Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архивы

Модернизация для каннибалов

Российская Федерация как заранее заведенный механизм продолжает свои циклические движения от выборов к выборам — скрипя шестернями, напрягая скрытые и явные пружины, обрызгивая все вокруг отработанным маслом и ржавой водой. Этот механизм может остановиться только если в нем что-либо важное сломается и окажется невозможной починка или замена. Колесо сансары, воплощенное в мигалках, вертушках и ритуальном, уже почти бессмысленном воровстве, когда система крадет у себя, чтобы воры могли красть и этим сохранять систему.

А что если подходить к общественным процессам так, как подходят к отдельному человеку, понимая, что общество — это живой организм, а не механизм? Ну прикиньте: каждый отдельный человек — это живое существо, внутренне противоречивое, со сложной системой мотиваций, как говорили древние — микрокосм. А вот совокупность микрокосмов во всех общественно-политических теориях, политических, экономических, рассматривается исключительно как механизм. И все описывают именно механику общественных отношений. Делая это допущение, мы не просто упрощаем систему, мы ее убиваем и вместо живого организма изучаем его труп.

Ну да, вот идет красивая девушка… А давайте-ка посмотрим, что у нее внутри?

Но можно же рассматривать не анатомию общества, а его физиологию, и не механику, а психологию.

Еще Гиппократ выделял четыре темперамента, используя два определяющих принципа — силу и раздражительность. То есть выделял среди людей сангвиников, то есть сильных и уравновешенных, меланхоликов — слабых и раздражительных и два промежуточных типа — сильных, но раздражительных холериков и уравновешенных, но слабых флегматиков. А почему бы организации или даже целому государству не быть холериком или меланхоликом?

Науки под такой экстраполяцией нет никакой, это понятно, но мы ведь часто используем художественно-публицистический подход, а не занимаемся анатомированием на глазах изумленной публики.

Скажем, партия власти — это такой типичный сангвиник, а несистемная оппозиция — меланхолик, раздражительный, но очень слабый.

Забавно, но число партий в Думе — четыре, как раз по числу темпераментов. Сангвиники ЕР, и их антипод «эсеры» — слабые и раздражительные, в силу чего их претензии на роль партии власти абсолютно нереализуемы. Вспомним хотя бы, как тётя Валя выкидывала их лидера из Совета Федерации под зад коленкой, только свист стоял. Кстати, в свое время Валентина Ивановна предлагала себя на пост преемника — согласился бы Путин, и сегодня вопрос, кто будет в 2012-м году президентом, вообще бы не стоял, а стоял бы вопрос, переименовывать Петербург в Матвиенково или погодить пока.

То же и с «промежуточными» партиями — холерический темперамент ЛДПР, полностью списанный с характера ее несменяемого лидера, давно поставил крест на дальнейших перспективах либерал-демократов. А унылая флегма КПРФ, потенциально сильной, но абсолютно инертной, не способной адекватно отреагировать даже на массовые протесты 2005 года и занятой исключительно поиском очередных внутренних врагов, не рассматривается как альтернатива партии власти даже самими ее членами.

Но можно видеть и другие примеры. Например,  сильный и уравновешенный Минздравсоцразвития — и слабая, раздражительная медицинская общественность на съезде врачей.

Заметим, я не говорю сейчас о том, кто хороший, а кто плохой — это абсолютно другие категории,  мне позиция сангвиника Голиковой куда менее симпатична, чем позиция доктора Рошаля, но он находится по отношению к министерству в более слабой позиции, и сам, будучи по своему характеру человеком уравновешенным, будет вести себя согласно слабому темпераменту. И, видимо, пока темперамент не поменяется, отношения между министерством и сообществом, деятельность которого оно регулирует, не изменятся.

Я повторюсь, сангвиник не обязательно должен быть хорошим человеком, а меланхолик плохим — сангвиник может быть жестоким диктатором и даже людоедом из старой германской сказки, а меланхолик, допустим, может быть музыкантом или чемпионом по шахматам.

Кстати, людоеды в германских сказках — это вовсе не дикари, не троглодиты. Они нормально разговаривают, носят обычную одежду и даже живут в замках. Людоед в этих сказках, по сути, либо разбойник, либо феодал, что представляет собой весьма близкие понятия. То есть они принадлежат к определенной социальной группе, просто иногда едят людей, а так вполне нормальные представители современного им общества. И даже склонные к модернизации.

Я, разумеется, не намекаю, что представители нашей элиты на досуге поедают сограждан. Хотя это было бы серьезным ответом на вопрос, куда делось несколько миллионов россиян, на которых сократилось население страны за последние 20 лет. Но это было бы слишком простым объяснением. Конечно, представители элиты едят устриц и сыр бри, но в устрицы и сыр бри парадоксальным образом трансформируется сокращение населения. Может быть, потому что сильные и уравновешенные концентрируются на одном полюсе общества, а остающиеся слабые и раздражительные отвечают на это тем, что…  умирают ускоренными темпами.

У нас часто констатируют то, что средняя продолжительность жизни россиян сократилась по сравнению с советским периодом и никак не хочет расти, несмотря на национальный проект президента Медведева по увеличению этой продолжительности. Но я нигде не видел статистики продолжительности жизни по социальным группам. Скажем, в сравнении продолжительности жизни, скажем, миллионеров и ставших социальными аутсайдерами врачей и учителей. Хотя, наверно, странно было бы требовать от врачей роста продолжительности жизни граждан, если у самих врачей она снижается.

Я года три назад видел исследование по продолжительности жизни в Москве и в остальной России — у нас самая высокая продолжительность жизни теперь не в горах Дагестана, как в старое время, а в загазованной Москве. И по районам Москвы — чем ближе к центру, где живут наиболее элитные слои москвичей, тем продолжительность выше. И никакая экология не портит картину.

И это лишь иллюстрация того, что человек — животное социальное, и социальные факторы на  чисто биологические стороны жизни людей могут влиять сильней, чем природные. И такая странная вещь как потеря смысла в жизни, может убивать людей столь же массово, как какая-нибудь эпидемия.

Наверно, напрашивается вопрос о смысле жизни — а что? Жизнь есть, а смысла у нее нет? Как у Раневской — жопа есть, а слова такого нету… Мне кажется, что в этом должно быть какое-то внутреннее противоречие.

Анатолий Баранов

http://forum-msk.org/material/society/6633566.html

Один комментарий на “Модернизация для каннибалов”

  • фил сам:

    Философия конечно наука хорошая. Любил в детстве читать про ЭЗОПА. Но пришлось в действительность окунуться, а это уже не рассуждения, работа. Так давайте работать, улучшая жизнь вокруг себя, своей среды, не повторяя сделаных ошибок. Глядишь и появится солнце на горизонте.

    [Ответить]

Оставить комментарий