Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  
Архивы

Юлия Латынина о КС, Луговом и Берлускони

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа», +7 985 970-45-45, как всегда в это время по субботам. И, собственно, мы вступаем, похоже, в новую политическую реальность с выборами Координационного совета оппозиции. Я не хочу сказать, что эта политическая реальность, может быть, такая уж кардинально отличная, но тем не менее, мы видим, произошли 2 вещи.

Первое, что сделал Координационный совет, избравшись, это обратился к западным странам с вопросом о политических преследованиях и политических заключенных. Это очень серьезная история, потому что если раньше это было обращение, подписанное неизвестно кем, то теперь это обращение, подписанное членами Координационного совета. И вторая вещь очень смешная, которая произошла, мы видим, что господин Прохоров тут же вспомнил о том, что у него есть политическая партия, больше там нет никаких 500 политических консультантов, сразу он объявил, что он тоже будет заниматься политикой. То есть теперь для людей из власти, из бизнеса, которые недовольны тем, что происходит, есть 2 варианта — либо они пойдут ближе к Координационному совету, несистемной оппозиции, либо они пойдут к господину Прохорову и будут с ним что-то там такое конструктивно взаимодействовать. Ну, тоже выход. Кстати, обратите внимание, что там первое сказал Прохоров, какую тему этот товарищ предложил обсудить в качестве основополагающей — а не упразднить ли нам национальные республики? Ну, ясен пень: вот, ничего важнее этой темы сейчас в России не случилось.

Кстати, интересный момент с Координационным советом. Разница по голосованию между Москвой и регионами, как сейчас огласил Волков на первом заседании, составляет 0, ну, просто 0. То есть первые 30 человек — это те же люди, которые избирались и по Москве, и по регионам. То есть вот этот миф, что Москва голосует отдельно, а регионы голосуют отдельно, онлайн не подтверждается.

Ну, значит, дальше, естественно, прошли задержания в связи с вот этими одиночными пикетами. Задержали, естественно, Удальцова, Навального, Яшина. Каспаров в последний момент успел отбиться. То есть как отбиться? Он просто успел сесть в машину. А поскольку человек, который его задерживал, видимо, должен был после этого получить какие-то инструкции, он стал звонить по телефону, Каспаров успех уехать. А самое удивительное, что вслед за этим уехали те 2 автобуса, которые, видимо, приехали задерживать Каспарова, то есть там все было адресно. И с Навальным, очевидно, все было адресно.

Из смешных историй про этот пикет. Когда все эти люди шли, типа, одиночными пикетами, что, конечно, есть натяжка, от Лубянки до Следственного комитета, они шли по Покровке. Если кто был в Москве, то помнит, что по Покровке движение в одну сторону одно, а в другую сторону могут ездить только автобусы. И тут навстречу им ездит черный начальственный Мерседес с номерами администрации президента, и вся эта толпа, поскольку, все-таки, эта толпа окружает этот Мерседес и в этой толпе находится человек по фамилии Бондарик (это, кстати, националист отъявленный), и Бондарик первый начинает скандалить. Рядом с ним находится коммунист, его зовут Аким Палчаев — это вообще очень смешная фигура, он прошел по коммунистическому, по-моему, списку, а самое удивительное, что за него голосовали как раз мммщики. Потому что если мы помним, в Координационном совете была такая история, что мммщики пытались сорвать выборы. Ну, видимо, это была инициатива самого Мавроди.

У нас же деятельность нашей власти базируется на инициативных людях, на инициативном господине Луговом, который подает жалобы… Кстати, это тоже знак, что если эту жалобу приняли к рассмотрению, это тоже знак, что власть очень сильно Координационного совета испугалась. На инициативном господине Митрофанове, который пытается запретить, чтобы… Ну, понятно, любой партии жуликов и воров неприятно, если ее называют партией жуликов и воров, и, вот, Митрофанов это пытается запретить законодательно. На инициативном господине Мавроди, который решил сорвать выборы сам (понятно, ему это дело никто не поручал). И это очень интересно, какого рода люди становятся союзниками власти. Да? Вот, других людей в союзники власти кроме Мавроди или Митрофанова она уже не может набрать. Чтобы отвлечь людей от оппозиции, она должна их набирать уже хотя бы в союзники Прохорова, делать вид, что это оппозиция.

Ну так вот. И, значит, мммщики, когда им запретили голосовать за своих, часть мммщиков вычистили, а часть, все-таки, осталась, потому что, ну, там не совсем понятно, это мммщики или нет. То есть это понятно, но это уже доказать нельзя, это несправедливо. И, вот, за Палчаева, по мнению Волкова, голосовали как раз мммщики. Но поскольку выставлялся-то он не от мммщиков, то, вот, значит, эти двое, националист и коммунист окружили эту несчастную машину, приехали менты, окружили и ментов, приехал ОМОН, окружили и ОМОН, и, значит, толпа эта скандировала «Протокол, протокол, протокол». И так продолжалось, пока, все-таки, водителя не вывели из машины и не стали составлять протокол. А Андрей Илларионов, который все это наблюдал и уже в последней фазе принимал участие, вот, рассказ о том, как русский националист, либерторианец и коммунист совместно вот этот Мерседес несчастный приговорили, все-таки, к протоколу, и это история, которую я рассказываю потому, что она очень симптоматична. Когда-нибудь эти мигалки нас достанут так же, как они достали петербуржцев, которые кричали «Губернатор — жлоб». И если когда-нибудь в России чего-нибудь начнется, возможно, оно начнется с мигалок.

Ну, посмотрим, во что выльется Координационный совет. Начало бы, я сказала, одобрительное, поскольку видно. что власть напугана. Чем более глупые вещи делает власть (это и Прохоров, и жалобы Лугового), тем более видно, что она напугана.

Берлускони приговорили к одному году тюрьмы (ну, это пока приговорили — он вряд ли отсидит) за финансовые махинации. Почему-то большинство российских СМИ восприняли это с большой радостью, потому что Берлускони у нас друг Путина, значит, приятно, вот, друга Путина посадили.

Я должна сказать следующую печальную вещь. Напомню, за что Берлускони приговорили. Его компания Медиасет покупала права на кинофильмы американские, но покупала, допустим, кинофильм стоил 2 миллиона долларов, а она платила 4 собственной подставной конторке в Швейцарии, 2 уходило в Америку, 2 оставалось в Швейцарии. Возникает вопрос, кого обокрал Берлускони? Это его компания. Ответ — никого. Он минимизировал налоги.

Возникает вопрос. Ну, вот, Италия — это место, где все платят налоги? Ответ — в Италии налоги не платит никто. В Италии, если вы посмотрите структуру бизнеса, выглядит так, что там одни семейные фирмы. Там нет публичных компаний как в Америке ровно потому, что семейной фирме легче мухлевать с налогами. Более того, бизнес там, как правило, не очень большой. В Италии есть тот феномен, который есть в любых странах, где люди чувствуют себя очень стесненными со стороны государства. Там вместо одной крупной компании у человека несколько средних компаний. Это с точки зрения деловой логики не очень понятно, потому что лучше иметь один крупный бизнес, но там этот бизнес — Майкрософт. Но если ты боишься государства, если ты боишься, что тебя здесь прижмут, там прижмут, правила игры поменяются, ты имеешь несколько мелких компаний и, конечно, очень много тратишь на это лишнего времени. Но страхуешься таким образом.

Вот, Италия устроена таким образом, что там очень большие налоги, которых никто не платит. И с точки зрения итальянских деловых обычаев Берлускони, ну, знаете, он не в Швеции живет.

Самый главный еще вопрос другой. Вы спросите «А почему же Берлускони не поменял законодательство итальянское, будучи премьер-министром?» Если бизнесмен Берлускони прекрасно знает, что надо итальянскому бизнесу, почему же он это не сделал? Ну, ответ заключается в том, что он это пытался сделать. Когда он в 1994 году пришел к власти, он предложил ряд законодательных поправок, которые, кстати, вытащили бы Италию из кризиса, ну, или существенно смягчили бы кризис, который она сейчас переживает. После этого он через 7 месяцев вылетел из правительства. То есть это вот такой урок, который был ему преподан, был преподан человеку, который сделал себя сам, который стал миллиардером сам, без всякого участия государственной власти, который, напомню, основал первую медиаимперию в Италии нормальную, потому что до этого телевидение было государственным и ужасно скучным. И Берлускони фактически организовал общегосударственный телеканал, который, однако, состоял из ряда региональных каналов, которые показывали одинаковые программы. И когда государство на него за это обиделось, то в какой-то момент Берлускони, ну, примерно как в свое время Медичи понял, что в этой стране (в смысле в Италии) быть бизнесменом и не пытаться взять власть означает потерять бизнес. И Берлускони пришлось идти во власть. Но после того, как он пришел во власть, оказалось, что он ничего не может там сделать, даже такой деятельный человек. Это, на самом деле, трагедия, трагедия Берлускони. Когда он вернулся через несколько лет, он уже понимал, что делать ничего особо не надо, а надо наслаждаться жизнью — вот там вот девочки, виллы, друг Путин, все остальные — друзья. В отличие от российских своих друзей никогда ни у кого Берлускони ничего не отобрал, но сэкономил на налогах.

Кстати, должна сказать, что абсолютно политическое решение миланских судей. Миланские судьи — левые (так исторически сложилось). Энное количество дел они открывали на Берлускони. И, вот, только не говорите мне, что они хотели посадить Берлускони по какой-то другой причине, чем то, что он — Берлускони.

+7 985 970-45-45 — это смски. И новость, на мой взгляд, недели российская — это, конечно, обыски в Оборонсервисе. И, собственно, вопрос, усидит ли Сердюков на своем месте. Я об этом довольно много пишу в «Новой газете». Мой прогноз — все-таки, скорее усидит, потому что вообще-то у нас, кстати, нету прецедентов увольнения крупных чиновников по случаю возбужденных уголовных дел. У нас там дело подмосковных прокуроров, человека никто не увольняет. Потому что Путин когда увольняет, он уголовных дел не заводит, а уголовные дела — это, вот, знак такого междусобойчика.

Но, собственно, что в этой истории интересно? Есть несколько интересантов, которые прослеживаются в истории с Сердюковым. Я их перечислю. Первый интересант — это вице-премьер Рогозин, который у нас объезжал все лето оборонные заводы и выяснял, что, собственно, у него нету никаких полномочий на заключение договоров и освоение бабок, а там речь идет, все-таки, о 15 триллионах рублей. И для того, чтобы осваивать эти бабки, пост вице-премьера Рогозина не имеет смысла без поста министра обороны.

У нас есть Сергей Борисович Иванов, который у нас выпал на много времени из российской политической жизни. Напомню, что, собственно, Сергей Борисович у нас считался одним из претендентов на место в тандеме. И, вот, после увольнения Фрадкова бежит, как рассказывает Сурков, по коридору, его там встречает Путин и говорит «Ну что, пора делать Иванова премьером?» После этого Сурков звонит Иванову, Иванову заносят коньяк и шампанское в кабинет, начинается празднование, выстраивается очередь. В разгар празднования приходит известие, что назначен совсем другой человек, и бедный Сергей Борисович, как говорят, просто запил.

Вот, на 4 года он исчез с политической сцены, теперь вдруг появился, потому что он — вернейший Путину человек. Все-таки, глава администрации и по привычке, как рассказывают на одном из заседаний Совбеза, Сердюков его пнул, потому что в ответ на вопрос какой-то по армии, путинский вопрос, Сердюков отвечает «Ну, это вот еще при моем предшественнике напортачили». После этого Сергей Борисович очень обиделся, стал тщательно готовиться к каждому заседанию Совбеза и делать так, что, вот, по армейским вопросам он там даже исчерпывающе более отвечает, чем Сердюков.

Ну вот это 2 интересанта. Есть еще и третий, на самом деле, очень интересный. Это 2 версии, которые мне рассказывали. Третья версия очень простая и очень смешная. И заключается в том, что, все-таки, напомню, что у нас Сердюков — зять, пока еще зять Зубкова. А Зубков — это человек, который, в общем, подписал кооператив Озеро (учреждение). То есть не могу сказать, что это очень полезный человек, но это человек, просьбе которого нельзя отказать. И обращаю ваше внимание, что первое, что случилось по поводу Оборонсервиса, это то, что издание LifeNews в том же самом стиле, в каком оно мочит оппозиционер, опубликовало в момент начала обысков в Оборонсервисе, что в 6 часов утра, когда пришли с обыском к Евгении Васильевой, Сердюкова застали там. В 6 часов утра.

То есть еще одна версия — это версия чисто семейная. Что, вот, в рядах членов и организаторов кооператива Озеро, скажем так, матримониальное поведение Сердюкова было наказано таким способом, и Путин явно не возражал. Но одновременно, напомню, и не уволил, потому что… Ну как сказать? Честно говоря, я думаю, что у Путина есть несколько людей, которых он вряд ли уволит, что бы они ни сделали. Этих людей зовут Игорь Сечин, Рамзан Кадыров и, как ни странно, Анатолий Сердюков. Потому что все остальные приятели Путина — они им пользуются. Они его обсасывают. А вот эти трое, все-таки, на Путина работают, они для него пашут. Они делают некоторые такие вещи, которые трудно кем-то заменить. Потому что, все-таки, вот, напоминаю, что является формальной причиной конфликта и что является гораздо более интересной вещью, чем, как я уже сказала, взаимоотношения Сердюкова с дочерью господина Зубкова или какими-то другими лицами женского пола.

Вот, в свое время у меня был очень смешной разговор с Виктором Суворовым. Он меня спросил «Юль, а что вы думаете, почему Советский Союз строил кольцо противоракетной обороны вокруг Москвы?» На что я начала отвечать, знаете, вот, как по учебнику: «Ну, Виктор, понимаете, вот это свидетельствовало о том, что Советский Союз собирался напасть первым, потому что… Каждая же страна, Советский Союз и США имели право по одному кольцу противоракетной обороны выстроить. И США это делали вокруг своей ракетной базы, которая наносила ракетный удар… То есть понятно: вы строите кольцо вокруг ракетной базы с тем, чтобы всегда иметь возможность нанести ответный удар и не собираетесь, стало быть, нападать первыми. Ну а если вы строите кольцо вокруг большого города, это значит, что вы собираетесь напасть первыми, вас кольцо вокруг базы не интересует, а, вот, ответный удар вы надеетесь как-то предотвратить». На что мне Виктор отвечает: «Это, Юля, конечно, все по учебнику справедливо, но, на самом деле, если вы проедетесь по Университетскому проспекту и посмотрите, какие военные роскошные дворцы там отстроены, то вы поймете, что кольцо ПРО строилось затем, чтобы иметь возможность сделать богатым Арбатский военный округ». В результате этого кольца армия превратилась как, собственно, и всякая организационная структура, которая исчерпала свою полезность, исчерпала свое предназначение, она при Сталине была предназначена для одного — для завоевания всего мира. В какой-то момент она это дело, как бы, исчерпала, и стала трудиться на себя, стала вот такими янычарами. И там очень много чего построено — там помимо домов построены всякие гостиницы для Варшавского договора, там построен Дом приемов, совершенно роскошный Дом приемов. И там с какими-то фарфоровыми сервизами, расписанными Брежневым, с какими-то мраморными бассейнами. То есть все это, конечно, сейчас приватизировано, более того, все это должно было быть приватизировано, потому что армия в результате вот этого гигантского имущества (не важно, что это было, цементные заводы или Дом приемов), представляла из себя с военной точки зрения обоз. А обоз сражаться не может.

Обоз надо было продавать любым способом. Собственно, этим и занимался Сердюков. А поскольку Сердюков — член путинской команды, а никакой не другой, это такой Алексашка Меньшиков, но не при Петре Первом, а при Петре Третьем. И понятно, как все это продавалось. И поскольку у меня на Университетском проспекте живут друзья, вот те самые военные генералы, они все это рассказывали в красках, в лицах. Как вот этот самый Дом приемов, в котором они раньше бывали и пивали чашечки, и пивали чай из этих замечательных фарфоровых чашечек, как там все раскурочили, разнесли, как там поставили ограду, как там новые хозяева приезжали с автоматчиками, как вдруг день назад, когда открылись уголовные дела, вдруг все это как-то так перевернулось, забор сменили, на заборе повесили табличку «Реконструкция Дома приемов», что не может быть, как вообще все эти генералы переживали, что их дома переданы на баланс Москве, причем дома были переданы на баланс Москве, а нежилые помещения проданы еще кому-то. А потом кто-то в этом доме, одном из домов обнаружил, что они продолжают платить за воду, которую использует Дом приемов.

То есть, вот, такая история приватизации, но приватизации, с одной стороны, необходимой, а с другой стороны, ну, понятно, ну, это же Клондайк. Ну, вот, пришла команда Сердюкова и обнаружила, что это, вот, полезные ископаемые, отложения погибших цивилизаций, их можно разрабатывать. И разрабатывала.

И, вот, собственно, главное, что я хочу отметить — это то, что заметил мой коллега Александр Гольц на Еж.ру, что вот эта атака на Сердюкова получилась по той же технологии, что и на Удальцова. Точно тот же самый господин Маркин сообщает нам о новом уголовном деле, и в это же время тот же самый LifeNews, который публикует всякий интим по поводу оппозиционеров, сообщает, что следователи, пришедшие с обысками к госпоже Евгении Васильевой, обнаружили у нее дома самого министра обороны в 6 утра.

И, все-таки, господа, вот, по-моему, это называется fail-state, распавшееся государство. Потому что мы видим, как Следственный комитет, с одной стороны, выполняет волю Путина, но, вот, он так платит уголовными делами оброк против оппозиции, а все остальное эти ребята, в общем-то, в нелегкое время, когда у них земля под ногами, ну, если не горит, то дымится, сводят счеты между собой по поводу чего угодно. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина. +7 985 970-45-45. Вот мне пишут, что «Юлия, идея Прохорова не так уж третьесортна». Вы понимаете, идея Прохорова не третьесортна, в других условиях ее можно было бы обсуждать. Но это вот ровно та идея, которую бросают в массы, чтобы обсуждать ее, а не более важные идеи.

Еще одна очень история, которая, на мой взгляд, на этой неделе случилась, потрясающая. Абсолютная Сагра. Я имею в виду нападение. 17 машин байкеров, «Ночных волков», которые приехали к своим конкурентам, вернее, к вышедшему из подчинения клубу. И после того, как им не удалось разобраться с вышедшим из подчинения клубом, потому что один из байкеров, один из тех, на кого напали, просто взял ружье и стал стрелять, и одного человека убил, «Ночные волки» у нас заявили, что это речь идет о торговле наркотиками и мы вообще обезвреживали человека, который в абсолютном безумии стрелял по всем, в том числе и по своим. То есть понимаете, да? 17 машин приехали на территорию чужого байкерского клуба. После этого, значит, какой-то человек обезумел и стал стрелять по своим. Что эти 17 машин там делали?

В США вообще бы не возникло вопроса, то, что одного из нападавших застрелили. Ну как? Грабитель проник на территорию твоего дома, ты можешь застрелить, не спрашивая, он вооружен или нет. Это самооборона. Что эти люди на 17 машинах делали на территории чужого клуба?

История, в общем-то, понятная, потому что, все-таки, эти байкеры… Ну, байкеры — люди достаточно, как бы это сказать, ну, маргинальные, не маргинальные, но у них своеобразный ореол. И вдруг одну из групп с таким своеобразным ореолом начинает поддерживать Путин со своим образом мачо. Катается с ними на трехколесном велосипеде, и вот их лидер Хирург начинает произносить патриотические речи. На что многие байкерские клубы смотрят с недоумением, потому что одна из частей байкерского имиджа — это как раз неповиновение власти, это как раз маргинальность по отношению ко власти. Ну, что происходит, когда, скажем, власть будет поддерживать организацию болельщиков Зенита? Ну, очевидно, что болельщики Зенита рано или поздно разгромят других болельщиков, и в ответ на вопрос «А что, собственно, случилось?» ответят «А они первые на нас напали, и вообще торговали героином, и, пожалуйста, их посадите, потому что мы дружим с Путиным». Вот, византийские императоры никогда не делали подобных ошибок, потому что они не поддерживали ту или другую фракцию на ипподроме. А Владимир Владимирович поддержал определенную фракцию байкеров, и получил в результате вот это, что, с моей точки зрения, является абсолютной Сагрой.

+7 985 970-45-45. Кстати, еще одно маленькое замечание. Я много раз обращала внимание на то, что настоящие новости и настоящие информационные кампании всегда должны быть с продолжением. Вот, новость — она как растение. Она рождается, она живет и умирает, но она не может внезапно прекратиться. Вот, у нас 2-3 недели назад, если помните, большая была информационная кампания по поводу пьянства за рулем и по поводу неправильного поведения водителей за рулем, после того как человек простого происхождения задавил на Минской улице на остановке 7 человек. И, вот, фантастическая вещь: только что Дума кричала об ответственности за рулем, и тут же игумен Тимофей Подобедов оказался не виноват в ДТП, которое он совершил на чужой машине с Мальтийскими дипномерами. Причем, хозяин этой машины говорит, что игумен Тимофей взял у него эту машину просто так. Все исчезло. Высшие силы… У нас теперь не только нанопыль, у нас теперь попущением божьим и пленки ДТП засвечиваются. Чудо стерло жесткий диск. Ура! Зато это тот же игумен Тимофей, который сурово порицал Pussy Riot, который пускал на амвон Киркорова. Ну вот видите, божьим попущением то ли бог, то ли какие-то другие силы его поддерживают и ему можно то, что нельзя водителям-простолюдинам. Естественно, какой вывод из этого делает средний водитель, совершающий ДТП на дороге? Ответ: если ты чиновник или ты игумен, тебе можно.

Кстати, к вопросу об игумене Тимофее, который рассказывал, как с ним плохо обошлись, какой он был трезвый и так далее. Когда это рассказывает чиновник, у меня нету вопросов. А когда это рассказывает священник, у меня один вопрос — «Он в бога верит?»

+7 985 970-45-45, и продолжается история с Леонидом Развозжаевым, которого задержали на Украине. Ну, фантастическая история. Человека вывезли, схватили, упаковали в мешок или во что там от комиссариата ООН, где он просил политическое убежище, потом говорят «Он написал явку с повинной». Вот, что трогательно в нашей власти, что она, в общем-то, кажется, даже не требует, чтобы мы в это верили. Ей уже все равно. Она уже это рисует на картоне, там куски отваливаются… В отличие от сталинских процессов 1937 года никому ни во что верить не надо, но, вот, ей достаточно, чтобы это содержалось на сайте Следственного комитета.

Так вот я повторю то, что я уже писала в «Новой газете», тем более, что эта статья вызвала большую полемику и очень на меня обиделись, что я назвала Развозжаева, ну, фактически соплёй, который растекся и подписал признание, на основании которого сейчас, извините, будут хватать других людей.

Так вот я вспомнила, что история повторяется дважды — один раз в виде трагедии, другой раз в виде комедии. И в виде трагедии это, конечно, замечательная история с поджогом Рейхстага. Настоящая история с поджогом Рейхстага. Напоминаю, что заключается она в том, что был сумасшедший, ну, фрик, скажем, такой, голландский коммунист, Маринус Ван Дер Люббе его звали. Безработный, полуслепой, хотел путешествовать в Индию, но тут он услышал, что в Германии на выборах победили нацисты, понял, что сейчас будет всеобщее восстание против нацистов коммунистическое, решил в нем поучаствовать. Пришел в Германию — видит, восстания нет. Решил, что надо вызвать восстание, поджегши Рейхстаг. Купил растопку. Тогда, знаете, в лавках продавалась вот эта замечательная растопка, такая, пропитанная бензином. Тогда она продавалась на каждом шагу, сейчас ее, естественно, потому что каминов больше нету, мало продается. Он еще просил растопочку с красным пламенем на обложке.

Разбил окно Рейхстага, забрался внутрь, разложил там 2 дюжины костров, из которых загорелось только 2. Но загорелось хорошо. И такая еще деталь, он свою курточку снял, когда ему не хватило растопки, и рубашку употребил на поджог. А на улице, между прочим, было минус 20. Идейный человек. Его, вот, без рубашки выводили.

Ну, в общем, когда его поймали (а поймали его довольно быстро, прямо там же, в здании) то, естественно, у нацистов поехала крыша. Потому что они такие любители видеть во всем заговор… Это бывает с диктаторами. Да еще парень был коммунист. Значит, Гитлер ни за что не поверил, что он был один, стал кричать «Нет, их тут было много, это были депутаты-коммунисты, которые днем были в Рейхстаге. Они ушли через подземный ход».

Потом дальше началась процессия добровольных доносчиков. Прибежал кто-то из нацистов-депутатов, сказал, что да, он видел депутата-коммуниста Торглера, который совещался с этим Ван Дер Люббе, что было вранье, но, может, человек даже сам ошибся.

Потом прибежал какой-то официант, который сказал, что видел Ван Дер Люббе, совещающимся с какими-то подозрительными лицами. Этих людей арестовали — это оказался как раз Димитров, который был главой Коминтерна, чего не знали немцы (но не поджигал Рейхстага). А дальше вот этот вот процесс, который был, ну, не то, что выдуман из пальца… Да? Взяли пуговицу и пришили к ней пиджак. Дальше произошел процесс, на котором Маринуса Ван Дер Люббе приговорили к смерти, а всех остальных оправдали, потому что, вы знаете, хотя это и была фашистская Германия, там были нормальные более или менее судебные процессы.

И, вот, собственно, Следственный комитет у нас примерно так же поступил как Германия 1933 года. Ну да, ну, значит, вот Удальцов и Гиви Таргамадзе повстречались. Наговорили друг другу 7 бочек арестантов, Гиви Таргамадзе — известная личность, он уже обещал взрывы и боевиков, и революции и на Украине, и в Молдове, и в Киргизии, и в Белоруссии. Везде попадал на пленки. Вообще непонятно, это провокатор или авантюрист? Но дальше выясняется, собственно, хорошо, ну, говорил все это Таргамадзе, ну, говорил все это Удальцов. А ребеночек-то был? Вот, сажать за это как?

Помните, после беспорядков, которые устроила тогдашняя оппозиция в Грузии в ноябре прошлого года, были опубликованы очень похожие по содержанию и по уровню глупости переговоры госпожи Бурджанадзе с ее собственным сыном, где они говорили, сколько им надо трупов, как вмешается в дело русский спецназ и так далее. Но грузины не возбуждали дело, потому что, ну, хорошо, ну, это выглядит мерзко. Но а дело-то где? А хорошо, там, вот, на этой пленке говорится, что коммунисты Удальцов и его компания просят себе фальшивые паспорта. Как они получили фальшивые паспорта? Если они их получили, почему же Развозжаев под своим собственным паспортом уехал на Украину и пытался там бежать?

То есть вот это… Я это называю «мафиозный дискурс». Мафиозный дискурс — это, знаете, вот, когда бандит вам заглядывает в глаза и говорит «Разве я кого убил? Разве я кого когда ограбил?» И хотя весь смысл жизни этого человека в том, что убивать и грабить, ты киваешь «Не-не, никогда». Потому что принимая его точку зрения, ты тем самым демонстрируешь свою лояльность. Вот, мафиозный дискурс — это когда вы не описываете факты, а подтверждаете лояльность. И, соответственно, вот то, что делает Следственный комитет, он предлагает нам подтвердить свою лояльность. Не важно, что там произошло между Удальцовым и Таргамадзе, не важно, что невозможно возбуждать уголовное дело на основе телевизионной записи, потому что уж хотя бы ее надо возбуждать на основании непорезанной пленки. А пленку нам порезали и показали, судя по всему, потому что в порезанном виде она не тянет на уголовку, да? Вот, не важно, что это все нельзя. Но если мы очень хотим, то можно. А вы должны подтвердить нам свою лояльность и сказать, что это было преступление.

Но проблема, собственно, почему я и заговорила о поджоге Рейхстага, заключается в том, что там было 2 вида мафиозных дискурса. Что там были не только нацисты, которые пришили к пуговице пиджак, но и коммунисты, которые сделали то же самое. Которые устроили псевдопроцесс в Лондоне, на котором заявили, что Рейхстаг поджег Гитлер.

Я как-то рассказывала об этом замечательном псевдопроцессе, на котором собрали 12 полезных идиотов. Все это устроил сталинский пропагандист, такой сталинский Сурков Вилли Мюнценберг. И там, допустим, человек с мешком на шее говорил, что «да, я нацист, я видел список любовников Рема, и Маринус Ван Дер Люббе был в этом списке». И на основании этого полезные идиоты сказали «Да, вы понимаете, может, конечно, улики и плоховаты, но, ведь, надо признать показания этих лжесвидетелей с мешком на голове истиной, потому что иначе ты плохой антифашист».

Вот, проблема с коммунистом Удальцовым та же самая, что с коммунистом Сталиным. Он тоже в совершенстве освоил мафиозный дискурс. Естественно, разные властные полномочия у Удальцова и Следственного комитета. И нас тоже туда насильственно затягивают. Потому что, ну что, мы сомневаемся, что Удальцов, действительно, встречался с этим Хлестаковым от революции, с господином Таргамадзе? И, вот, что мешало Удальцову сказать «Ну, было, ну да, ну, потрепались мы». Нет. Обязательно мы должны присягнуть Удальцову, присягнуть левакам на верность и сказать «Нет-нет. Если мы хотим свержения кровавого режима, если мы не любим кровавый режим, то мы должны сказать, что никакой встречи не было — это все клевета Следственного комитета».

История с Леонидом Развозжаевым. Хорошо, да, безобразие, что его выкрали, замечательно, что по этому поводу принято заявление, так сказать, «Свободу Леониду Развозжаеву». Согласна. Но ему что, иголки под ногти загоняли? Нет. Он перепугался, он сдрейфил, а потом сказал, что его пытали. Значит, Ходорковского не пытали, Пуссей не пытали, а Развозжаева, вот, пытали, да? Я прошу прощения, но Лимонов совершенно правильно пишет: у него нацболов, действительно, пытали, били, Червочкина забили до смерти. Ни один нацбол ни на кого не написал.

Помните Василия Алексаняна? Сибарит, эстет, коллекционер дорогих часов. Его когда взяли, он ничего не написал. А мог написать на Ходорковского и идти спокойно спать, хотя… Ну, как вы понимаете, у Алексаняна с его смертельной болезнью, ну, действительно, мягко говоря, была причина, почему это сделать.

Понимаете, вот это страшно. Удальцов еще не пришел к власти, он делает уже нас заложниками своего вранья. И когда нам говорят, что там Развозжаеву угрожали женой, детьми, он написал показания, а потом отказался, что, жене и детям больше ничего не угрожает? Ну, одну секундочку. Еще раз. Вот, кровавый режим. Либо это кровавый режим, который украл Развозжаева… И если Развозжаев не напишет признание, не признается как в 1937-м году, то жена и дети пропадут. И тогда откровения Развозжаева о том, что его пытали и он отказывается от признаний, создают жене и детям дополнительные трудности со стороны кровавого режима. Либо это не кровавый режим, а гнилой режим, который… Да? Это надо заметить. Развозжаева даже не били специально, чтобы не оставлять следов. Ну, значит, уже человек должен соображать, что его предъявят целеньким.

Вот вы знаете, никто в 1937 году не говорил, что «на процессе меня пытали и угрожали детям», потому что, действительно, пытали и угрожали.

И я должна сказать, что я не думаю, что это только слабость. Это вот такая идея гибкости фактов, когда человек думает, что он будет говорить то, что в данный момент ему кажется наилучшим. А если люди не будут верить в то, что он говорит в данный момент, то они — враги. Вот, у нас ровно специалистом по такой гибкости фактов был Борис Абрамович Березовский, который, именно так гибко обращаясь с фактами, 10 лет правил Россией. А потом именно из-за этой моральной гибкости он проиграл процесс в Лондоне, потому что судья сказал ему «Слушайте, я не могу. Он говорит каждый момент только то, что ему выгодно». Вот такая позиция на уголовных судах уголовников, такая точно позиция ваххабитов. Кстати говоря, это никогда не была позиция русских политических революционеров.

+7 985 970-45-45. Еще одна замечательная история, вернее, несколько замечательных историй. Я не испытываю никаких нравственных угрызений, ругая часть оппозиции, поскольку, с моей точки зрения, есть некая целая оппозиция. Но это не значит, что в ней каждый человек святой и я должна его хвалить. Точно так же, вот, есть у нас замечательная российская власть. В принципе, у меня один мой приятель, бизнесмен замечательно сформулировал. Он сказал «Юль, ты знаешь, вот, когда с каждым из этих чиновников говоришь по отдельности, многие из них — удивительно тонкие, умные люди и все понимают. Вот, как же вместе эти тонкие, умные люди принимают такие глупые решения?»

Власть у нас разная. Правительство у нас разное. На этой неделе замечательную вещь сделал, на мой взгляд, министр связи Никифоров, который предложил сократить свое министерство. Сейчас в Министерстве 329 штатных чиновников и 124 консультанта. А он планирует уже в следующем году сократить число сотрудников до 205 человек. Аплодирую. Это то, что надо сделать, это то, что любой нормальный человек предложит, потому что чем меньше чиновников, тем лучше. Плюс увеличить за счет этого зарплату остальных, в том числе и самого министра — он за счет этого будет вместо 240 тысяч чистых рублей в месяц получать до 2,5 миллионов. Глубоко поддерживаю. Замечательная инициатива, хорошо бы ее распространить на все другие министерства.

Очень неплохую идею сказал вице-премьер Шувалов, когда он предложил, наконец, серьезно упростить условия оформления страховки при наступлении страхового случая при столкновении двух автомобилей. Потому что, ну, у нас в России происходит удивительная вещь. Во всем мире ОСАГО, страхование автогражданской ответственности является способом регулирования скорости движения на дорогах, потому что произошла мелкая авария, жестянка, 2 человека обменялись карточками и разъехались. У нас сейчас, по-моему, до 40 тысяч рублей только можно разъехаться, а люди часами сидят ждут ГАИ, как будто ГАИ у нас господь бог и непогрешим.

Вот, Шувалов предложил это упростить до 50 тысяч и даже лучше. Там, могу только поддержать. Но это к вопросу о том, что у нас некоторые министры единично сами по себе компетентны.

Но не могу не поделиться противоположным случаем. Я не уверена, что мне хватит полностью времени. Но это, конечно, высказывание главы ФСКН господина Иванова в нескольких интервью. Первое интервью было дано газете «Известия», оно касалось многих вещей, в том числе и Таисии Осиповой. И в этом интервью господин Иванов сказал дословно «Только изъятые у нее наркотики содержат несколько тысяч разовых доз». Господин Иванов, оперативники нашли у Осиповой 5 пакетиков с героином общим весом 9 грамм. Значит, я — Юлия Латынина, которую прокляла вся либеральная общественность, за то, что я полагаю, что Таисия Осипова, действительно… Я не могу сказать даже «торговала наркотиками». Приторговывала. Если ты колешься, то ты и торгуешь. Вот, 9 грамм… В Дании человек, не опасаясь попасть в тюрьму, может хранить 25 грамм героина, потому что считается, что это для него. С учетом того, что вот там была Таисия Осипова и у нее еще там жил в доме вот этот другой наркоман, это, действительно, их реальное недельное потребление, потому что реально вот этот разбодяженный дурной героин — его до грамма нужно. Даже если не считать до грамма, даже если не считать, что там было 9 доз, хотя там было 9 доз, даже если считать по нормам самой ФСКН, которая теперь определяет это в 0,1 грамм, там было, все-таки, 90 доз, а не несколько тысяч разовых доз.

Но это еще не все. Потому что дальше господин Иванов у нас говорил в другой раз, в интервью Первому каналу… Помните про торговца маком Шилова? Это тот самый, по делу которого была арестована эксперт Ольга Зеленина. Про Шилова было сказано дословно: «Они обеспечивали годовое содержание 100 тысяч наркоманов». Это про 42 тонны мака, который вез Шилов и в которых содержалось 0,0007 морфина. В сумме там получалось 504 грамма. При этом речь шла о чистых веществах. При этом речь шла о веществах, которые невозможно выделить иначе как в лаборатории. Это все равно, что сказать, что в стольких-то тоннах морской воды содержится золото. Ну, невозможно золото добывать промышленно из морской воды. Из столь очищенного мака невозможно добыть 504 грамма героина, который максимум составляет по классификации же российской официальной, максимум 10 тысяч разовых доз, да? Вопрос: сколько?.. Господин Иванов уверен, что 10 тысяч разовых доз, которые выделить невозможно, могут обеспечить годовое содержание 100 тысяч наркоманов?

Это я, это официальные цитаты человека, который является главой ведомства. Несколько тысяч разовых доз, сотни тысяч наркоманов и так далее. Вопрос об уровне его компетентности. Всего лучшего, до встречи через неделю.

Источник: echo.msk.ru

Оставить комментарий