Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архивы

Сердюков — это диагноз

Фото: 900igr.net

11 декабря 2012 года 13:11 | Людмила Николаева

 

Перенос Военно-медицинской академии должен был стать прикрытием для строительства коттеджного VIP-поселка

Трудной, но безоговорочной победой общественности Петербурга завершилась на минувшей неделе продолжительная борьба за Военно-медицинскую академию. Решением нового министра обороны РФ Сергея Шойгу вопрос о ее передислокации из центра города к болотам станции Горская закрыт. Как все надеются, раз и навсегда.

Одним из тех, кто до последнего, не жалея ни времени, ни сил бился за старейшую в стране медицинскую академию, был знаменитый нейрохирург, академик РАМН, генерал-лейтенант медицинской службы Борис Гайдар. С 2000 по 2007-й годы он возглавлял ВМА. Ныне продолжает служить там профессором кафедры нейрохирургии, возглавляет специализированный Ученый совет.

Борис Всеволодович без колебаний ответил на предложение «СП» рассказать о том, как могло случиться, что знаменитую на весь мир академию чуть было не уничтожили, сведя ее роль к той, что выполняют обычно районный больницы; кто стоит за всем этим и во что обойдется восстановление полуразрушенной предыдущим министерским руководством военной медицины.

«СП»: — Когда около года назад в городе заговорили о возможном переезде ВМА к Кронштадту, в район станции Горская, в это мало кто поверил. Казалось, «гонят напраслину» на министра-«реформатора» Сердюкова. Уж академия-то никак не должна была мешать этим самым реформам, она в своем деле на передовых позициях…

— Мне тоже так казалось. Тем более никаких официальных бумаг, подтверждающих слухи, до января текущего года я не видел. А в январе мне в руки неожиданно попался документ, который касался перспективы развития академии с изложением перевода ее в Горскую. С этого времени появились основания создать «группу сопротивления», как мы называли ее между собой. Туда вошли как маститые ученые из числа военных медиков, так и молодые офицеры. Начался отчет нашему активному противодействию, задуманному в московских кабинетах преступному переводу.

«СП»: — То есть к вам на улицу Клиническую никто из Минобороны по данному поводу не приезжал, ваши корпуса не осматривал, в лаборатории, операционные, палаты не заходил?

— После того как летом прошлого года бывший тогда начальником академии и одновременно руководителем Главного военно-медицинского управления Минобороны Александр Белевитин был пойман с поличным при получении взятки, на должности начальника ВМА успели побывать 4 человека. И как все временщики, они очень старались угодить вышестоящему начальству. Соглашались на всё, что от них требовали, подписывали, можно сказать, не глядя, разные документы. В том числе, и о переводе академии в Горскую. Так что «изучающих вопрос» комиссий МО и не потребовалось.

«СП»: — А почему Сердюков хотел именно в Горскую – ни ближе, ни дальше?

— Сейчас это место, активно застраиваемое элитными коттеджами. Для ВМА сначала планировали выделить в Горской 280 га земли. Потом решили, что хватит и 45 га. Предварительно требовалось осушить болотистую почву. Подвести все коммуникации. Там ведь нет ни света, ни тепла, ни воды, ни канализации. Вообще ничего. До ближайшего шоссе – 2,5 км. Понятно, сделали бы всё за бюджетные средства. Как бы для академии. После чего та же коммерческая строительная компания, которая собиралась строить нам в Горской «современный медицинский центр», взялась бы за возведение на подготовленной уже территории коттеджей… На перевод и обустройство академии на новом месте планировалось потратить порядка 150 миллиардов рублей. А здесь, на нашем историческом месте площадью в 43 га, та группа лиц из МО РФ, которая задумала всё это, намеревалась снести все здания, в том числе те 28, которые имеют охранный статус памятников истории и архитектуры, чтобы на их месте возвести современный бизнес-центр. Деньги им глаза застили до того, что ни о чем другом думать не могли. Вспоминаю, как в академию приезжала начальник департамента образования Минобороны Екатерина Приезжева. «Оставим вам пару другую корпусов, не волнуйтесь, — говорила она мне, — откроем в них презентационный центр, обустроим научно-исследовательскую библиотеку». Я много десятков лет занимаюсь наукой, имею ученую степень, но до сих пор не могу понять, что это за библиотека такая «научно-исследовательская».

«СП»:- А сам Сердюков приезжал в ВМА?

— Первый и единственный раз – весной 2007 года. Я ещё был тогда начальником академии. Правда, дальше моего кабинета он не пошел. Но выслушал меня внимательно, принял документы. Минут сорок мы тогда с ним разговаривали. Вполне позитивное произвел впечатление. Подписал важное для всей военной медицины решение о выходе её из подчинения тыловой службе.

После этого «доступа к телу» министра обороны, я с коллегами практически не имел, действовали в основном через общественность, СМИ. К слову, пользуясь случаем, хочу поблагодарить ваше издание, поддержавшее нас. Выступал также в Госдуме, на общественном президентском совете.

«СП»: — Говорят, Анатолий Сердюков вызывал вас к себе в Москву буквально за три дня до отставки, это так?

— Первого ноября я был у него. Говорили мы минут тридцать. Он попросил письменно изложить ему, наши аргументы против переезда академии. Я оперативно изложил. Но тут его отправили в отставку…

«СП»: — Сподвижники экс-министра военного ведомства успели осуществить что-то из задуманного?

— Ими было принято решение о слиянии нескольких кафедр ВМА; сокращении массы военных должностей. Опытные медики вынуждены были уйти в отставку. Это может привести к тому, что мы потеряем школу военврачей. Потому что в нашем деле, опыт, прежде всего, боевой службы, имеет колоссальное значение для воспитания профессионалов… Большего, по счастью, «женский батальон» Сердюкова натворить не успел, был демобилизован новым министром Сергеем Шойгу. Плохо отношусь к этому «батальону» не из-за того, что женский, а потому что не имеют необходимого образования, и даже элементарного понятия в том деле, которым занимались.

«СП»: — Слышали, наверное, как председатель действующего правительства Дмитрий Медведев на днях в очередной раз похвалил Сердюкова, положительно оценив его «реформы» в Минобороны?

— Весьма некомпетентное заявление. Что называется, не в его пользу. Декларировалась экс-министром модернизация армии. Но способы этой самой модернизации были абсолютно разрушительными. Яркий пример тому – продажа в частные руки права топливного центра Северного флота. Вообще вся бездумная торговля имуществом наших Вооруженных Сил. А сколько талантливых офицеров было уволено из Генштаба! К концу работы Сердюкова в его ближайшем окружении оставались лишь очень послушные офицеры, которые говорили только «так точно» или «никак нет». Доходило, извините, до идиотизма. Как-то на коллегии министерства один генерал обратился к Анатолию Эдуардовичу по ходу совещания: «Позвольте уточнить, товарищ министр!». Что именно он хотел уточнить, так и осталось неизвестно. Товарищ министр среагировал мгновенно: «Все, свободен. Уволить сегодняшним числом». Мыслящие люди были ему не нужны.

На протяжении 5,5 лет руководства Сердюкова военным ведомством творилось непонятно что. Как, например, можно было додуматься до того, чтобы солдаты не убирали казарму, не стелили свои постели – за них это делают нанятые гражданские сотрудницы. Или – послеобеденный сон солдат. Детский сад, что ли? Год всего служат, чему научатся-то? Армия всегда была хорошей школой жизни. Теперь – не пойми что. Женщин много стали набирать. Наша российская женщина, известно, и коня может на скаку остановить. Но чтобы дамы преобладали в войсках, на флоте?!.. Даже если это военврачи. Скажем, на кораблях обычно сугубо мужской коллектив, даже туалета женского там нет. Такой туалет (в отличие от мужского) есть только на 5-м этаже здания минобороны, где сидел министр Сердюков. Я сам убедился. Кстати, за четыре часа, что провел там 1-го ноября, встретил в МО только одного военного. Зато сколько красавиц прошло мимо меня!..

В сущности, прав премьер Дмитрий Медведев, назвавший Сердюкова «самым эффективным менеджером в правительстве». Человек, не имеющий никакого отношения к армии, получивший образование менеджера по продажам, он и принимал, правильные с его, продавца, точки зрения решения. Ему ведь без разницы, чем торговать.

«СП»: — За минувшие полтора года решением Минобороны А. Сердюкова был закрыт Окружной госпиталь № 442 на Суворовском проспекте Петербурга, госпитали в Выборге, Мурманске, питерский Первый военно-морской. Их уже не вернуть?

— Тот, что на Суворовском закрыли в середине сентября. Его кабинеты были оборудованы новой современной аппаратурой. Ее демонтировали. А магнитно-резонансный томограф, к примеру, можно собрать только один раз. Больше он работать не будет. Только на демонтаже стационарного диагностического оборудования убытки составили миллиарды рублей.

В Первом военно-морском госпитале, основанном Петром Великим, помещения все разгромлены, оборудование выброшено на склад. Здание стоит с разбитыми стеклами. Есть надежда, что морской госпиталь восстановят. Но для этого потребуются очень большие вложения. Хотели сэкономить, разрушая. А потеряли миллиарды.

 

Справка «СП»

В 2015 году Военно-медицинская академия, основанная Петром Первым, отметит свое 300-летие. С 1734 года здесь уже начали создавать первые в России учебные медицинские школы для славян. До этого врачевали у нас в стране в основном голландцы и немцы. Император Павел Первый своим указом от 18 декабря в 1798 г. юридически оформил деятельность госпиталя. Он и назвал его Императорской медико-хирургической академией.

Медики ВМА активно участвовали в Великой Отечественной войне. Тогда погибло около 2000 сотрудников академии. Четырнадцать медиков не вернулись домой из Афганистана в 1980-е. Двенадцать – с Чеченских войн.

В период с 2001 по 2005 годы ВМА получила от правительства РФ 7,8 млд рублей на реконструкцию и развитие. Все исторические здания, а также коммуникации были приведены здесь в полный порядок. С приходом в МО РФ А. Э. Сердюкова финансирование академии резко затормозилось. Денег не хватало даже на текущий ремонт.

Источник: http://svpressa.ru/society/article/61870/

Оставить комментарий