Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  
Архивы

Копии протоколов и Родина-мать

29 августа 2013, 21:31

Дмитрий Орешкин политолог, вед.научн.сотрудник Института географии РАН

 

Дмитрий Гудков разместил на «Эхе» распечатку инструктажа членов избирательных комиссий в Московской области. Как сказал бы В.И.Ленин, очень своевременная книга.

Характерна стилистика: как все-таки они боятся и не любят наблюдателей! Как откровенно запрягают кривую козу, чтобы объехать.

Среди кучи пакостных мелочей выделяется одна крупная.

«…ПОВТОРНЫЙ ПРОТОКОЛ НЕ СОСТАВЛЯЕТСЯ… НЕ СПЕШИТЕ ПРОТОКОЛ ОТДАВАТЬ НАБЛЮДАТЕЛЯМ”…У нас грамотные председатели говорят следующее: “ПОКА Я НЕ СДАМ В ТИК ПРОТОКОЛ, НИКАКОЙ КОПИИ Я ВАМ НЕ ДАМ. Сидите и ждите меня… Не хотите — как хотите”. Я СЧИТАЮ, ЧТО ЭТО ПРАВИЛЬНАЯ ПОЗИЦИЯ”.
01:18:55 — “МЫ ОДИН РАЗ С ШАБАШОВЫМ, КОГДА ВОЗИЛИ В ИКМО ПРОТОКОЛЫ…У НАС ПОЛУЧИЛОСЬ ТАК: ПО УСТНЫМ РЕКОМЕНДАЦИЯМ ТИКа ОНИ ЗАПОЛНИЛИ ОДНО… А КОГДА НАЧАЛ ТИК ПРИНИМАТЬ, ОКАЗАЛОСЬ ЭТО НЕПРАВИЛЬНО… и у нас ИЗ 38 КОМИССИЙ 30 ПРОТОКОЛОВ БЫЛО ПОВТОРНЫХ. ПРЕДСТАВЛЯЕТЕ?.. ХОТЬ СТРЕЛЯЙСЯ… СТОЛЬКО РАБОТАТЬ, И 30 ПРОТОКОЛОВ ПОТОМ ПОВТОРНЫХ… поэтому я убедительно вас прошу: у вас не должно быть никаких ни повторных протоколов, ни тем более пересчета голосов”.

Инструктор (чиновник местной администрации) советует, а точнее, велит членам комиссий не выдавать копий наблюдателям, пока протокол не сдан в вышестоящую территориальную избирательную комиссию (ТИК). Для тех, кто немного знаком с повадками электоральной администрации, смысл трюка очевиден.

Речь о так называемом «ночном фальсификате».

Когда участковая комиссия (УИК) все посчитала и составила протокол, ее члены и наблюдатели по здравому смыслу, по Закону и по официальной инструкции (!) имеют право тут же получить его заверенные копии. После чего председатель участка едет «в район» (в ТИК) и сдает там оригинал для введения в ГАС «Выборы». Однако в ТИКе ему начальство тихим голосом может сказать примерно следующее: «Что-то маловато, у тебя, Игнатьич, получилось. Надо бы НАШЕМУ голосов на 200-300 больше. Иди, поработай пока. Придешь попозже».
Игнатьич покорно идет в тихое место и работает. Где-нибудь на подоконнике. И приносит попозже бумажку с улучшенными и исправленными цифрами. Которые после одобрения ТИКовского начальства и вводятся в компьютерную систему. Ну, а дальше – понеслось оно по трубам.

Одна беда: у членов-то участковой комиссии и наблюдателей на руках первичные копии, а в них данные другие! Раньше вообще на это внимания не обращали, покуда в природе не появились независимые наблюдатели. А теперь вот приходится мудрить. Составлять «повторные» протоколы с фальсифицированными подписями членов комиссии и наблюдателей. Изобретать отмазки типа «первый протокол был тренировочный», или «были обнаружены ошибки, пришлось исправлять». Инструктор прямым текстом объясняет: в прошлый раз пришлось из 38 протоколов переделывать 30. Неловко, нехорошо! Поэтому сейчас следует все делать сразу; чтоб без повторных протоколов и, не дай бог, пересчета бюллетеней.

А как?! А вот так: копии протоколов вообще до возвращения из ТИК не выдавать! Пусть эти наблюдатели сидят как заиньки и ждут председателя. Часов этак до 4-5 утра. Чтоб точно уже транспорт не ходил. Не вытерпят, уйдут – вот и славно. «Правильный» протокол без них оформлять только лучше. А если (ну, бывают такие упертые сволочи!) все-таки досидят до возвращения, то увидят уже новые цифры. Какие надо! Будут скандалить — хрен с ними. Копий-то на руках нет. День голосования прошел, суды спят, пресса по норам расползлась… Пусть хоть в соплях захлебнутся – мало ли, что они сфотографировали и запомнили! Бумажка-то где?! Нет бумажки! Вот и сиди, букашка, таращь глазенки на Конституцию…

Меж тем это прямая уголовщина. Г-н инструктор (он же местный начальник) аккуратно подводит инструктируемых членов избирательных комиссий под монастырь. И для него самого по этому случаю тоже неплохая статья есть: называется «подстрекательство». Понятно, что ему все эти слова как пение стрекоз, ибо с прокурором они в бане парятся, а судья сосед по даче. На чем всегда стояла и стоять будет Земля Русская вместе с произрастающей на ней вертикалью.

Чтобы нашей основополагающей бюрократии жизнь совсем уж медом не казалась и она хоть изредка оглядывалась на народонаселение, наблюдателям и членам избирательных комиссий (среди них, кстати, много приличных, нормальных людей) полезно ознакомиться со своими правами, зафиксированными в государственных бумагах. Которые, при случае, и следует вежливо тыкать вышестоящим товарищам в наглые рожи и бесстыжие очи. Как ни удивительно, это почти всегда срабатывает. Надо только не бояться и не лениться.

Вот Инструкция Московской городской избирательной комиссии по организации единого порядка установления итогов голосования от 22 августа 2013 г.:

2.17.1. «По требованию члена УИК, лиц, указанных в пункте 2.3.2 настоящей Инструкции, УИК немедленно после подписания протокола об итогах голосования (в том числе с отметкой «Повторный» и «Повторный подсчет голосов») обязана выдать указанным лицам заверенные копии первого экземпляра протокола об итогах голосования…»

Никакие отсрочки, связанные якобы со сдачей протокола в ТИК, не предусмотрены. Сказано: немедленно. А не так, как подсказывает этот сивый мерин.

Еще цитата оттуда же:

2.18.1. «Каждую страницу первого экземпляра протокола об итогах голосования после подписания его всеми присутствующими членами УИК с правом решающего голоса председатель УИК демонстрирует присутствующим, а также в сторону камеры видеонаблюдения N 2. Одновременно председатель УИК громко оглашает все данные протокола, в том числе наименование и значение каждой из строк первого экземпляра протокола УИК об итогах голосования. Затем осуществляется выдача заверенных копий протокола лицам, имеющим право на их получение. После завершения процедуры выдачи копий протокола председатель УИК дает указание членам УИК — операторам ПАК выключить режим работы ПАК «Идет запись» и выезжает в ТИК с первым экземпляром протокола УИК об итогах голосования».

Сказано ясно: выезжает после выдачи копий.

Но, может, в Московской Областной избирательной комиссии иная инструкция? Было бы крайне любопытно взглянуть. Ведь речь о прямом подстрекательстве к нарушению Федерального Закона «Об основных гарантиях избирательных прав…».

Вот статья 30, пункт 9: «Наблюдатели вправе: … е) знакомиться с протоколами соответствующей комиссии, нижестоящих комиссий об итогах голосования, о результатах выборов, референдума и приложенными к ним документами, получать от соответствующей комиссии заверенные копии указанных протоколов и документов либо изготавливать копии указанных протоколов и документов. По требованию наблюдателя комиссия обязана выдать указанные копии или заверить копии, изготовленные наблюдателем».

Теперь чуть конкретнее. Там же, статья 68, п. 26. «После проведения всех необходимых действий и подсчетов участковая комиссия в обязательном порядке проводит итоговое заседание, на котором рассматриваются жалобы (заявления) о нарушениях при голосовании и подсчете голосов избирателей, участников референдума, после чего подписывается протокол участковой комиссии об итогах голосования и выдаются копии протокола лицам, указанным в пункте 3 статьи 30 настоящего Федерального закона».

Та же статья 68, п. 30: «Первый экземпляр протокола участковой комиссии об итогах голосования после подписания его всеми присутствующими членами участковой комиссии с правом решающего голоса и выдачи его заверенных копий лицам, имеющим право на получение этих копий, либо заверения этих копий незамедлительно направляется в вышестоящую комиссию и возврату в участковую комиссию не подлежит».

Слышите? Направляется в вышестоящую комиссию ПОСЛЕ выдачи заверенных копий.

Заметьте, ФЗ даже разрешает наблюдателям не просто смиренно сидеть и ждать, пока электоральное начальство соизволит выдать им копию, но и самим «ИЗГОТАВЛИВАТЬ копии указанных протоколов и документов». В том числе, понятно, и через фотографирование, ксерокопирование, сканирование и пр. Другое дело, что их потом еще надо грамотно оформить, заверить и внести в реестр, а на этот счет у матерых председателей УИК заготовлено пять-шесть жульнических ухваток, позволяющих сделать копию невалидной, т.е. негодной для представления в суде.

Например, написать: «время выдачи 12:45». А надо: 0 часов 45 мин. Или забыть проставить номер копии по реестру. Смазать печать. Залепить ее не тем цветом (нужен синий). У некоторых, самых инновационно мыслящих, есть даже такие прорывные технологии, как наличие двух печатей, на одной из которых, вместо маленькой снежинки изображена такая же маленькая звездочка. Одна печать для лохов с их «тренировочным протоколом», а вторая настоящая.

Вот придет такой честный лох в суд со своей копией, а там неподкупный судья по всей строгости закона (судьи у нас, когда начальство велело, ох какие дотошные!) глянет ему в глаза сквозь очки и спросит: «А не стыдно вам, уважаемый истец, тревожить серьезное государственное учреждение со своей фальшивой копией, где оттиснута сделанная на коленке печать?!»

И станет бедному наблюдателю стыдно. И противно. И проклянет он все эти выборы. И все суды. А заодно и все это государство вместе с его вертикалью… И пойдет он домой, повесив буйну головушку. А по дороге зайдет непременно в магазин, по известной каждому соотечественнику нужде…

Стойте, товарищ! А вот это не надо! Это – родимые пятна и пережитки беспросветного прошлого. Так мы с вами обратно не построим светлого будущего! А ведь именно этого хочет от нас классовый враг! Чтобы мы все сдохли и не мешали ему хлебать из нефтяной трубы, зачерпывая котелком и капая на полосатые штаны со штрипками. Чтоб не канючили про пенсии, образование, здравоохранение, безопасность и прочие права и свободы. Раньше народонаселение было нужно вертикали как рабочее тягло и пушечное мясо (но тоже не как избиратель, наблюдатель и гражданин); теперь оно стало не нужно вообще.

Меня всегда поражают члены избирательных комиссий. Откуда такое искреннее презрение к народу (то есть к себе же)? Вроде, нормальные люди, учителя, завучи, труженики ЖЭКов… Пришли граждане, проголосовали. Кто умно, кто глупо — уж как смогли. Соседи, соотечественники. Думали, решали, определялись. А ты здесь поставлен всего лишь для добросовестной фиксации их волеизъявления. На твоей стороне закон, жизненный опыт, человеческое достоинство. И дело-то нехитрое: все сложить, да по строчкам протокола записать.

Но тут появляется какой-то хрен с горы в лоснящемся пиджаке и говорит: «Неправильно сложили! Правильно – вот так. Есть такое мнение. Давайте, товарищи, подписывайте по-быстрому!» И — подписывают…

Почему? Ведь не расстреляют. В Магадан не сошлют. Даже с работы, скорее всего, не выгонят. На самом деле утрутся, заткнутся, утратят лоснящийся вид и поволокутся на какой-нибудь иной участок, где народишко посговорчивей. Ибо сами до смерти боятся другого, более высокопоставленного пиджака… Только неудобно как-то. Что я, самый умный, что ли, права качать?! Все молчат, и я молчу. Чай, не грантосос какой! Я как все, простой советский (тьфу, российский) гражданин. Патриот! В любую минуту готов дать отпор агрессору, посягнувшему на наш мирный, счастливый труд… Вот только вертикаль позовет – и сразу!

Очевидно, поднявшийся с колен лоснящийся пиджак обладает какой-то неизъяснимой силой в глазах среднего русского человека. Даже сверхъестественной. Ибо вместо того, чтобы послать пиджак куда следует (да хоть в химчистку!) человек послушно делает, что велят. А потом он (чаще она, ибо на УИК работают три четверти женщин; мужики начинают доминировать на более высоких этажах электоральной вертикали) вернется измученным домой. И почти сразу начнет привычно ругать на кухне власть, тупое начальство, постылые мигалки, пробки и цены на ЖКХ…

— А вы позаботиться о законном подсчете голосов не пробовали?

— Да мы-то здесь причем? Нам сказали копии не давать до возвращения Василия Игнатьича, вот и не даем…

Впрочем, ведь кто-то записал всю эту бюрократическую пургу на диктофон, распечатал и передал Гудкову. Не струсил. Значит, все-таки жива Россия?

Источник: http://echo.msk.ru/blog/oreshkin/1146160-echo/

Оставить комментарий