Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архивы

Жилищные перипетии малоимущей братчанки

История 37-летней братчанки Яны Абросимовой не является незаурядной. В городе живут сотни таких же как она небогатых людей, которым не под  силу купить квартиру,  устроиться на высокооплачиваемую работу или выйти замуж за олигарха. Эта история о том, как обычная добропорядочная женщина с двумя малолетними детьми на руках едва не оказалась на улице из-за чиновничьей прихоти.

В 2005 году Яна решила уехать из Братска, выписалась из квартиры родителей, но переезд так и не состоялся. Мать ее домой не пустила и не прописала. Перспектив на жилье, как и на стабильную работу, как и на удачное замужество, не было.

— Нужда заставила, и я пошла к мэру Серебренникову. Он меня пожалел и распорядился дать комнату в общежитии на Обручева, 47, — вспоминает Яна.

Но такая щедрость с барского плеча сыграла злую шутку с женщиной много позже – спустя 8 лет.

Что такое комната в общаге на Обручева? Многие братчане знают, что это  отнюдь не райское местечко для жизни. Бывшие зеки, наркоманы, алкоголики… вот такие соседи достались братчанке. К тому же не так давно там сократили вахтера, и общага превратилась в самый настоящий проходной двор. Не говоря уже о ремонте, который заброшенная халупа на отшибе города не видела уже многие десятилетия.

Но жизнь не стоит на месте, у Яны появились дети, год назад она родила второго ребенка и тогда приняла непростое для себя решение: на время переехать из неблагополучного общежития в съемную квартиру.  Такую альтернативу предложил отец ребенка. И кто ее в том будет винить? Растить дитя в подобных условиях – это почти что преступление. Но за комнатку свою она исправно платила. Тем более, что она вместе с детьми была там официально прописана, что давало женщине право бесплатно обслуживаться в больнице, что при наличии маленьких детей крайне важно.  И вот, буквально пару месяцев назад Яна узнает, что ее из общежития выгнали. Самым обыкновенным образом. Администрация отказалась продлевать договор социального найма под тем предлогом, что Яна уже не живет в этой комнатушке. К тому же ее новый муж, который подрабатывает неофициально и перебивается как может, имеет прописку в другой квартире (к слову – в съемной), и теперь семье вообще грех жаловаться. На комнату в общежитии уже положили глаз другие люди. Женщину вместе с детьми выписали из общаги  и помахали ручкой. Зато наркоманы и алкаши, которые зачастую не в состоянии платить за коммуналку, остались. Они, конечно, тоже люди, но люди, по версии администрации, более униженные и оскорбленные жизнью для того, чтобы получить благоволение чиновника, нежели непьющая молодая женщина с двумя малолетними детьми на руках.

В администрации мне сказали, что сегодня из социального жилья могут запросто выгнать, если на жильца поступило несколько жалоб от соседей. А в данном случае так вообще Яна получила жилье на не вполне законных основаниях – по прихоти мэра Серебренникова. Теперь его нет, и отвечать за его решения никто в новой администрации не намерен. Позднее независимый юрист, к которому обратилась Яна, сказал, что договор найма, составленный на нее, не имеет никакой юридической силы, по сути он фальшивый, составленный неверно и очевидно под  влиянием выше стоящего начальства. Вот так в городской власти делаются дела и принимаются решения. Правдивым в этой истории остается лишь тот факт, что к 37 Яна оказалась без жилья, без работы и без покровительства в лице доброго мэра.

Без прописки в нашей стране, как известно, — никуда. И Яна была вынуждена проситься к маме. Та прописала ее не надолго: вскоре она планирует уезжать из Братска и продавать свое жилье.  Что будет дальше, женщина не знает. Ее можно было бы обвинить в неумении жить и обустраивать свою судьбу, не уповая на власть имущих, но кто мы такие, чтобы судить других? Каждый живет, как может, и власть как раз нужна для того, чтобы помогать людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, справляться с тяготами и невзгодами. А здесь получается так: дали подачку, а потом забрали, и все – человек уже не интересен. Технически Яне есть, где жить, у нее есть прописка, а для чиновника это всё, это решение и повод ничего не делать и ни во что не вникать.

— Знаете, меня очень оскорбило отношение городской администрации ко мне, когда я зашла в кабинет №10, где предоставляют жилье по соц.найму. Чиновницы, которые там сидели, даже не знают меня, но едва услышав мою историю, они начали грубо со мной разговаривать, намекать на то, что я пытаюсь обмануть их и урвать эту комнату, хотя сама прекрасно обеспечена и мне есть, где жить. Они хамски и нагло вели себя при моем ребенке, а после моей жалобы Президенту на их поведение передо мной никто не извинился, — рассказывает о своих мытарствах Яна.

Чем закончится эта история? Вероятно, тем, чем она заканчивается для большого количества жителей в нашей стране – съемными квартирами, постоянными переездами, скандалами в семье из-за бедности, полулегальными прописками и обыкновенным отчаянием и разочарованностью в российской действительности.  Чиновники в очередной раз не помогли, закрыли глаза на судьбу простого человека, отписались отписками, отлаялись в своих уютных кабинетах. Они не отремонтировали старую общагу, не создали качественный маневренный фонд для малоимущих семей, не предоставили нормальную работу этой семье и многим другим, они не провели собственного расследования и не разобрались в ситуации до конца, предпочитая действовать шаблонно и подгоняя историю под рамки хитрого российского законодательства. Как нам все это знакомо. И как все разочаровывает.

Татьяна Карасева

Оставить комментарий