Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архивы

Есть деньги? Кремль поможет их потратить

Москва — Облачным майским днем группа самых влиятельных мировых инвесторов собралась в особняке XIX века в Москве, чтобы услышать предложение от Владимира Путина: инвестируйте в Россию, и мы будем инвестировать вместе с вами.

В течение сорока минут в правительственном гостевом доме на Воздвиженке премьер-министр обращался к представителям фондов прямых инвестиций и фондов национального благосостояния, которые представляли в общей сложности капитал в два триллиона долларов. Он продвигал план, согласно которому Россия запустит фонд в 10 миллиардов долларов при поддержке государства, и этот фонд, как рассчитывает Кремль, сможет привлечь даже тех иностранных инвесторов, кто до сих пор рассматривал Россию как территорию, куда заходить не надо.

Шел «активный диалог, и было задано несколько сложных вопросов», — рассказал один из участников; гости пытались заставить Путина убедить их, что прибыль от инвестиций в Россию может перевесить риски.

Способен ли Кремль радикально изменить имидж? Для многих потенциальных инвесторов слово «Россия» является синонимом коррупции, слабого верховенства закона и политических рисков, а ее репутация пострадала из-за таких факторов как тюремное заключение бывшего нефтяного магната Михаила Ходорковского. Во время неофициального опроса на конференции инвесторов, прошедшей в Бостоне на прошлой неделе, Россия была названа наименее привлекательным направлением для инвестиций из всех стран БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай). Сами русские выводят деньги из страны, чтобы подстраховаться в преддверии президентских выборов в марте будущего года, и даже президент Дмитрий Медведев назвал инвестиционный климат «очень плохим».

«Я не могу не согласиться с теми ребятами, которые решили не голосовать за Россию (во время вышеупомянутого неофициального опроса)», — говорит Дэвид Ру (David Roux), со-основатель американского фонда прямых инвестиций Silver Lake, который не присутствовал на встрече в Москве. «Это место с высоким потенциалом, но… сюда очень легко ввести свои деньги, и практически невозможно получить их обратно».

Но Москва говорит, что она прислушалась к жалобам, и хочет использовать новый фонд, чтобы изменить представление о себе.

«Многие инвесторы не вели никакого бизнеса в России, они только читали газеты и другие ужасные истории», — говорит Кирилл Дмитриев, первый руководитель нового фонда.

Предложение Путина

Собрание 18 мая стало радикальным отходом от привычного образа Путина, который обычно принимает у себя иностранных руководителей компаний, когда те ищут его личного благословения для заключения многомиллиардных сделок.

Выступая через переводчика перед гостями, среди которых были Стивен Шварцман (Stephen Schwarzman) из Blackstone и Хареб аль-Дармаки (Hareb Al Darmaki) из фонда Абу-Даби, он попытался разъяснить, как фонд будет работать бок о бок с иностранными инвесторами над покупкой бизнесов в России.

Реакция была многообещающей. Лу Цзивэй (Lou Jiwei), глава фонда национального благосостояния China Investment Corp., официально заявил, что фонд «может стать гибким способом привлечения иностранных инвестиций», в то время как Бадер ас-Саад (Bader al-Saad), управляющий директор инвестиционного агентства Кувейта, заявил, что он «даст нам возможность увеличить объемы наших прямых инвестиций в России».

Фонды национального благосостояния, управляющие сотнями миллиардов долларов, пытаются диверсифицировать свои риски, в частности, уходя от раздувающихся долгов развитых стран, которые могут создать им серьезные проблемы.

Эксперты заявляют, что фонд со встроенной в него системой политического страхования сконструирован таким образом, чтобы отвечать их нуждам. «Это очень инновационный и креативный способ привлечения долгосрочных инвесторов», — говорит Эшби Монк (Ashby Monk), со-директор аналитического Проекта фондов национального благосостояния (Sovereign Wealth Fund Project) из Оксфордского университета. «Если бы мы искали партнера для прямых инвестиций в России, Кремль был бы во главе списка моих приоритетов».

Внедрение

Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) будет запущен на этой неделе, на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ), созданном как российский ответ Давосу. Появившись на свет в результате годичного зондирования с участием иностранных инвесторов, фонд будет получать по два миллиарда долларов государственных денег каждый год в течение пяти лет.

Его структура имитирует модель прямых частных инвестиций: он будет осуществлять прямые вложения в размере от 50 до 500 миллионов долларов в компании, направленные на рост российского среднего класса, в такие секторы, как здравоохранение, информационные технологии или инфраструктура. Иностранные инвесторы будут играть ведущую роль, а сам фонд будет ограничиваться ролью миноритария.

«Мы придумали нечто уникальное, и, как мне кажется, очень позитивное», — говорит Дмитриев, 36-летний выпускник Стэнфорда и Гарварда, который сделал себе имя в Москве посредством фонда Delta Private Equity Partners, ориентированного на Россию, который он со-возглавляет.

РФПИ может осуществлять инвестиции только в том случае, если иностранные инвесторы вносят как минимум равную сумму. За счет этого его интересы будут объединены с интересами его партнеров, и будет сделан упор на возврат инвестиций, которого так не хватало в предыдущих инициативах — особых экономических зонах и компании «Роснано», государственном нанотехнологическом инвестиционном инструменте.

«Если мы сможем показать иностранным инвесторам, что они смогут систематически получать прибыль от своих инвестиций в России, то сегодня они вложат доллар, а через три-четыре года будут вкладывать уже десять долларов», — заявил Дмитриев Reuters.

Он рассчитывает, что в ближайшие 5-7 лет РФПИ сможет привлечь до 50 миллиардов долларов со-инвестиций. Этот капитал крайне необходим в России, где инвестиции составляют всего 20% от ВВП — меньше половины уровня Китая.

Сближая и объединяя

Зависимость России от нефти и газа, на долю которых приходится две трети экспорта и более половины доходов федерального бюджета, не считалась проблемой все последнее десятилетие, когда растущие цены на нефть обеспечивали ежегодный рост экономики в 7-8%.

Но крах 2008 года вызвал экономический спад в размере 8%, и тут и проявились все слабости российской экономики, включая излишнюю зависимость России от иностранных кредитов, истощенность основных производственных фондов и низкую производительность.

Россия смогла уменьшить свою уязвимость перед внешними воздействиями, усилив банковскую систему. Управляющий хедж-фондами Вячеслав Пивоваров заявил, что новый фонд знаменует собой дальнейший шаг к созданию более широкой основы для роста.

Пивоваров, который вернулся с работы в нью-йоркских хедж-фондах Third Point и Old Lane, чтобы стать консультантом правительства по вопросам, связанным с новым фондом, заявил, что самое главное в нем, это то, что он будет соответствовать нуждам и государства, и иностранных инвесторов. «Фонд объединяет интересы иностранных инвесторов, будь то стратегических или портфельных, и интересы российских участников, потому что правительство поддерживает то, во что оно верит, и слова у него не расходятся с делами», — сказал Пивоваров, ныне управляющий партнер в Altera Capital, фонде стартапов объемом в 350 миллионов долларов, ориентированном на российский рынок.

2 триллиона долларов в одной комнате

Учитывая российскую репутацию, проект должен был быть встречен скептически. Но инвесторы в здании на Воздвиженке, переименованном в советское время в Дом дружбы народов, уходили оттуда с ощущением того, что им понравилось услышанное за два дня общения с ведущими чиновниками.

Люди в зале заявили, что у них осталось впечатление, что и Путин, и Медведев, которые выступили с идеей фонда на Всемирном экономическом форуме в Давосе в январе, серьезно поддерживают проект. Это может уменьшить риски того, что он может стать жертвой какой-либо напряженности в отношениях между участниками тандема в преддверии президентских выборов будущего года.

«На встрече было совершенно ясно, что Путин серьезно привержен этому проекту», — заявил западный инвестор, который отказался назвать свое имя из-за чувствительной природы происходящего. «Это очень обнадеживающий признак, что они назначили руководителем очень компетентного профессионала… На встрече не было никаких свидетельств того, что это будет такой «круг любимчиков», на котором будет наживаться узкая прослойка, и это очень ободряет».

Другой западный инвестор, который до того был капризен и упрям, заявил, что услышал достаточно, чтобы передумать. «Они вложили массу усилий в то, чтобы разубедить нас и развеять в пух и прах те оправдания, которые мы находим, чтобы не инвестировать, — сказал инвестор, который также попросил об анонимности. — Когда я выходил с этого собрания, у меня было гораздо лучшее мнение об инвестициях в эту страну, чем до того».

Инвестиционный горизонт у РФПИ будет составлять 5-7 лет, и он позволит инвесторам продавать свои доли даже в тех случаях, когда их партнер не захочет выходить из проекта: поправка, внесенная по желанию инвесторов, озабоченных тем, что они могут не смочь вывести свои деньги из России.

Иностранные деньги приходят, российские деньги уходят

Но пока Москва усердно трудится, продавая свой проект, богатые русские отправляют свои средства в оффшоры. Чистый отток частного капитала, всплеск которого наблюдался в 2008 году, снова растет с тех пор, как в прошлом году Медведев отправил в отставку московского мэра Юрия Лужкова. В первом квартале 2011 года отток капитала превысил 20 миллиардов долларов. Часть этой суммы, хотя и не вся она, является бегством капиталов по мере того, как олигархи и чиновники ищут за границей безопасности в преддверии президентских выборов, на которых будет выдвигаться или Путин, или Медведев.

Остается и вопрос о том, может ли государство выбирать победителей. Инвесторы указывают на замечательный успех IPO «Яндекса» (компании, известной как «российский Google»), разместившего в прошлом месяце акций на 1,4 миллиарда долларов. Эта сделка, причем чисто с прямыми инвестициями, принесла пятисоткратный возврат на вложенные средства для инвесторов, которые вложились в интернет-стартап на заре оного в 2000 году.

Один московский инвестор заявил, что сравнительно сложный инвестиционный процесс фонда означает, что ему будет сложно повторить историю успеха «Яндекса», хотя такой процесс и уменьшит риск потерять деньги. Но он предупредил, что участие Кремля может уменьшить не только риски, но и степень доходности инвестиций.

«Это ставки с ограничением по верхней границе. Так что если инвесторам повезет, то государство может сказать, что денег слишком много. А так, если выпадет решка, вы немного выиграете, но если выпадет орел — то и не проиграете».

Дуглас Басвайн (Douglas Busvine), Меган Дэвис (Megan Davies) и Динеш Наир (Dinesh Nair)

(«Reuters», Великобритания)

http://www.inosmi.ru/economic/20110614/170699963.html

Оставить комментарий