Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  
Архивы

Кто и почему выпустил Навального?

Александр Морозов политолог, шеф-редактор «Русского Журнала», директор Центра медиаисследований УНИК     
21 июля 2013, 12:52

 

Как объяснить, странную историю посадкой/освобождением Навального? И в чем логика событий, если она есть. Произошло вкратце следующее.

Собянину никакой нужды в переносе выборов мэра на сентябрь не было. Он — опытный управленец, у него в Москве все хорошо, он работает по воле Путина, и он прекрасно понимает условность так наз. «легитимности» за счет выборов в этой системе. Перенос выборов был нужен Володину, который должен выполнять давно принятую Путиным программу перехода к прямым выборам губернаторов.

Решили перенести московские выборы, чтобы на их примере показать регионам, как должна работать новая модель. Собянин, как известно, сначала заявлял, что не планирует сам переносить выборы, но легко согласился на согласованное с Путиным решение провести их сейчас, не видя для себя никаких проблем. На втором шаге КПРФ заявила что выдвигает безвестного Клочкова, а СР — «в задумчивости» и темнит относительно кандидатуры, но ни Миронов, ни Левичев выдвигаться не хотят. Прохоров не участвует. Уже через две недели из володинского и собянинского окружения пошли одинаковые слухи: красивые «образцово-показательные демократические выборы» не получаются! Предложили КПРФ и СР переиграть выдвижение — «не ниже вторых лиц партий». Они согласились. А затем консультации привели к тому, что и Собянин, и Володин стали смотреть на возможное участие Навального, как на полезный момент.

Весь дальнейший хаос вызван только бардаком во всей «системе управления» на третьем сроке Путина. Собянин посчитал, что Володин согласовал с Путиным участие Навального. А Володин — что Собянин. Но этого не сделали ни тот, ни другой. Путину — как впрочем и всему составу Политбюро — по причине их занятости другими важными делами — совершенно наплевать на эти мэрские выборы. С Навальным или без. Их просто не видно под микроскопом, когда люди занимаются очень большими активами, проектами развития Дальнего Востока и провалом Олимпиады. Судье Блинову никто не звонил во время всего процесса. И он — не имея никаких особых (т.е. с самого верха) — указаний просто реализовывал статью и наказание, заложенные в материалах Следственного комитета.

Возможно, ему позвонил Песков или Громов, в момент зачитывания приговора. Он остановил заседание на 10 минут и ушел. Легко предположить, что офицеры Путина просто уточняли, каков будет приговор. Путину доложили, он сказал: «Ага, хорошо!». (в смысле: «хорошо» не то, что пять лет, а «хорошо», что доложили).

Навального и Офицерова забрали из зала суда. В результате 18 июля во второй половине дня в структурах Володина и Собянина случился коллапс. Ведь до этого оба они заявили, что считают целесообразным участие оппозиции в выборах и готовы к участию Навального. Организовали и публично поддержали передачу ему голосов муниципальных депутатов, чтобы он мог зарегистрироваться. Был, несомненно, разработан уже и план всей кампании с учетом фактора Навального. Было распланировано, как его будут топить во время кампании. Примерно прикинули, сколько голосов можно будет перекинуть туда-сюда, чтобы выйти на 61-62% Собянину. Обсудили возможность закрыть Навального после 8 сентября — если и не по делу Кировлеса, то другим — уже подготовленным к возбуждению делам против него. Ситуация выглядела вполне подготовленной, если бы они не продолбали решение судьи Блинова.

В одночасье, 18 июля Володин с Собяниным погубили всю образцово-показательную кампанию. Жесткий приговор вместе с задержанием в зале суда показывали в прямом эфире. Смотрели многие. Многие уже были ранее убеждены, что Навальный получит условно. Они были введены в заблуждение публичными высказываниями Собянина и Володина. Еще за сутки до приговора околокремлевские володинские эксперты распространяли слух о том, что срок будет условный.

Москва вечером 18 июля громко сказала: «У-у-у-ух!». Топор избирательной кампании Собянина вместо того, чтобы плавно плыть себе по реке, ухнул в воду и стремительно упал на дно. Тысячи людей вышли на несанкционированный сход, перекрыли Тверскую. Вместо Собянина — до конца московской компании теперь в центре нее будет находиться Навальный. Больше того, какие бы ухищрения по исправлению ситуации не предприняли бы штабы Собянина и Володина в августе, кампания уже загублена. В ее начало зашит грандиозный скандал. Скорее всего из нее вообще уже не получится сколько-нибудь легитимных выборов.

Вопрос: кто освободил Навального на следующий день? Разумеется, никто не возьмет на себя публичную ответственность за звонок прокурору, который оказался в нелепом положении: вчера арестовал, сегодня выпустил. Ведь перед нами публичный эпик-фейл судебной системы. Как говорят юристы, они не могут вспомнить случая в практике, чтобы осужденных с такими сроками выпускали из зала суда до апелляции. Это ведь жуткая демонстрация «телефонного права». И подтверждение — политического характера процесса. Володин? Собянин? Это — невозможно. Оба они — лишь преданные офицеры Путина. Причем, в условиях распада путинского «политического кабинета» оба они уже менее влиятельны, чем Громов и Песков. И Володин, и Собянин, и Бастрыкин — меж собой они разного веса аппаратчики — но они и не члены путинского «политбюро». Ни на что повлиять, минуя Путина, в деле Навального они не могли. Я думаю, что в результате больших телефонных перезвонов во второй половине дня 18 июля, в которых участвовал губернатор Белых, он и получил возможность решением местного прокурора освободить Навального. Следствием этих перезвонов явилось и благоволение Владимира Путина этому быстрому шагу.

Откуда взялось «благоволение»? Так называемый «Запад» не оказывает давления на Путина никогда. Наоборот, Запад Путина поддерживает все 13 лет его правления. И никто в мире не хочет, чтобы Путин самостоятельно загнал себя в положение «крысы в углу». В первую очередь, сами путинские друзья, живущие в других странах и управляющие большими активами. Думаю, что совокупными усилиями этих друзей, а также их крупных экономических партнеров на Западе — удалось донести до В.В.Путина мысль, что он быстро приближается к отметке, отделяющей «наш сукин сын» от «сумасшедший диктатор». Путин — человек в высшей степени рациональный. Его политика для крупнейших глобальных лидеров всегда была прозрачна в своих намерениях и не покидала пространства общепринятой логики. Как и Мубарак, и Асад и многие другие региональные лидеры он весь длинный период своего правления, находился на хорошем счету у партнеров — и как гарант региональной стабильности, и как экономический партнер, и даже как автократ, у которого «стакан демократии» наполовину пуст, но и наполовину полон. Но вот тут — в последний год, начиная с инаугурации третьего срока, он начал куда-то дрейфовать за буйки. И «дело Навального», вероятно, оказалось тем сигналом, которое ясно свидетельствовало — дрейф принимает опасную скорость. Путину совместными усилиями здешних, и тамошних влиятельных – и благорасположенных к нему людей, дружески показали мигающую красную лампочку «аларм!». И он – без всякого испуга и с пониманием отнесся к этой заботе об общем дальнейшем процветании.

2

Теперь ситуация в руках Навального. В результате управленческой ошибки Володина-Собянина мэрская кампания в Москве для властей уже загублена. Системное продолжение, каким его можно видеть из-за кремлевской стены, одно: Навальный может двигаться к созданию большой партии (движения?). Он может, опираясь на поддержку своих сторонников, требовать досрочных парламентских выборов. И они – не исключены.

Возможности Навального в одночасье колоссально выросли. Вчера на Ярославском вокзале это было выражено визуально с большой ясностью. В течение всей своей прошлой политической жизни Навальный (и все мы вместе с ним) видели полицию и ОМОН в касках только во «фронт», только по невидимой черте на асфальте, которая разделяет их и нас. Но вчера мы увидели, как люди в касках, освобождают коридор для прохода Навального из вагона на площадь.

У Навального появился хотя и узкий, но КОРИДОР. Я думаю, что закрыть Навального повторно по тому же делу – для Кремля больше рисков, чем выгод. По другому делу – этого исключать нельзя. Но сейчас главным является сам факт коридора.

Думаю, что мы должны войти в него. Не ради Навального, не потому, что мы поддерживаем его в качестве какого-то воображаемого лидера воображаемой революции, и не потому, что именно с ним мы связываем наши социальные идеалы и ожидания.

А просто потому, что расширение этого коридора отвечает нашей надежде на мирную трансформацию системы. Расширение коридора создает новые возможности не только для Навального, но и для всех нас. Всех тех, кто хотел бы социальных изменений без катастрофы.

Источник: http://www.echo.msk.ru/blog/morozov_a/1119578-echo/

Оригинал

Оставить комментарий