отвечать на вопросы. На вопрос депутата Пигарева по поводу замены «проектных» углей, он ответил следующее.

Игорь Самойлов:

— …На сегодняшний день на своих участках мы используем топливо Ирбейского месторождения, это Канско-Ачинское месторождение, это непроектный уголь, но он согласован с заводом-изготовителем котлов…

Валерий Пигарев:

— Я почему этот вопрос задал, чтобы вы понимали, для технологического отопления эти угли подходят, но это молодые угли, в которых содержится урана в десятки раз больше, чем в проектных углях. То есть, раньше наши отцы-коммунисты правильные проекты делали для тех котельных, которые в городах находились, они вносили в проекты те угли, которые содержали намного меньше тяжелых металлов…

Аркадий Владимирович Нестеренко, депутат Думы города Братска:

— По тем мероприятиям, что вы провели, мое мнение, мероприятия чисто технологического плана, заменить, восстановить и на это на все вы потратили 10 миллионов рублей?.. Это ваши технологии, это не может считаться экологической программой, вы просто проводите технологический ремонт своего оборудования, и не более того. Вы ничего не улучшили. Где ваша модернизация? Мы же платим ежемесячно вам деньги. Мы платим вам за инвестиционную программу вашу, но я не вижу вообще ничего! Это не может считаться мероприятием по улучшению экологии, вы это просто обязаны делать. А самое главное, вы не включились в программу социальной поддержки города Братска, у вас нет этой программы совершенно…

Кроме этого, часть депутатов на заседании высказалась, что, в отличие от того же предприятия-загрязнителя «Группа «Илим», которое вкладывает в социальные проекты Братска порядка 100 миллионов рублей ежегодно, Иркутскэнерго практически не участвует в социальных проектах, на что представитель Иркутскэнерго сказал следующее.

Игорь Самойлов:

— Сейчас, извините меня, мы сравниваем слона и маленькую собачку. «Илим» — огромное предприятие, где работают более 10 тысяч человек, и Иркутскэнерго, где работают порядка двух тысяч человек. Если мы не говорим о том, что мы помогаем детским садикам, школьным учреждениям, то мы просто об этом не говорим, вот и все!

 

Комиссия по экологии проходила в весьма бурном режиме, иногда эмоции участников перехлестывали. Вы, наверное, заметили, что я не стал приводить выдержки из выступления представителя «Группы «Илим» Сергея Пондаря. Да, действительно, пока решил не заострять на «Илиме» внимание, но это лишь пока и не потому, что в его выступлении все приведенные доводы бесспорны, нет, скорее, наоборот, в аргументах Сергея Пондаря есть немало спорных моментов. Думаю, что на этом заседании в адрес «Илима» было столько всего сказано, что это ВСЕ потребует какое-то время для осмысления и проведения более точного анализа. К этому вопросу мы еще вернемся…

 

P.S. Мне кажется, на сегодняшний день для улучшения экологической ситуации ничего нового выдумывать не нужно, ведь не зря говорят, что «все новое — это хорошо забытое старое», так вот, думаю, нужно просто реализовать решение экологической комиссии Думы 4 созыва о приобретении независимой станции мониторинга атмосферного воздуха, передать эту станцию на баланс РОСГИДРОМЕТа и по итогам исследования с помощью данной станции подать иски в суд против конкретных предприятий-загрязнителей. Я предполагаю, что именно этого варианта развития событий больше всего и боятся заинтересованные в сохранении сегодняшней мало контролируемой ситуации в области экологии собственники предприятий-загрязнителей и поддерживающие их силы во властях разного уровня. Так как, если не будет задокументированных доказательств превышения ПДК загрязнений в воздухе, все остальное — это не более чем «болтовня в пользу бедных».

Я тоже, наверное, подхожу под прокурорское определение как «некомпетентный» в вопросах экологии и поэтому перед тем, как писать этот материал, провел пару консультаций с компетентными в этих вопросах людьми.Так вот, продолжаю, эта работа по станции мониторинга организационно и финансово была подготовлена еще комиссией по экологии Думы 4 созыва, включая внесение в бюджет затрат на приобретение экостанции и договоренности со стороны «Группы «Илим» о выделении части средств на приобретение данной станции. Но с 2009 года идет уже пятый год, а воз и ныне там. На мой вопрос к людям, профессионально разбирающимся в сфере экологии, что у Братского университета появилась, мол, подобная станция мониторинга и нельзя ли с ее помощью решать эти задачи, был получен ироничный ответ: «Данная станция, ее возможности и юридический статус позволяют ее использовать в качестве лабораторного оборудования для обучения студентов, и не более того, так как полученные с помощью этой станции показания не могут быть использованы в суде как доказательная база по целому комплексу причин». Другой компетентный в вопросах экологии собеседник по вопросу использования университетской станции высказался еще куда более определенно, сказав, что это типа «дымовой завесы» для того, чтобы «пудрить мозги» населению тем, смотрите, мол, станция есть — и она будет способствовать улучшению экологической обстановки. Специалисты же говорят, что те параметры и возможности, которые были заложены в техническое задание на приобретение станции мониторинга экологической комиссией Думы 4 созыва и приобретенной университетом станции — это небо и земля. Эти доводы отчасти подтверждаются и высказываниями самого экологического прокурора Петренева, где он озвучивает предложение к «Группе «Илим» на приобретение ими новой станции экологического мониторинга, наверное, и прокурору университетская станция также не внушает доверия, а ведь он-то в этих вопросах компетентен.

Понятно, что нынешняя власть к этой «полезной» станции никакого отношения не имеет, тут, как мне кажется, вся «заслуга» принадлежит бывшему сити-менеджеру Елене Гольцварт и отчасти еще и мэру Константину Климову. Правда, я не могу согласиться на все сто с Петреневым, выходит, что если «Группа «Илим» приобретет эту станцию, то она и будет сама себя контролировать? И тут мне почему-то вспомнилась одна история из гоголевского «Ревизора» насчет унтер-офицерской вдовы, которая сама себя высекла. Ну, я вот, например, не очень-то верю в то, что «унтер-офицерская вдова» может сама себя высечь, а вы верите?..

В заключение повторю то, о чем мы говорили еще три с половиной года назад, и не только говорили, но и делали, а если более конкретно, то по этому вопросу Общественная организация «Голос Братска» 24 июня 2011 года организовала и провела экологический пикет, на котором было озвучено одно из требований пикетчиков к городской власти, а именно, приобретение станции экологического мониторинга. Кому интересно, тот может прочесть данный материал: («Голос Братска» против «газовых атак»).

Думаю, новая станция экологического мониторинга, безусловно, нужна городу, но считаю, что на балансе она должна состоять не у предприятия-загрязнителя, а у независимой и надежной организации, например, такой, как Гидрометцентр РФ (Федеральная служба по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды), которая не будет зависеть от руководства предприятий-загрязнителей, и мы все будем точно знать, какой завод и насколько превысил ПДК.

 

ВИКТОР КАСИЩЕВ.

Оставить комментарий