Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архивы

«Мам, а если кто-то умрет, а я — нет? Разве так можно?»

РУССКАЯ ПЛАНЕТА

Зинаида Макарова, Братск

Солдат из Братска погиб на границе с Украиной

Larionov

Вадим Ларионов. Фото из архива семьи

В воскресенье, 31 августа, в Братске похоронили бойца-контрактника Вадима Ларионова. Он погиб в Ростовской области, на границе с Украиной, от бомбоудара десятью днями ранее. До конца контракта и возвращения домой ему оставался всего месяц. Корреспондент «Русской планеты» поговорила с родителями погибшего солдата.

Его срок службы должен был закончиться уже в октябре, и Вадим намеренно не ходил в отпуск, чтобы вернуться домой пораньше. Он заключил военный контракт почти сразу, как только отгулял дембель после «срочки».

– Он пришел домой. Устроился на БрАЗ (Братский алюминиевый завод — Примеч. РП.). Но не его это. Сообщил нам, что принял решение идти служить по контракту, — рассказывает РП отец Вадима Александр Ларионов. — Мы его убеждали, чтобы он пошел в морпехи, чтобы на Черное море или хотя бы в России где-то…«Нет, — отвечал, — я только в Чечню и только в разведку!». Он уперся, и нельзя было его повернуть.

Когда Вадим родился, мама на обложке памятного альбома в честь него написала: «Расти, солдат, на радость всем!». Говорит, написала неосознанно. Но военная тема как-то всю жизнь интересовала сына. Например, в детстве Вадим принес домой с улицы котенка и дал ему кличку Пуля.

– Он во всем хотел быть первым, — делится с корреспондентом РП мама Наталья Ларионова, — он спешил жить. С самых первых минут. Он даже родился за 15 минут, раньше всех начал ходить, раньше всех заговорил. И когда ему в 22 года принесли первую пенсию и ветеранское удостоверение, я его спросила: «Вадик, ты куда торопишься?». Я поймала себя на мысли, что он прожил короткую, но такую насыщенную жизнь, более полноценную и богатую, чем у многих.

В 2011 году Вадим Ларионов отправился служить на Кавказ. За два с лишним года он участвовал в пяти контртеррористических операциях на территории Чеченской республики. «За ратную доблесть» ему вручили медаль, еще две получил «За службу на Северном Кавказе», а вместе с ними и нагрудный знак, которым, по словам матери, он особенно гордился.

– «Сынок, а если ты погибнешь?» — я его как-то спросила. А он мне говорит: «Мам, а если кто-то погибнет, а я — нет? Разве так можно? До конца — значит до конца!». Я этого никогда не забуду, — рассказывает Наталья Ларионова. — Как я воспитала таких сыновей-патриотов? У меня старший не должен был служить — сам пошел в армию. И младший тоже. Для Родины это, конечно, хорошо. Но для матери каково?..

В конце июля их подразделение отправили в Ростовскую область, на границу с Украиной.

– Он нам рассказывал, что их дважды туда пытались перебросить, — говорит отец Вадима. — В первый раз говорил, когда там только-только все это началось. Им объявили, что отправляют к Украине, так они два месяца на чемоданах просидели. Он всего пару раз нам позвонил оттуда, из Ростовской области, и то не со своего телефона. И там слышно было, что стреляли сзади. Это последний наш разговор с ним. Мать все спрашивает: «Что там у тебя за грохот?» — «Да это грады стреляют». И больше о нем не было слышно.

«Погиб при исполнении служебного долга» — такова официальная формулировка. «Груз-200» с телом Вадима в Братск доставил командир подразделения. Настоящие фамилию и звание офицер Максим называть отказался.

– Нашу бригаду в июле полностью туда перевели, в Ростовскую область, — рассказывает командир корреспонденту РП. — Там создали полевой лагерь. В тот день у нас проходили учения… По всем документам, это именно учения. Задача стояла — быть на границе с Украиной. Мы выставили наблюдательные посты, у нас их называют «секрет». В 200-300 метрах от границы располагается наше разведподразделение. Со стороны Украины там регулярно идут бомбоудары — это украинская сторона ведет так называемый «заградительный огонь», чтобы никто не мог пройти границу. А мы выставили охранение, чтобы с их стороны никто не прошел. Все ребята должны быть в бронежилетах и касках. Мы выставились, дня три стояли. Ни выстрелов, ни минометных обстрелов, тишина. А там жара ужасная, до 45 градусов. Раздетому-то жарко, а в военной форме, да еще в бронежилете — сами понимаете… А потом начали снаряды разрываться, мы сразу в окопы легли. А Вадим осколочное ранение получил.

По словам офицера, тем же поездом из Ростова еще один «груз-200» отправили в Улан-Удэ. Боец из Бурятии тоже погиб 21 августа на границе с Украиной. Родные Вадима рассказали, что на следующий день после случившегося, 22 августа, сослуживец братчанина написал на своей странице в соцсетях: «Господи, ну почему так?!». Из разговора с ним они впервые и узнали о гибели сына.

Весной Вадиму Ларионову исполнилось 22 года.

Оставить комментарий