Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архивы

Приговор без права переписки

Фото: Виталий Белоусов/ РИА Новости

8 декабря 2012 года 10:20 | Алексей Верхоянцев

 

Судьям могут разрешить, не объясняя причин, проводить заседания в закрытом для прессы режиме

Журналистам собираются перекрыть доступ на общественно значимые судебные заседания. Как сообщил заместитель председателя Комитета Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству, коммунист Вадим Соловьев, в ближайшее время документ, об ограничении работы СМИ во время судебных процессов в ближайшее время будет представлен парламентариям. Закон предоставляет судьям право сделать процесс закрытым от прессы исходя исключительно из своих соображений. Сейчас закон разрешает «не пущать» журналистов на судебные заседания только в определенных, четко обозначенных ситуациях. Например, если в ходе процесса каким-то образом затрагивается государственная тайна.

Представители КПРФ и «Справедливой России» уже заявили, что не будут поддерживать этот законопроект. «Единая Россия» и ЛДПР отмалчиваются. Однако это многозначительное молчание говорит о том, что, скорее всего, законопроект попытаются пропихнуть.

— Этот законопроект – очередной шаг власти на пути «закручивания гаек», — говорит Вадим Соловьев. — Суды у нас зачастую необъективны и потому нуждаются в контроле СМИ и общественности. Мне самому пришлось участвовать в политическом процессе по делу нашего молодого активиста, участвовавшего в протестных акциях. Судья творила что хотела, даже меня, депутата Госдумы пыталась не пустить на процесс. И только когда я пригрозил, что за нарушение закона сами работники суда могут быть привлечены к уголовной ответственности, парню дали возможность вызвать свидетелей, предоставили адвоката. А что говорить о тех случаях, когда за подсудимых некому заступиться?! Если дать возможность нынешней судебной системе полностью закрыться от общества, то там будет полный беспредел, особенно на процессах по политическим делам.

Поэтому нельзя допускать, чтобы судьи, благодаря этому закону, стали еще менее уязвимы для критики СМИ. В нашем обществе ситуация такая, что не судей надо защищать от необоснованных нападок на них, а уже граждан и общество от суда. Я категорически против законопроекта и надеюсь, что не только наша фракция, но и коллеги из других фракций проголосуют против него.

«СП»: — Насколько велика вероятность, что этот законопроект удастся отклонить?

— Единственная возможность – мобилизовать все силы: и общественность, и СМИ, и правозащитные организации, и оппозиционные партии. Если удастся привлечь внимание общества, возможно, принятие этого законопроекта удастся сильно отсрочить или вообще отложить. Режим сейчас действует на ощупь, заигрывает с обществом, пытается использовать не только кнут, но и пряник. Вообще, давно уже прослеживается тенденция, что власть осуществляет разного рода вбросы, пытаясь прозондировать ситуацию: что проглотит общественное мнение, а что – нет. Мне известно, например, что готовится новый проект закона о СМИ. Он сейчас проходит обкатку в Комитете по информационной политике, информационным технологиям и связи, возглавляемом Алексеем Митрофановым. Наверно, для этого Митрофанова и сделали председателем комитета, чтобы инициатором этого драконовского закона о СМИ был беспартийный, а не единоросс. К сожалению, попытки всячески ограничить свободу слова будут только усиливаться.

— Сам законопроект по поводу судов я не видел, но по той информации, которую можно найти в СМИ, его появление в очередной раз подтверждает, что власть последовательно идет по реакционному пути, – говорит адвокат Дмитрий Аграновский. – Кстати, предлагаемая законодателями мера не соответствует Конституции России и принятым нашей страной международным обязательствам, в частности, Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), неоднократно указывал нашим российским судам на неправомерность закрытия некоторых процессов для прессы. И это сейчас, когда есть четкий перечень причин, на основании которых судебный процесс может быть закрыт. Без всякого основания не пускали журналистов на судебные заседания по так называемому делу Тихонова-Хасис. Дело о взрыве на Черкизовском рынке – то же самое. А когда был закрытый процесс по взрыву памятника Николаю Второму, дело даже дошло до Европейского суда. И приговор в ЕСПЧ отменили именно на том основании, что на суд не пускали журналистов. Состоялось новое слушание, но уже в открытом режиме. Самый свежий пример – дело оппозиционера Развозжаева. Подписка о неразглашении, которую с нас взяли, имеет единственную цель – не дать нам рассказать правду об этом деле.

В любом случае, ЕСПЧ действует на основании тех обязательств, которые взяла на себя Россия. Как Госдума будет выкручиваться, нарушая эти обязательства новым законом, я не представляю.

«СП»: — На ваш взгляд, какова сегодня роль СМИ в судебных делах?

— Однозначно – положительная. Хоть влияние СМИ на судебный процесс, к сожалению, очень невелико. Однако и при ограниченных возможностях иногда бывает положительный результат. Одно известное дело, которое не буду называть, кончилось тем, что подсудимому дали «двушечку». А если бы не было общественного резонанса, он получил бы пять лет заключения.

Логично предположить, что, в случае принятия закона, суды в России станут еще менее объективными. Ведь СМИ – это форма контроля за властью, в том числе и за судебной. У нас сегодня практически все ветви власти бесконтрольны. Ни отдельные граждане, ни общество в целом, как правило, никак не могут влиять на власть. А данный законопроект – очередной шаг на пути к полной бесконтрольности власти.

— Позиция СМИ во время освещения судебных процессов не всегда конструктивная, — возражает адвокат, федеральный судья в отставке Элина Каширина. – Часто журналисты грешат тем, что выдергивают из контекста яркие фразы, которые могли бы зацепить внимание читателей или слушателей. Поэтому вместо полной информации со всеми деталями общество получает искаженную картину судебного разбирательства. По многим нашумевшим делам ситуация именно такая. Например, я следила за судом над Расулом Мирзаевым. Из сообщений СМИ было невозможно узнать, что там были нарушены уголовно-процессуальные моменты. Это стало ясно только вчера, когда потерпевшие подали кассацию.

«СП»: — Но с другой стороны, присутствие СМИ – порой единственная возможность обеспечить объективность процесса…

— Если судья объективен, честен, а я знаю примеры таких судей, ему все равно, будут ли журналисты на процессе или нет. Но в отдельных случаях претензии к судьям обоснованы, и таких служителей Фемиды сам факт нахождения представителей СМИ в зале дисциплинирует. Некоторые судьи ведут процесс с грубейшим нарушением УПК. То ли потому, что они вообще его не знают, то ли потому, что им невыгодно вести процесс так, как прописано в законе. Поэтому в каких-то случаях удаление из зала СМИ будет иметь отрицательный результат. Но главная проблема именно в том, что нам необходимо добиться такой ситуации, когда судейский корпус будет вызывать уважение населения.

Источник: http://svpressa.ru/society/article/61756/

Оставить комментарий