Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  
Архивы

Крючок для Горбачева

Фото Юрия Лизунова и Александра Чумичева /Фотохроника ТАСС/

 

Без просчетов Кремля победа американцев в холодной войне была бы невозможной

 

26 лет назад, в октябре 1986 года, Генеральный секретарь ЦК КПСС М.С. Горбачев, в сопровождении министра Э.А.Шеварднадзе, секретарей ЦК КПСС А.Ф.Добрынина и А.Н.Яковлева, прибыл в Рейкьявик для встречи с президентом США Рейганом и его командой. Через два дня Горбачев выступал на итоговой пресс-конференции. Он говорил много и вдохновенно в духе так называемого нового мышления, мол, отныне Америка не является смертельным врагом для СССР. В частности, Горбачев сказал: «герой одного нашего русского писателя собирался, вы знаете, Америку «закрыть». Мы свободны от такого комплекса. Америка — это реальность».

Тогда во всем мире заговорили о конце холодной войны.

Но вернувшись в Москву, Генсек вдруг дал иную оценку происходящему: «Соединённые Штаты хотят экономически измотать Советский Союз через гонку новейших и самых дорогостоящих космических вооружений, — заявил он, выступая 14 октября того же года по телевидению. — Хотят создать разного рода трудности для советского руководства, сорвать его планы, в том числе и в сфере социальной, в сфере улучшения жизненных условий нашего народа, и тем самым вызвать недовольство народа своим руководством, руководством страны». Очевидно, что содержимое американского «ящика Пандоры» — секретной доктрины NSDD-32, NSDD-66 и NSDD-75, как и всей закулисной геополитики в отношении СССР, не являлось тайной для руководства страны.

К этому времени доктрина действовала уже четыре года. Кстати, сразу же после её подписания в 1982 года, помощник Рейгана по Нацбезопасности Уильям Р. Кларк, непосредственный сочинитель NSDD-32, организовал встречу президента США и Папы римского Иоанна Павла II. Знаменательны эти переговоры тем, что Ватикан поддержал начинания Рейгана против атеистического СССР – империи зла, являющей самым опасным врагом католических ценностей. Тем самым глава Ватикана объявил идеологический крестовый поход на социализм. На той встрече было решено начать с Польши: «в неё нужно вбить клин, чтобы треснул Варшавский Блок».

Впрочем, геополитические интересы Рейгана касались не только СССР и его союзников. Помимо пунктов, направленных на ослабление Советского Союза, в доктрине был обозначен ориентир на «доступ во внешние рынки, к иностранным энергетическим и минеральным ресурсам, а также к неподконтрольным пространствам и океанам». Очевидно, что для устойчивого развития Соединенные Штаты нуждались в монополии силы.

США было о чем беспокоиться. Образ жизни, получивший название «американская мечта», терял в мире былой лоск. Ширилось движение панков. Левые идеи были очень популярны во Франции и Италии. Одновременно Старый Свет и Советский Союз наводили мосты экономического и политического содружества. Московский договор между СССР и ФРГ, подписанный 12 августа 1970, устанавливал добрососедские отношения между бывшими врагами. В 1971 г. на XXIV съезде КПСС была принята Программа мира, и, как итог, Москва установила дружеские отношения практически со всеми западными странами, в том числе и с Великобританией.

Заключались и крупные контракты. Западногерманское акционерное общество «Рургаз» и внешнеторговое объединение «Союзнефтеэкспорт» договорились о поставках в Германию 120 миллиардов кубометров газа в обмен на 2,4 миллиона тонн стальных труб большого диаметра. Экономическое, политическое и военное влияние Советского Союза в мире резко усиливалось. Это был пунктуальный деловой партнер для Европы, и одновременно сильный политический конкурент для Вашингтона.

Именно поэтому всё, что касалось СССР, с пристрастием изучалось экспертами в США. Поскольку страны находились в разных системах экономических координат, то оценки ВВП существенно разнилась. Так, по советским расчетам, в 1985 году валовой внутренний продукт Советского Союза составил $ 2 118 млрд. По западным источникам – всего $ 914 млрд. В чем сходятся эксперты – это в расходах на оборону. И Советский Союз, и США на эти цели потратили примерно одну и ту же сумму: $ 277 млрд. и $ 258 млрд. соответственно, или 13,1 % и 6,4 % от ВВП (1985 год).

Под тяжестью таких оборонных расходов, которые, как правило, являются невозвратными, рухнула бы любая страна. Между тем за 15 лет, начиная с 1970 года (или с $ 433 млрд.), валовой внутренний продукт СССР фактически вырос в 4,5 раза, тогда, как американский ВВП — в 3 раза. Таким образом, советская экономика росла темпами, более высокими, чем американская. Кстати, в 1980 году положительное сальдо во внешней торговле СССР составляла $ 7 млрд., из них миллиард приходился на конкурентоспособную машиностроительную продукцию

Это же подтверждают данные ЦРУ о том, что в 80-х годах реальный ВВП на душу населения в СССР, пересчитанный по покупательному индексу США, составлял примерно 8 тысяч долларов, чуть меньше, чем в Германии ($ 9127) и во Франции ($ 9823), но выше, чем в Италии ($ 7680) и в Греции ($ 4631). К примеру, чтобы купить один килограмм хлеба, москвичу нужно было трудиться 17 минут, лондонцу – 25 минут, немцу – 27 минут. В целом же, если сравнивать жителей Москвы и европейских столиц, был паритет доходов и расходов по месячной корзине продуктов из 23 продовольственных товаров с учетом коммунальных и кредитных платежей.

12 ноября 1982 года после смерти Л.И. Брежнева решением Пленума ЦК КПСС был избран генеральным секретарём ЦК КПСС Ю.В. Андропов. Потом – К.У. Черненко. Экономика страны по-прежнему развивалась поступательно, не сбавляя темпов. В 1980–1985 годах среднемесячная зарплата выросла с 168,9 до 190,1 рубля в месяц, в то же время средний индекс инфляции, рассчитанный по 37 показателям, составил около процента в год. Практический весь товар был изготовлен внутри страны, с параллельным стимулированием внутреннего потребительского спроса – о чем сейчас мечтают лидеры всех развитых стран. Мясо было в свободной продаже в кооперативах и на рынках, незначительно превышая ценники в магазинах. Средняя урожайность зерновых достигла 18,9 центнера с гектара, что было сопоставимо со средней урожайностью в Канаде (21,1 ц/га), в стране, со схожими климатическими условиями. В РСФСР производилось до 130 млн. тонн зерна (в нынешнем году около 75 млн. тонн). Лауреат Нобелевской премии по экономике 1970 года Поль Самуэльсон в 1981 году написал буквально следующее: «Это упрощение — предполагать, что большинству людей в Восточной Европе плохо живется». Безусловно, нынешнее видение социализма, как строя с пустыми полками, приходится на более позднее время – во время горбачевского апокалипсиса.

Тогда, в 1982 году, казалось, что 40-й президент США Рональд Уилсон Рейган – по общему мнению американских интеллектуалов – тупица, взялся за невыполнимую миссию. Но он хорошо помнил рассказ О’Генри, в котором благородный жулик Джеффи сказал: «трест и похож и не похож на яйцо. Когда хочешь расколоть яйцо, бьешь его снаружи. А трест можно разбить лишь изнутри». Точно так же СССР невозможно было победить, и решено было разрушить изнутри, расшатав экономику страны.

Эту задачу в рамках NSDD-32 поручили директору ЦРУ Уильяму Кейси, у которого был собственный кабинет в Белом Доме, и министру обороны Каспару Уайнбергер. То, что Рейган вел себя этаким глупым увальнем, который на каждом углу угрожал СССР, устраивало американских аналитиков. Никто в США даже не помышлял о войне с СССР, но в Кремле неожиданно поверили в реальную угрозу и резко увеличили оборонные расходы, особенно после слов Рейгана: «Никто не хочет пускать в ход атомную бомбу, но враг должен ложиться спать в полной убежденности, что мы можем выпустить ее».

Помимо этого США и Саудовская Аравия стали финансировать моджахедов в Афганистане, закрывая глаза на резко увеличивающийся наркотрафик в Европу. США отвечали за разведывательную и подрывную деятельность, а саудиты вели активную идеологическую работу. Как итог, ежегодные военные расходы СССР увеличились до 19% от ВВП. Об этом в 1988 году сообщил министр иностранных дел Эдуард Шеварднадзе.

Одновременно с помощью опять-таки саудитов началась атака на валютные поступления Советского Союза, который был вынужден направлять значительные ресурсы на оборону. Надо сказать, что в то время в арабском мире не было единства взглядов. Саудовцы недолюбливали Запад за поддержку Израиля, но американцам удалось убедить короля Фахда и его шефа разведки шейха Турки аль-Файси, что СССР несут его государству прямую угрозу. И в самом деле, королевство было практически окружено прокремлевскими государствами, армиями которых управляли военные специалисты из СССР. Так, в Южном Йемене местную армию военному ремеслу обучали 1500 советских военных советников, в Ираке — 1000, в Сирии — 2500, Северном Йемене — 500, в Эфиопии — 1000.

В результате закулисной игры американцев, которые смогли сделать СА своим стратегическим партнером, нефть, стоившая в 1980 году $ 36 за баррель, опустилась в 1986 году до $ 17. Соответственно, ежегодные доходы Москвы уменьшились на $ 19 млрд.

Третий удар американцы нанесли по промышленности СССР. Для этого в Париже 19 января 1982 г. тайно собрался КОКОМ (Coordinating Committee for Multilateral Export Controls, CoCom – международная организация по контролю над экспортом в СССР). Была разработана программа «контролируемого технологического отставания» Советов, которая заключалась в препятствовании продаж новых технологий и компонентов, и поставкой вместо них «фальшивых или частично фальшивых данных и информаций». Проверенные посредники и клиенты, имеющие репутацию надежных партнеров, стали продавать в СССР проекты и технологически разработки, которые фактически уводили советский инженерные и научные разработки в области компьютерных схем, газовых турбин, бурения нефти и химических технологий в тупиковые направления. Потери оказались многомиллиардными.

Эти удары нанесли серьезный урон стране, однако были не смертельными.

С приходом в Кремль М.С. Горбачева экономическая ситуация резко изменилась. В считанные месяцы ухудшилась монетарная политика: с одной стороны необоснованно возросли госрасходы, с другой – упали «водочные» доходы, когда Горбачев вел «сухой» закон, не предложив ничего взамен. Началась инфляция.

Более того, в Кремле не реагировали адекватно на угрозы продовольственной безопасности, не увеличивали посевные площади, не стимулировали производство зерна и не сокращали потери при транспортировке продуктов питания (до 30%). Новая команда предпочитала покупать хлеб за рубежом. Вместо скрупулезной работы в промышленности и в сельскохозяйственном секторе, брали огромные займы в иностранных банках и тоннами продавали золото. Профессионалов, которых подняли страну, увольняли, а на их должности ставили случайных людей, таких же говорливых, как и сам генсек. В книге «Андрей Громыко. Полёт его стрелы: Воспоминания и размышления сына» об этом сказано предельно четко:

«1989 год, Москва. «Образ Горбачёва как некомпетентного руководителя уже прочно утвердился в сознании отца.

– Почему его не снимают с поста Генсека? – спросил я. – Ведь он не тянет, и это всем ясно.

– Снимать его некому, – сказал отец. – Он произвёл такую чистку партаппарата, что я невольно вспоминаю сталинские чистки».

Экономика огромной страны, подобно самолету, которым управляет некомпетентный летчик, может за короткий срок упасть в стопор, лавинообразно разрывая внутренние и внешние хозяйственные связи. Это, собственно, и произошло, причем очень быстро. Именно поэтому, направляясь в октябре 1986 года Рейкьявик, Горбачев, судя по всему, очень надеялся на Запад, что «он ему поможет». Его лихорадочная эйфория после переговоров с Рейганом, когда он сдал больше, чем просили американцы, напоминала состояние неудачного наследника, который не в силах управлять отцовским имуществом, продает за бесценок фамильные драгоценности.

Как итог, за время его правления личные доходы граждан упали в три раза, а ВВП сократились на треть. Американцам оставалось лишь найти «шоковых терапевтов», чтобы в доктрине NSDD-32 поставить последнюю победную точку.

 

— Безусловно, политика Рейгана по ввязыванию СССР в гонку вооружения подорвала экономическую мощь нашей страны, — говорит руководитель центра Российско-американских отношений института США и Канады Павел Подлесный. – Однако проблемы СССР носили системный характер. Они заключались в том, что послевоенное советское руководство так и не решилось на эффективные экономические реформы. С одной стороны, этому препятствовала партийная номенклатура, с другой – внешние силы, которые умело манипулировали высшим руководством страны.

 

«СП»: — То есть Запад не хотел, чтобы в СССР проводились экономические преобразования?

 

— В определенной степени подыгрывали самолюбию Кремля, мол, Советский Союз – великая держава. А если так — зачем что-либо кардинально менять. Однако попытки реформирования всё же были. Так в 1965 году председатель Совета Министров СССР А. Н. Косыгин на сентябрьском пленуме ЦК КПСС протолкнул постановление «Об улучшении управления промышленностью, совершенствовании планирования и усилении экономического стимулирования». Была задумка поставить экономику страны на хозрасчетный путь развития, в том числе за счет стимулирования предприятий из прибыли. Брежнев прямо не противодействовал, но и не оказывал необходимой поддержки. Страна получила небывалый импульс развития, но стареющий генсек не был готов к дальнейшему реформированию.

 

«СП»: — Получается, что советская модель управления была не способна к кардинальному реформированию, с тем, чтобы адекватно реагировать на меняющий мир.

 

— После Сталина в руководстве страны никогда не хватало здравого смыла. В отличие от Брежнева, в Китае Дэн Сяопин не слушал ни Запад, ни доморощенных политиков. И успехи его реформ впечатляют, а ведь Китай не располагал энергетической и минеральной базой для успешного старта, которые имелись у нас. Кроме того, мы всегда хотели догнать и перегнать Америку. В Штатах, к примеру, разрабатывали одну ракету определенной модификации, у нас – три. Деньги не считали. А то, что в Кремле испугались СОИ ( американская программа «Стратегическая оборонная инициатива» — ред.) и надорвали бюджет Советского Союза военными расходами, это не от большого ума.

 

«СП»: — Говорят, что хитрые действия КОКОМ и его агентов повели наши инженерные направления по ложному пути, тем самым реализовал программу управляемого отставания.

 

— Влияние КОКОМ на торможение научно-технический прогресс в Советском Союзе нельзя как переоценивать, так и недооценивать. Конечно, отсутствие интеграции в мировом пространстве сказывалось, однако, причина было иной. Дело в том, что разработки советских военных ученных не выходили за рамки военно-промышленного комплекса и не работали на повседневную жизнь советских людей, и, значит, не приносили прибыль. В итоге мы смогли разработать многоразовый космический корабль и не смогли наладить выпуск конкурентных бытовых товаров и победить внутренний дефицит товаров. Я не особо верю в программу «контролируемого технологического отставания». Быть может, что такая программа и была, но я не располагаю достоверными источниками на сей счет. А, если повелись на неё, то опять-таки не от большого ума.

 

«СП»: — Кто же развалил СССР: Рейган или Горбачев?

 

— Рейган же не зря носит титул «разрушителя СССР». Его доктрины оказались эффективным оружием. Горбачев, в свою очередь, был заложником ситуации. Возможно, он думал, что управляемая демократия и гласность снимут накал противоречий между СССР и Западом. Возможно, ему пообещали за это разрядку и экономическую помощь. Но Горбачев совершенно не занимался экономическими проблемами и не дождался обещанных дивидендов. С его приходом страна фактически осталась без эффективного менеджмента. Как, впрочем, и потом. После беспрецедентного разворовывания госсобственности и национальных ресурсов в период так называемой ваучерной реформы Гайдара опять реально ничего не меняется. Всё, что делается, напоминает топтание на месте: шаг вперед – шаг назад. Достаточно вспомнить пенсионную реформу. В плане реагирования на внешние угрозы нынешняя Россия мало чем отличается от позднего СССР.

 

«СП»: — Но американцы тоже взялись за дорогостоящий «антиядерный зонтик» и так не смогли его развернуть…

 

— Да, сейчас США не располагает стопроцентной защитой от наших ракет. Но «антиядерный зонтик» для них – национальная мечта, узаконенная специальным законом. Начиная с появления в СССР первой атомной бомбы, они всегда хотели жить в безопасном мире. Если к власти придет Ромни, то ассигнование на ПРО возрастут. В США имеются все экономические и научно-технические предпосылки, чтобы реализовать её в полном объеме. Если же в Белом Доме окажется Обама, то и он не откажется от ПРО, просто борьбу с кризисом Барак считает первоочередной задачей. Но, как ситуация в экономике нормализуется, он вновь вспомнит об инициативах Рейгана. Впрочем, сейчас американцы больше опасаются не нашей триады, а перспективных ракетных разработок Китая.

Александр Ситников

Источник: http://svpressa.ru/politic/article/59571/

Оставить комментарий