Август 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  
Архивы

ПЕРЕКОСЫ И ШЕРОХОВАТОСТИ БРАТСКОЙ МЕДИЦИНЫ: ВЗГЛЯД ИЗНУТРИ…

АКТУАЛЬНО

Сегодня тема медицины в нашем городе актуальна как никогда. И поэтому мы поговорим о качестве медицинского обслуживания в больницах Братска, о длинных очередях, об устаревшем оборудовании в городских больницах, о зарплатах врачей и, конечно же, о дефиците кадров врачебного персонала в наших больницах. Затрагивая эту тему, я решил взять интервью не у кого-то из главных врачей городских больниц, а у опытного врача, каждый день работающего непосредственно с пациентами – онколога, врача высшей категории Ольги Георгиевны Юнониной, которая много лет работает по своей специальности и знает проблемы медицины, скажет так, изнутри. Этот врач, как мне думается, и есть та самая «рабочая лошадка», на которых еще худо-бедно, но как-то держится наше городское здравоохранение.
Unonina

— Ольга Георгиевна, не секрет, что на прием к врачу сейчас попасть очень проблематично по причине больших очередей, а к онкологу, как говорят, так попасть на прием еще сложнее. Правда ли, что на прием к онкологу более 60% пациентов приходят, не имея онкологического заболевания? И почему так происходит, как Вы думаете?

— Да, действительно, процентов 60% больных, которых нам приходится принимать, не имеют онкологического заболевания. При малейшем подозрении врачи терапевты, хирурги и гинекологи направляют больных на консультацию, зачастую даже без обследований! Хотя есть такое положение, что все обследования больной должен проходить по месту жительства, то есть у своего терапевта. Доктора, работающие в общей лечебной сети — опытные, но и они при виде доброкачественной опухоли, например, липомы или гигромы, все равно направляют больных к нам за заключением А где же тогда ваш опыт? Почему иногда врачу не взять ответственность на себя? От онколога ждут заключения, а чтобы его дать, необходимо полное обследование больного. И мы тратим на это много сил и времени. Приходится больного отправлять назад на дообследование, по месту жительства. От этого растет недовольство больных, и поэтому они говорят «меня отфутболили». И поэтому у нас есть претензии к врачам общей лечебной сети. Попасть на прием к онкологу проще, чем к другому специалисту.
У нас нет записей на прием. Пришел на прием — и тебя примут, но без очередей не обходится. Необходим контакт с терапевтами и врачами других специальностей, чтобы пациенты направлялись в диспансер, когда это действительно нужно, а то говорят — ну проконсультируйтесь на всякий случай! Что это за случай такой?

— То есть, как я понимаю, что большие очереди у вас – это отчасти потому, что врачи не хотят на себя брать ответственность? Или потому, что некоторые врачи не имеют достаточной квалификации в определении диагноза у больного? Что Вы думаете по этому поводу?

— Трудно сказать, есть врачи, которые много лет работают, имеют богатый опыт. Видимо, им просто нужна справка от онколога или действительно, не хотят на себя брать ответственность. Наших онкологических больных на приеме немного, с ними работать проще, так всех их знаешь, с пациентами, приехавшими впервые — нужно пересмотреть все обследования, осмотреть больного, возможно, дообследовать и только потом становится ясным диагноз.

— А скажите, у вас некомплект врачей большой в онкологическом диспансере?

— Большой — у нас не хватает хирургов, уролога и радиологов, то есть, это врачи, которые проводят лучевую терапию на опухоли. Отчасти большие очереди на приеме также из-за нехватки врачей в поликлинике онкодиспансера, поэтому такие длительные приемы. Я, например, работаю с 8 до 18 часов. Не хватает времени оформить карточки, приходится писать на дежурствах и иногда приходить по субботам или воскресеньям

— Еще люди говорят, что в Братске по онкологическому профилю недостаточно хорошее оборудование, допотопное – устаревшее морально, что Вы скажете на этот счет?

— Оборудование в диспансере не устаревшее, у нас есть все, что и в любой городской больнице, сейчас вот поставили новый компьютерный томограф, недавно проводили испытание, — отличный аппарат! Но не надо думать, что теперь можно всех больных обследовать в онкодиспансере на КТ, можно только по строгим показаниям. Больной должен обследоваться по месту жительства, а для этого есть в городе все возможности. Другое дело больные из деревень, тут мы делаем все возможное для обследования больного.

 — Я не специалист, мне объясняли, что у нас в Братске опухоли удаляют устаревшими методами, специальным аппаратом вроде как выжигают, а что в области, мол, удаляют по новым технологиям – лазером или радионожом, вроде как.

— Вы имеете в виду удаление образований на коже. Образования на коже удаляют врачи разных специальностей – дерматологи, косметологи и онкологи. Дерматологи удаляют разными способами. Наиболее распространенный метод — это коагуляция доброкачественных образований – невусов, папиллом. После удаления остается едва заметный след на коже, который с течением времени тоже исчезает.

 — Может, вы меня не поняли, – я повторюсь: я не специалист, но я имел в виду, что опухоли у нас в Братске зачастую удаляют вроде как прижиганием…

— В онкодиспансере доброкачественные образования я удаляю коагулятором. При подозрении на злокачественную опухоль сначала берется биопсия — то есть кусочек их опухоли, при подтверждении злокачественности проводится лучевое лечение: прижигание — так называют больные.

 — Выходит, что в Братске в основном применяют электрокоагуляцию, то есть прижигание опухолей током высокого напряжения, а в Иркутске, говорят, удаляют лазерным лучом, а также радионожом, при котором используются радиоволны, разрушающие опухоль, есть такие методы в Иркутске или я что-то напутал?

— В Иркутске есть новые методы удаления опухолей. Надеюсь, что и в нашем диспансере также скоро появится что-то новое для малых операций на коже.

— Я именно про это и говорю: что, по словам людей, в Братске на низком уровне находится технологическое обеспечение подобных операций на коже, ведь это так? Или нет?

— В этом плане у нас, конечно, не хватает оборудования. Аппарат для удаления папиллом старый, он не укомплектован, а это ограничивает поле деятельности врача.

— Так может, тут и надо больше бить тревогу, ведь Братск – это второй по величине город в Иркутской области, это город-донор в области. И возникает вопрос: почему медицина в Братске финансируется, можно сказать, чуть ли не по остаточному принципу, потому как в братских больницах, выходит, нет даже таких нужных аппаратов, как лазер и радионож для удаления различных кожных новообразований, которые, как мне кажется, не стоят очень уж больших денег. Это что – очень дорогие аппараты?

— Конечно, не миллионы стоят…

— Тем более, думаю, что эти аппараты нужны, ведь Братский онкологический диспансер обслуживает весь север области: Усть-Илимск, Чуну, Железногорск и т.д., правильно же?

— Да, правильно. Нагрузка у нас большая, и особенно хочется помочь больным, приехавшим из района, так как у них по месту жительства нет дерматологов и косметологов.

— Скажите, хоть это и не ваша сфера — вопрос касается «Скорой помощи»: люди говорят, что там катастрофическое положение, медперсонал уходит. Вы что-нибудь об этом слышали?

— Вот ко мне приходят наши медики со «Скорой помощи», они очень расстроены положением вещей на «Скорой помощи», тем, что много увольняется много врачей и медсестер. За 3 месяца, как говорили, ушло более 30 человек, машины стоят, на вызовы ездить некому, а раньше было наоборот – раньше не хватало машин, чтобы обеспечить все вызовы. Санитаров сократили, их обязанности возложили на водителей. Разве это правильно? С врачом на вызовы ездили медбратья и медсестры, а сейчас их не хватает. Вот и представьте: приезжает врач на вызов в 2 или 3 часа ночи, и нужно госпитализировать больного. И начинает врач бегать по всем квартирам, звать на помощь соседей — помочь донести пациентку до машины. Подежуришь так несколько раз, и желание отпадет работать так… Медики со «Скорой» и стали увольняться, потому как на них возлагают много. Вообще, когда люди постоянно работают в таком напряженном темпе, у них накапливается какая-то хроническая усталость, безысходность какая-то, это все отражается на работе, человек начинает не хотеть идти на работу. Тут, понимаете, и моральная неудовлетворенность, и денег мало получают. Вот и все — человек уходит. Институты выпускают врачей, но почему-то врачей всегда не хватает, куда они все уходят после окончания? Непонятно.

— Нехватка врачей в городе – это, как мне кажется, очень большая проблема, и причиной тому, как мне думается, может быть не только слабая техническая оснащенность городских больниц, а, может быть, в большей степени слабая социальная защищенность медперсонала? Это и неудовлетворенность в жилищных условиях, и многое другое. Что Вы думаете по этому поводу? Может, у Вас есть свои предложения на этот счет?

— Да, не хватает у нас врачей. Выросли требования к медицинской документации, я считаю, что страховые компании ужесточили свои требования — за малейшую ошибку, например, где-то в истории или в карточке не расписался — штраф и т.д. Определили норму дней нахождения больного в стационаре. Например, моя мама лечилась с гайморитом в ГБ-1 у доктора Т., пролечили 8 дней и выписали, а гайморит как был — так и есть. Многие больные жалуются на «недолеченность». И еще больной вопрос — зачем набрали во 2-ую городскую больницу иностранцев?

— Я об этом где-то слышал, выходит — это не сплетни? Это правда?

— Правда. Есть, конечно, хорошие доктора, ничего не скажешь, но есть такие доктора, особенно терапевты, к ним не хотят идти пациенты – говорят, что врач-иностранец не понимает пациента, писать по-русски не умеет, получается, что он сидит, а прием ведет медсестра, которая все понимает и назначает лечение. Больные не идут к этим врачам, приходят, в частности, в онкодиспансер и говорят: «Меня доктор не понимает, он мне ничего не назначил, а у меня то-то болит, – вы назначьте мне что-нибудь». Этот человек отсидел ко мне такую очередь, чтобы я как терапевт назначила лечение! Это разве нормально? То есть получается, что функцию свою они не выполняют! В других государствах ведь требуют знание языка той страны, куда ты едешь, почему у нас этого нет? Врач имеет диплом, но из-за незнания языка не понимает, что ему говорит пациент, а стало быть, он не может ни диагноз поставить, ни назначить лечение. Ну, кто пойдет к этим докторам? У них и очереди никогда нет. Я вот не понимаю, куда мы идем вообще? Все как специально направлено против больных…

— А кто, кстати, набирал этих врачей?

— Ну, главный врач ГБ-2, наверное. У них свободные места, у них не хватает терапевтов, Я не знаю, почему нельзя запрос сделать в медуниверситет, как-то людей немножко заинтересовать, что ли, чтобы ехали сюда, какие-то дать им возможности здесь жить.

— Как Вы думаете, в Братске медицина находится в нормальном или бедственном состоянии?

— В неудовлетворительном состоянии, вот это и удручает. Проблем много! Если у нас была бы слаженная работа с общей лечебной сетью, было бы легче и нам, врачам, и больным.

 — Сейчас, как известно, все медицинские учреждения переданы в областное подчинение, финансирование в том числе идет из областного бюджета. Но все равно нам, братчанам, ведь что-то же нужно делать, чтобы хоть как-то улучшить ситуацию с медициной в нашем городе, что Вы по этому поводу можете сказать? Что можно сделать для улучшения ситуации?

— Вот вы знаете, говорят, у медиков такая зарплата хорошая. Да, а медик работает не на одну ставку. Вот, например, отработал рабочий с 8 до 5-ти – он получил свою зарплату, а мы, чтобы получить эти же деньги, должны отработать на работе свои часы + дежурства + проценты за количество принятых больных вне нормы. И тогда получится та же сумма, что и у рабочего. Но моральные и физические затраты у меня например больше, работа с людьми вообще тяжела, приходится сталкиваться с разными людьми, чаще всего они уже устали от всего и, как говориться, все на нервах. Приходится быть психологом иногда, а иногда тот же пациент может тебя отматерить просто потому, что ему плохо. А медики вообще незащищены. Это тоже причина текучки кадров…

— Вы считаете, что дело все в зарплате?

— В зарплате во-первых. Вот смотрите, у меня есть дочь – закончила мединститут несколько лет назад, она пошла работать, ее зарплата была первый месяц 5 тысяч с чем-то. Ну, это что за зарплата – 5 тысяч начинающему врачу? Вот и уходят дипломированные кадры. Надо заинтересовывать молодых врачей. Кто установил эти ставки? Кто создал это сетку? Мне интересно знать. Или это идет со времен революции? Непонятно, кто вот эту сетку выдумал? Что оклад, например, у меня 4 800 с небольшим, это у меня – врача высшей категории, а кто имеет 1 и 2 категории, у того 3 тысячи с чем-то, а на эти 3 тысячи чего-то там набегает еще, это нормально? Чтобы получить 30-40 тысяч, нужно и дежурство иметь, и принимать больше больных.

— То есть, квалифицированному врачу — это как бы в продолжение вопроса – врачу высшей категории, чтобы заработать 40 тысяч надо, работать во внеурочное время? Так это?

— Да, надо работать с 8 до 18:00.

 — То есть, чтобы нормально заработать врачу, ему нужно трудиться сверх положенного времени, я правильно понял – что при этом притупляется внимание, и врач может допустить ошибку? Так это или нет?

— Конечно, поработав до 18, а то и до 19:00 так устаешь от общения с людьми, дома уже и разговаривать не хочется и голос хрипит. Домой приходим только приготовить еду и поспать, а завтра опять на работу. До 15:00 работается нормально, а затем внимание притупляется — устаешь. Надо больше отдыхать, а времени не хватает. Честно говоря, это не заботит наше руководство.

— В общем, главная проблема для братских врачей, как выяснилось в процессе нашей беседы, это низкая зарплата, я правильно вас понимаю?

— Да, жилье врачам не предоставляют, врач должен сам об этом заботиться, а раз он должен этот вопрос решать только сам, то ему нужно дать возможность на своей работе заработать достаточно денег и для приобретения жилья, и для содержания своей семьи. Это одна из главных причин, без решения которой трудно будет организовать качественный или хотя бы даже удовлетворительный лечебный процесс граждан.

 

И в заключение, выскажу свое личное мнение: чтобы врач хорошо лечил людей и не имел желания подработать где-либо на стороне, ему нужно  платить достойную зарплату, чтобы он мог купить себе нормальное жилье и чтобы он очень дорожил своей работой.  Для примера: в Америке профессия врача является одной из самых высокооплачиваемых — хирурги, например, зарабатывают более 18 000 долларов в месяц, а анестезиологи — более 17 000, и потому, наверное, они  очень-очень дорожат своим рабочим местом.

Беседовал ВИКТОР КАСИЩЕВ.

Оставить комментарий