Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  
Архивы

«Россия без Путина» или «Россия без буржуев?»

Михаил Соколов   Опубликовано 12.07.2013 19:05

Почему Эдуард Лимонов борется не с Кремлем, а с либералами?

LIMONOV

Зачем левым радикалам рвать с «Болотной площадью?

Как лидер «Другой России» появился на страницах прокремлевских «Известий» и «Комсомолки»?

Что хочет русская провинция: демократии или народовластия?
В программе «Лицом к событию» 12 июля о роли и месте левого протеста в борьбе с режимом Владимира Путина дискутируют лидер «Другой России» Эдуард Лимонов и политолог Валерия Касамара.
Ведет передачу Михаил Соколов.

Михаил Соколов: Сегодня в нашей московской студии писатель, лидер партии «Другая Россия» Эдуард Лимонов и политолог Валерия Касамара.

Мы сегодня хотели говорить роли левого протеста на данном этапе — это действительно важная тема. Есть и другие важные темы.

Я начну с актуального, то, что действительно сейчас на слуху и весь мир смотрит то, что происходит в Шерметьево, где вдруг появился опять вдруг в транзитной зоне экс-сотрудник ЦРУ Эдвард Сноуден.

Представитель протеста против глобального шпионажа встретился с правозащитниками, депутатом Государственной думы от «Единой России» Никоновым, кремлевскими чиновниками, адвокатами, такая пестрая компания разнообразных деятелей
«общественности», скажем так.

Он  сказал, что он хотел бы остаться в России. Что, конечно, интересно, причем остаться на условиях Владимира Путина. Не знаю, как это повлияет на обстановку в России, но может быть это повлияет, например, на отношения России с Соединенными Штатами.
Что скажете Эдуард Вениаминович?

Эдуард Лимонов: Я считаю, что Сноуден, безусловно, идеалист и с огромным чувством театра. Он прекрасно понимает постановку. Смотрите, как он всех томил три недели, как он скрывался, вдруг теперь появился. Это надо обладать талантом, безусловно. Теперь он звезда планетарного масштаба. И он появился как раз в момент, когда никто не верил, что он находится в аэропорту Шереметьево.

Михаил Соколов: Привезли из «Леса», наверное.

Эдуард Лимонов: Я отказываюсь спекулировать, привезли, не привезли — не моя тема. Я оцениваю его по пятибалльной системе, он блестяще себя ведет, и при всем при том он честнейший человек, идеалист — совершенно верно.

Михаил Соколов: А почему вы решили, что Сноуден – честнейший   человек? Может, он все свои компьютеры, все содержимое китайцам выложил, а теперь российским спецслужбам?

Эдуард Лимонов: Это мое впечатление, я не знаю, что он выложил, не выложил. И вы не знаете.

Михаил Соколов: Я не знаю, конечно.

Эдуард Лимонов: Поэтому это наше оценочное. Я верю в свое понимание персонажей, я в людях редко ошибался в своей жизни. У него такое открытое лицо, которое врать не может. А то, что он обладает даром Немировича-Данченко, у него великолепное понимание, когда надо появиться, когда надо открыть портьеру.

Михаил Соколов: Вы считаете его своим единомышленником? Он же против глобализма.

Эдуард Лимонов: Если с этой точки зрения, я против Соединенных Штатов, не против американцев или Америки, я против империи, против «хозяев вселенной», как они себя называют, против преобладания в мире. В этом смысле, конечно, Сноуден им нанес большой удар.

Михаил Соколов: И вы рады?

Эдуард Лимонов: Я рад, конечно, что скрывать.

Михаил Соколов: То есть вы в тренде. 65% россиян не любят Америку теперь после разнообразных пропагандистских приемов, и вы с ними?

Эдуард Лимонов: Михаил, не упрощайте, пожалуйста.

Михаил Соколов: Я на социологию опираюсь.

Эдуард Лимонов: Я прожил в Соединенных Штатах 6 лет, я ее знаю. Какие-то американские особенности мне нравятся. Нельзя говорить — любят, не любят. Я поневоле говорю то, что я говорю. Они представляют собой опасность. Как любой большой зверь, на лужайке разлегшийся лев.

Михаил Соколов: А может быть это корова безобидная, молоко дает, кормит весь мир инновациями.

Эдуард Лимонов: По их поведению и в Ираке, то, что у них современные зубы, когти, крылатые ракеты, они крайне опасны. И вторая крайне опасная держава — это Китай, конечно. Не стоит говорить, что я не люблю китайцев, может быть, но китайцев я не люблю и не скрываю этого.

Михаил Соколов: Жаль. Валерия, а вы можете себе представить такую сцену: левый политик Эдуард Лимонов, какой-нибудь еще левый политик Борис Кагарлицкий, может быть, левый политик Геннадий Зюганов, и вот они вместе со Сноуденом встречаются с народными массами?

Эдуард Лимонов: Только не Зюганов.

Валерия Касамара: В этом сценарии я ждала, когда Эдуард Вениаминович скажет «только не Зюганов». Я здесь понимаю, что вряд ли можно было объединить.

Михаил Соколов: Хорошо, без Зюганова. И вот они встречаются с народом и все вместе призывают бороться с глобализмом, за настоящий «прозрачный! мир, социализм, создают общую коалицию. Он же политическое убежище попросил. Может быть он вид на жительство получит, а потом гражданином России станет вступит в вашу партию «Другая Россия». Как такие фантазии вам?

Валерия КасамараВалерия Касамара

Валерия Касамара: У меня нет фантазий, есть один вопрос, и он достаточно серьезный к Эдуарду Вениаминовичу. Когда мы говорим по поводу левой политики и левого направления в политике, то хочется понимать, что именно из тех предложений, которые могут быть озвучены, является действительно мощным побудителем и сильно мотивирует на то, чтобы, например, молодежь присоединилась бы, поверила и пошла.

Михаил Соколов: У них – антиамериканизм.

Валерия Касамара: Дело в том, что, мне кажется, не совсем стратегически было бы верно делать ставку на ту часть молодежи, которая пропитана антиамериканизмом. Потому что если мы с вами возьмем молодежь, которая ориентирована на получение хорошего образования, которая достаточно амбициозна и которая понимает, чего она хочет, то она антиамериканизмом не сильно страдает. Они скорее считают себя космополитами, они себя ощущают людьми единого информационного, культурного пространства. Сегодня они в Москве, завтра они в Нью-Йорке, послезавтра где-то еще. Поэтому антиамериканизм не тот флаг, не тот стяг, который надо перед ними растягивать. И здесь мне хотелось понять, что вы такое предлагаете, что могло бы побудить?

Эдуард Лимонов: Надо обратиться к моему послужному списку.

Валерия Касамара: Если позволите, еще одно предложение. Просто на сегодняшний день даже по результатам наших исследований получается, что такой идеи, которая могла бы привлечь и заставить поверить, нет ни у кого. Ее нет у Зюганова, ее нет у Навального, ее нет у власти. Я, прочитав вашу программу, тоже, честно говоря, не обнаружила.

Эдуард Лимонов: В 1994 году я создал Национал-большевистскую партию, люди шли на революцию, шли за идею равенства, идею гордости за свою страну, и десятки тысяч людей прошли через партию.

Михаил Соколов: И разбежались.

Эдуард Лимонов: Никто не разбежался — это вы ехидно сегодня, Михаил, настроены.
Я хочу сказать следующие, что «разбежались»: 13 человек убили, 250 сидели в тюрьмах. Я вам парирую ваше.

Я бы серьезнее говорил о таком феномене, как Национал-большевистская партия. Сегодня, безусловно, через 20 лет после исчезновения СССР великолепный лозунг «Вперед в СССР», который мы сейчас выдвигаем.

Далее: это пересмотр итогов приватизации и это как всегда революция. Потому что то, что мы сегодня имеем, когда у нас две тысячи семейств обладают капиталами свыше 500 миллионов долларов, у нас 131 миллиардер в стране и 71% национальных богатств принадлежит людям, 1% населения, что вам еще нужно? Я считаю, что просто за 20 лет страна изживала негатив, который остался после системы Брежнева.

Михаил Соколов: И готова к лозунгу «Россия без буржуев»?

Эдуард Лимонов: Сейчас страна наконец определяется, приходит порядок.

Валерия Касамара: А вы считаете, что можно идти вперед тогда, когда вы предлагаете все образы поведения искать в прошлом?

Эдуард Лимонов: Ничего подобного.

Михаил Соколов: Или вперед в СССР?

Эдуард Лимонов: У нас лозунги хуже. Например, вместо пересмотра итогов приватизации мы говорим — отнять и поделить.

Михаил Соколов: «Грабь награбленное» мне больше нравится — это честнее, это по-ленински.

Эдуард Лимонов: Михаил, вы меня пригласили, дайте мне высказаться. Лозунг — это всегда намеренное преувеличение. Безусловно, не все отнять и поделить, а национализировать, безусловно, — это понятно. Безусловно, не «вперед в СССР», а построение какого-то нового единения государств, может быть за исключением Прибалтики, которое возможно. И, безусловно, так и будет. На самом деле таможенный союз, о котором сейчас говорят, — это такой зародыш нового типа союза государства.

Михаил Соколов: То есть вы Путина здесь поддерживаете?

Эдуард Лимонов: Причем тут поддерживаете? Вы хотите пришить. Я сам по себе. Я противник диктатуры, противник тирании, противник единовластия, и Путин мне не товарищ! Гусь свинье не товарищ!

Источник: http://www.svoboda.org/content/transcript/25043814.html

Комментарии запрещены.