Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  
Архивы

Ответ Борису Вишневскому: почему ополченцы — не преступники

Эхо Москвы

Ознакомился с постом господина Вишневского, в котором он требует открыть уголовные дела в отношении ополченцев Донбасса за контрабанду оружия, а также участие в незаконных вооруженных формированиях. Обратил внимание именно на этот текст, поскольку с моей точки зрения он является типичным примером восприятия  нашими либералами ситуации на Украине. 

REMESLO    Илья Ремесло Юрист, общественный деятель

Прежде всего, изложу юридическую сторону вопроса.

Для того чтобы понять, являются ли действия ополченцев уголовно наказуемыми, следует определить, на что они направлены, каков мотив (основание) для таких действий.

Основанием является непризнание киевских властей в качестве легитимных. Также ополченцы не признают законными действия по проведению антитеррористической операции.

В их позиции есть правовая логика, она основывается на следующих юридических фактах.

Незаконный захват власти на Украине — не будем забывать, что Януковичу в нарушение Конституции Украины так и не был объявлен импичмент. Как следствие, назначение президентских выборов является также незаконным, поскольку досрочные президенсткие выборы согласно Конституции Украины возможны только в случае смерти, ухода в отставку либо импичмента главы государства. Ни одно из вышеуказанных обстоятельств не наступило.

Дополнительно советую обратить внимание, что действующей Конституцией Украины установлено, что выборы должны проводиться в 2015 году. Это офицальный текст Конституции, который был утвержден в редакции Закона верховной Рады от 21.02.2014 (уже после отстранения Януковича).

В такой ситуации — можно ли считать, что власти Украины являются субъектом права? Обязан ли кто-то выполнять распоряжения лиц, незаконно захвативших власть? Тем более, если эти распоряжения вступают в противоречие с рядом международных конвенций и направлены на уничтожение мирного населения? Напомню, что нарушение прав мирного населения и применение незаконных методов войны ужезафиксированы независимыми западными правозащитниками.

Статья 41 УК Украины подтверждает данную позицию: «Приказ или распоряжение признаются законными, если они отданы соответствующим лицом в надлежащем порядке и в пределах его полномочий и по содержанию не противоречат действующему законодательству и не связаны с нарушением конституционных прав и свобод человека и гражданина».

С юридической точки зрения, действия ополченцев в условиях, когда на Украине отсутствует общепризнанная легитимная власть, представляют собой необходимую оборону.

Статья 36 УК Украины гласит, что «необходимой обороной признаются действия, совершенные в целях защиты охраняемых законом прав и интересов обороняющегося лица, или другого лица, а также общественных интересов и интересов государства от общественно опасного посягательства путем причинения посягающему вреда необходимого и достаточного в данной обстановке для незамедлительного предотвращения либо пресечения посягательства».

Отдельно следует остановиться на вопросе законности проведения антитеррористической операции.Закон Украины «О борьбе с терроризмом» определяет терроризм следующим образом: «Терроризм — общественно опасная деятельность, которая заключается в сознательном, целенаправленном применении насилия путем захвата заложников, поджогов, убийств, пыток, запугивания населения и органов власти либо совершения иных посягательств на жизнь или здоровье ни в чем не повинных людей или угрозы совершения преступных действий с целью достижения преступных целей».

Что из перечисленного делали ополченцы? Изначально они заняли оборонительную позицию, не захватывали заложников (в отличие от киевских властей), не совершали убийств и пыток. Все жертвы возникли исключительно в результате агрессии украинских властей и реализации ополченцами права на самозащиту. Следует отметить, что ополченцы осуществляли свою деятельность при поддержке местного населения. Согласитесь, какие-то странные «террористы»?

Соответственно, если ополченцы не являются террористами, то ведение антитеррористической операции против них — преступление.

Вот основные выводы с точки зрения юриста. Но остается и моральный аспект, который неразрывно связан с правом (оно вообще призвано быть инструментом для реализации моральных норм).

Приемлемо ли «демократу» и «либералу» требовать уголовного преследования людей, защищающих свою свободу?

Напомню господину Вишневскому, что многие великие государства образовались именно в результате борьбы за независимость против угнетателей. Например, те же США.
Давайте представим себе ситуацию, что во время войны за независимость некий американский политический деятель из штата Джорджия призывает сажать добровольцев, поехавших в штат Вашингтон помогать соплеменникам (той же национальности, что и добровольцы) воевать с англичанами-угнетателями.

Вопрос к господину Вишневскому: как оценить действия такого политика с точки зрения морали?  

В России народ воспринимает таких политиков не очень хорошо, о чем свидетельствуют неблестящие результаты партии «Яблоко» на последних выборах. Ни в одной демократической стране мира народ не поддерживал политиков, выступающих против принципа «vox populi». Каждая страна отстаивает свои суверенитет, свободу, национальные интересы — так, как их понимает народ. Для человека, называющего себя демократом, воля народа — священна.

Народ формирует и моральные нормы, на которые обязаны ориентироваться все члены социума, включая политиков. Аморальным является то, что подавляющим большинством народа считается таковым. Позиция российского народа по событиям на Украине известна. 

Да, народ тоже может ошибаться. Но ведь на то и существует демократия, чтобы народ путем проб и ошибок, мог осуществлять свою власть и нести ответственность за выбор. Когда же политик игнорирует убийства мирного населения, осознанно действует вопреки воле народа и национальным интересам — он теряет моральное право называться демократом.

 

Оставить комментарий