Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  
Архивы

«Дикий запад» иркутской полиции

С приходом нового начальника ГУ МВД по Иркутской области тяжелая ситуация в иркутской полиции изменилась мало.

Андрей Калищук, по свидетельству знающих его людей — человек честный и не замешан ни в каких коррупционно-полицейских делишках. И вроде бы — компетентный, прошедший всю служебную лестницу, что называется, с рядовых. Чего не скажешь о его многочисленных заместителях, о той самой свите, которая делает короля. Маленький нюанс – Калищук человек в регионе новый, а вот все его заместители — вполне себе местные кадры.

Говорить о них можно много — но факты скажут лучше. В 2012 году наблюдается резкий рост общей преступности в регионе — и одновременно резкое падение ее раскрываемости. Очевидно, что эти два факта тесно связаны друг с другом — а также связаны с крайне неумело, и даже бездарно, проведенной «реформой» полиции.

Напомним, в результате этой самой «реформы» иркутскую полицию покинули лучшие кадры, опытные розыскники, оперативники, криминалисты. Не глядя на заслуги и приносимую пользу, в отставку отправили всех сотрудников, дослужившихся до пенсионного возраста 45 лет — то есть состоявшихся профессионалов, асов своего дела. В большинстве случае результаты аттестации и последующие оргвыводы зависели исключительно от взаимоотношений полицейского с начальством, и сплошь и рядом превращались в сведение счетов.

Конечно, проведенная реформа была не совсем удачной по всей стране. Но в каждом регионе ее реализовывали конкретные люди. Которые могли провести ее грамотно, а могли — неграмотно и спустя рукава.

Немалую роль в этой «реформе» сыграл и главный иркутский оперативник Олег Кнаус. Именно благодаря его «стараниям» были ликвидированы отделы розыска транспорта. Функции розыска угнанного транспорта были переданы обычным оперативно-розыскным отделам, которые и без того завалены работой сверх всякой меры.

Результат оказался крайне печальным. В первую очередь, Иркутская область тут же вышла на первые места в России по числу угонов. В самом деле, почему не угонять машины, если их никто не ищет? А их практически не ищут. Потому что, повторим, функции розыска транспорта стараниями Олега Кнауса переданы тем отделам, которые занимаются убийствами, грабежами, изнасилованиями и другими опасными преступлениями. И им просто не до машин. В результате, по сравнению с 2011 годом, в 2012 году прирост числа угонов составил 16%, а краж транспортных средств — 30%.

Во вторую очередь, рост угонов тут же отразился на тарифах автострахования. Они в регионе за последний год стали самыми высокими в России. Страховщики не дураки работать себе в убыток — если автомобиль с высокой долей вероятности могут «увести», то и стоимость его страхования будет повышена до максимально разрешенного законом предела.

Таким образом, благодаря не совсем компетентной работе одного человека, страдают все сотни тысяч автомобилистов Прибайкалья. Дошло до натурального маразма — страховые компании начали попросту отказывать оплачивать страховки по угонам. Страховщиков можно понять: еще год-два такой «работы», и они просто пойдут по миру.

Впрочем, в других областях иркутского криминального мира ситуация ничуть не лучше. Так, по официальной полицейской статистике, за год почти на 60% выросло число преступлений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения, на 51% — совершенных в общественных местах, и на 55% — преступлений, совершенных на улице. О чем это говорит? О том, что патрульно-постовая служба не работает вообще. О том, что отсутствует оперативное реагирование на жалобы соседей. О том, что людей просто не защищают.

На 24% выросло число преступлений, совершенных уже отсидевшими преступниками. Это говорит о том, что с людьми, вышедшими из мест лишения свободы, не ведется никакой работы. Их жизнь никто не контролирует. Они предоставлены сами себе — пройдя хорошую тюремную школу, они оставлены один на один с беззащитными гражданами. Ну и сразу вопрос – а кто у нас курирует работу участковых уполномоченных – самых «низовых» сотрудников МВД, которые первыми должны ставить на учет освободившихся из мест заключения граждан? Кто из местных заместителей Калищука?

Заметим, что после реформы полиции традиционные жалобы на «низкую зарплату» и «отсутствие кадров» уже не проходят. Сейчас не 90-е годы, полиция зарабатывает столько, сколько не каждый госслужащий может даже представить. По некоторым данным, лейтенант полиции, только выпустившийся из училища, получает зарплату до 40 тысяч рублей. А это, между прочим — наши деньги, наши налоги, которыми мы как бы оплачиваем нашу как бы безопасность.

А безопасности-то как раз и нет! Полиция по каждому делу беспомощно толкается на месте и неделями не способна установить даже круг подозреваемых. За первую половину августа 2012 года, например, не раскрыто ни одной (!) из зарегистрированных краж в Слюдянском, Тайшетском, Бодайбинском районах, ни одного из зарегистрированных грабежей в Братске, Усть-Илимском, Усть-Кутском, Слюдянском, Нижнеилимском районах. Да что грабежи — не установлен круг подозреваемых по большинству тяжких и особо тяжких преступлений! Что же делают многочисленные оперативники на местах – сидят в кабинетах или работают в поле? И куда смотрит их руководство?

Кстати, пока суд да дело — Олег Кнаус перекочевал из кресла начальника УВД города Иркутска в кресло заместителя начальника полиции региона по оперативной работе, и именно на нем лежит ответственность за подобную бездеятельность полиции.

Сухая статистика поставила бы крест на карьере любого полицейского начальника в любой стране мира — но иркутским полицейским все как с гуся вода. А между тем число преступлений тяжкой и особо тяжкой категории в регионе за год выросло на 13%, преступлений с применением оружия — на 38%, краж — на 11%, мошенничества — на 63%, грабежей из квартир — на 96%, разбойных нападений — на 24%. Из числа совершенных преступлений расследовано лишь 40%.

Создается ощущение, что речь идет не об Иркутске в XXI веке, а о каком-нибудь Чикаго начала XX века. Но в Чикаго по крайней мере полиция не была продажной и хоть что-то делала. В Иркутске она, судя по цифрам, не делает ничего.

Доходит до полного маразма — граждане вынуждены защищать себя сами. Именно граждане занимаются оперативно-розыскной деятельностью, ловят маньяков, педофилов, ищут пропавших. Делают это бесплатно, без оружия, которое та же полиция смертельно боится им дать, на свой страх и риск.

Это уже не общество, господа. Это Дикий запад. Остается только ввести суд Линча и избирать шерифов из числа самых порядочных граждан. А полицию — упразднить. Все равно не работает. Или все же проще поменять самих полицейских?

P.S. После того как Бабр впервые упомянул Олега Кнауса в своей статье «По уровню преступности Иркутская область заняла четвертое место в России», мы сразу получили обвинения в заказухе и черном пиаре. Нам прозрачно намекали, что редакция имеет корыстный интерес в своих обвинениях и выполняет чей-то заказ. Сегодня мы можем рассказать об одном из «заказчиков». Недавно прямо от дома по улице Чайковского был угнан автомобиль Хонда известного иркутского журналиста Павла Бицуры. Автомобиль был застрахован, но страховая компания выплатит Павлу примерно на 300 000 рублей меньше рыночной стоимости автомобиля. По словам Павла, в полицию его никто не вызывает, и вообще создается впечатление, что машину никто и не ищет. 300 000 рублей – это личная оплата Павла в пользу неработающих полицейских. И поверьте, таких «заказчиков» у Бабра еще много. Так может все же начнете работать, господа полицейские?

Источник: http://newsbabr.com/?IDE=108774

Один комментарий на “«Дикий запад» иркутской полиции”

  • очевидец событий:

    Согласна с автором материала в том, что аттестация полицейских в Иркутской области (да разве только в Иркутской!) была проведена отвратительно, а именно, с одной лишь целью — очистить полицию от «неудобных» для начальства и его прихвостней сотрудников.
    Была свидетелем того, как подвели под сокращение еще до аттестации племянницу с двумя высшими образованиями, в том числе юридическим, прошедшей не одно обучение в плане повышения профессионализма, имеющей к тому же на иждивении несовершеннолетнего ребенка. И «вычистили» ее только потому, что не заглядывала в рот начальству, всегда отстаивала свою точку зрения. В результате, сократили ее, еще одного сотрудника с кандидатской степенью, а оставили работников без профильного, а то и высшего образования, увлекающихся спиртным, но вовремя приседающих при виде начальства. Правда, говорят, что позже одну пьяницу все же поперли из органов.

    [Ответить]

Оставить комментарий