Октябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  
Архивы

СУДА-ЛОВУШКИ

 Этот тип кораблей англичане придумали, скорее все­го, просто от отчаяния. Ведь с начале войны практически никаких способов борьбы с подводными лодками не су­ществовало в принципе.

 

До середины Второй Мировой войны, когда появились реактивные бомбометы «Хеджехог» и «Сквид», надежного средства уничтожения под­водных лодок просто не было. Поэтому англичане были просто вынуждены пойти на крайние меры. Ведь экипаж судна- ловушки добровольно подставлял себя под вражес­кие торпеды и снаряды. Не просто рисковал, как коман­да транспорта или военного корабля, а совершенно со­знательно превращался в живую приманку. Опасность подобной работы нельзя переценить, ведь подводная лодка могла уничтожить судно-ловушку торпедами, не поднимаясь на поверхность. Ставка делалась на стремле­ние германских капитанов экономить драгоценные тор­педы. Уничтожать мелкие безобидные пароходики они предпочитали артиллерией, приберегая торпеды для бо­лее ценной добычи.

Это и определило внешность судна- ловушки. Как пра­вило, это был небольшой пароход или траулер, укомп­лектованный моряками Королевского Флота. Он был во­оружен несколькими тщательно укрытыми орудиями. Когда подводная лодка поднималась на поверхность ря­дом с таким судном, на нем начиналась паника. Точнее, ее изображала специальная «паническая партия». Люди метались по палубе, спускали шлюпки, которые часто переворачивались, шум, крики… А в это время артилле­ристы, укрытые за фальшбортами, тщательно наводили орудия и ждали приказа капитана. Как только командир лодки забывал об осторожности, на мачту судна-ловуш­ки взлетал военный флаг, и орудия выпускали первые снаряды. Начиналась смертельная игра. Если лодка не бу­дет уничтожена первыми же залпами, она успеет погру­зиться, и тогда судно-ловушка будет потоплено торпеда­ми. Разумеется, для повышения живучести трюмы таких судов набивали пустыми бочками или бревнами, но все равно участи разоблаченной ловушки позавидовать было нельзя.

Впервые идею создания таких судов выдвинул в нояб­ре 1914 года командир военно-морской базы в Портсму­те адмирал сэр Хедуорт Мъё (Мы встречались с ним во время суда над адмиралом Трубриджем в первом томе нашей работы). 29 ноября в плавание выш­ло первое судно-ловушка «Викториэн», за ним последо­вали другие. Но результата пришлось ждать довольно долго. Лишь в июне 1915 года была уничтожена первая вражес­кая лодка, причем другим вариантом судна-ловушки.

 

Для борьбы с германскими субмаринами англичане старались использовать все доступные средства, в том числе и свои подводные лодки. Хотя они были не слиш­ком полезны в открытом океане, в Северном море бри­танские лодки добились некоторых успехов.

Первые эксперименты были проведены с рыболов­ными судами. Адмиралтейство полагало, что если одна-две германские лодки бесследно пропадут после атаки траулеров, остальные могут отказаться от атак рыбацких судов на Доггер-банке. Единственным возможным типом оружия была подводная лодка, так как любой другой корабль насторожит противника еще до атаки. А подводная лодка могла следовать на буксире у траулера, даже не поднимая перископ.

Технические проблемы оказались не слишком слож­ными. После экспериментов по буксировке лодок в под­водном положении выяснилось, что траулер может бук­сировать малую лодку типа «С» совершенно свободно. Было сконструировано приспособление, которое позво­ляло лодке отдать буксирный трос, находясь под водой. Также были отработаны методы связи между траулером и буксируемой лодкой. Решение и здесь оказалось до изум­ления простым. На мостике траулера установили теле­фонный аппарат, а на другом конце линии находился командир подводной лодки.

Первый успех пришел к англичанам 23 июня 1915 года. Траулер «Таранаки» под командованием капитан-лей­тенанта Эдвардса патрулировал вместе с группой обыч­ных рыбацких судов на Доггер-банке. Он выглядел точ­но так же, как остальные траулеры, однако вместо тра­ла за ним на глубине 40 футов следовала подводная лод­ка С-24 лейтенанта Тэйлора. Буксир был сделан из 100 фа-томов 3,5-дюймового стального троса и 100 фатомов 8-дюймового пенькового каната.

В 9.30 посреди рыболовной флотилии всплыла герман­ская подводная лодка. По счастливой случайности в каче­стве первой цели она выбрала именно «Таранаки» и дала предупредительный выстрел. Тэйлор услышал этот выст­рел, но ошибочно принял его за взрыв сигнального пат­рона, приказывающий всплыть. Он запросил по телефону у Эдвардса подтверждение приказа, но вместо этого ему сообщили, что на расстоянии 1000 ярдов появилась вра­жеская подводная лодка. Началась игра в кошки-мышки.

Тэйлор немедленно приказал отдать буксир, но оказа­лось, что замок заклинило. Несколько секунд моряки пы­тались с ним справиться, но напрасно. На траулер переда­ли просьбу отдать их конец буксира, что и было сделано. С-24 освободилась, но у нее на носу висели 200 фатомов каната и троса.

Этот вес придал лодке дифферент 5° на нос, что сде­лало невозможным использование перископа. Продувать одну из цистерн было опасно, так как воздушные пузы­ри немедленно выдали бы С-24. Но Тэйлор не собирался сдаваться. Работая моторами и рулями глубины, он су­мел поднять С-24 на перископную глубину и удержать ее на ровном киле. В перископ на расстоянии 1000 ярдов он увидел германскую лодку, которая обстреливала «Тара­наки». С-24 пошла на сближение. Тэйлор вышел на тра­верз вражеской субмарины и в 9.55 с дистанции 500 яр­дов выпустил торпеду. Торпеда попала в цель, и С-24 всплыла, чтобы подобрать спасшихся немцев. Из воды подняли только командира лодки U-40 и унтер-офицера. У С-24 возникли новые проблемы, так как на вал винта намотался телефонный кабель.

Вскоре пришел новый успех. 20 июля победу одержа­ли С-27 капитан-лейтенанта Добсона и траулер «Прин­цесса Луиза» лейтенанта Кенти. Снова англичане столк­нулись с трудностями, так как порвался телефонный ка­бель. Как развивались события, лучше всего расскажут рапорты командиров. Добсон видел все это так:

 

«7.55. Лейтенант Кенти с траулера «Принцесса Луиза» сообщает мне по телефону, что замечена вражеская с лодка на расстоянии 2000 ярдов слева по носу. Он сказал мне, пока не отдавать буксир. После этого телефонный кабель порвался.

В 8.00 я услышал выстрелы и отдал буксирный конец. Повернул вправо, чтобы отойти от траулера, и подвсплыл на глубину 18 футов, чтобы осмотреться. Приблизился к противнику на 500 ярдов и выпустил торпеду из левого аппарата в 8.12. Торпеда попала во вражескую лодку сразу позади рубки. Я продул главные балластные цистерны и подобрал 7 человек (капитан, 2 офицера, 4 матроса). Так как погода стала слишком плохой, чтобы снова заводить буксир, я вернулся в гавань».

 

В рапорте «Принцессы Луизы» написано:

 

«7.55. Заметил вражескую лодку в 3 румбах слева по носу на расстоянии 2500 ярдов. Сообщил С-27 и приказал пока не отдавать буксир. Вражеская лодка перерезала мне курс. 7.56. Телефонная связь с С-27 оборвалась. 8.03. Буксир отдан. Противник сделал 7 выстрелов. Экипаж траулера начал спускать шлюпку и бегать по палубе, изображая панику. 8.10. Увидел перископ С-27 на правой раковине, она атаковала противника. 8.12. Увидел торпеду С-27, которая прошла за кормой. Приготовил к бою орудие правого борта. Противник снова открыл огонь и начал поворачивать влево. Я открыл огонь, поднял па мачте военный флаг. В этот момент торпеда попала во вражескую лодку сразу позади рубки. Столб воды и дыма поднялся на 80 футов. Когда он рассеялся, из воды под большим углом торчало около 30 футов носовой части вражеской лодки».

 

Англичане потопили LT-23, которая оказалась после­дней лодкой, потопленной таким способом. Чтобы до­биться новых успехов, требовалось сохранить в тайне ис­пользуемый метод, однако он стал немедленно известен всем рыбакам. К. несчастью, экипажу U-23 позволили встретиться с германскими гражданами, которые ранее были интернированы, а сейчас ожидали репатриации. Атаки рыболовных судов прекратились, но после этого подобным способом не была потоплена ни одна герман­ская лодка.

Позднее немцы снова начали топить траулеры, но англичане больше не использовали буксировку подвод­ных лодок. Защита от подводных лодок была возложена на экипажи самих траулеров. В каждой флотилии имелся один или два корабля со скрытыми орудиями. Они тоже добились некоторых успехов.

 

А вскоре на дно пошла первая германская лодка, по­топленная артиллерийской ловушкой. Вечером 21 июля 1915 года в морю вышел маленький угольщик «Принс Чарльз», которым командовал лейтенант Уордлоу. Кро­ме обычной команды, на нем находились 9 матросов военного флота. Корабль был вооружен 1 — 76-мм и 1 — 51-ми орудиями. Он должен был крейсировать в районе острова Порт Рона, где в последнее время часто появля­ясь германские лодки. 24 июля в 18.20 с «Принс Чарль­за» заметили какой-то пароход, стоящий на месте. Это был датский пароход «Луизе». Через 15 минут была заме­чена подводная лодка, стоящая рядом с ним.

Лейтенант Уордлоу притворился, что не видит лодку, и подождал следовать прежним курсом. Артиллеристы заняли места у орудий, а «паническая партия» собралась на палубе. U-36 бросила датчанина и направилась навстречу «Принцу Чарльзу». Около 19.00 с дистанции около 1000 ярдов ледка оделяла выстрел и приказала судну остановиться. Снаряд пролетел над мачтами ловушки, Уордлоу поднял торговый флаг и застопорил машины. Команда на­чала лихорадочно спускать шлюпки, изображая поведение до смерти перепуганного «купца». Второй снаряд пролетел между трубой и фок-мачтой. Когда дистанция со­кратилась до 600 ярдов, лодка развернулась бортом и открыла огонь на поражение. Уордлоу должен был принять роковое решение: продолжать изображать жертву или дать опор. Так как немцы явно не собирались больше приближаться, он выбрал второе.

На мачту поднялся флаг Св. Георгия, и левое орудие дало первый выстрел. Эффект был потрясающий. Германские артиллеристы в панике бросили орудие и стремительно бросились в рубку. В это время снаряд «Принса Чарльза» попал в корпус лодки примерно в 5 метрах по­зади рулей. Лодка развернулась другим бортом и попыта­лась погрузиться, но было поздно. Угольщик пошел на сближение, ведя беглый огонь, и добился нескольких попаданий. Лодка сильно села кормой, и ее команда начала выбегать на палубу. Вскоре она скрылась под водой, и « Принс Чарльз» сумел подобрать лишь 15 человек из 33. Выяснилось, что U-36 за время похода успела утопить 8 траулеров и 1 пароход, Победа судна-ловушки особен­но замечательна, так как лодка была вооружена 88-мм орудием.

А вот другой пример, о котором расскажет один из членов экипажа судна-ловушки.

«Группа маленьких парусников покинула Фалмут в сопровождении вооруженного траулера «Гарлех Кастл» и «замаскированной» бригантины «Пробус». Они взяли курс на Бретань, траулер шел в 1 миле впереди, бригантина — в 4 милях позади. Два дня спустя «Пробус» заметил на правой раковине парусник с оснасткой кеча, двигающийся тем же курсом. Когда стало ясно, что незнакомец обходит «Пробус», его капитан заподозрил, что здесь использует­ся более мощный двигатель, чем паруса. Подозрения пол­ностью подтвердились в 14.30, когда «кеч» внезапно открыл огонь. «Пробус» сразу лег в дрейф, экипаж разбежался по местам, подготовив орудия. Пока подводная лодка приближалась, ведя оживленную стрельбу, начали вываливать шлюпки. Большинство снарядов падало недолетами. Вскоре стало ясно, что враг может атаковать невооруженные парусники, прежде чем подойдет на по­мощь траулер. Поэтому капитан «Пробуса» приказал: «Открыть 12-фунговку правого борта. Поднять военный флаг». Первый выстрел судно-ловушка сделало с дис­танции 3600 ярдов, получился недолет 500 ярдов. Тем не менее, немцы немедленно прекратили стрельбу и броси­лись в рубку. А второй выстрел «Пробуса» оказался прямым попаданием в середину корпуса. Затем в бой вступила 12-фунтовка левого борта, четвертым выстрелом снесшая фальшивую мачту и паруса врага. Было сделано еще 13 выстрелов, и субмарина прекратила огонь, села кормой, легла на левый борт, перевернулась и затонула».

 

Рассказ о судах-ловушках будет, разумеется, неполным если мы не упомянем о знаменитом «Баралонге». Это судно знаменито не только тем, что уничтожило U-27 и U-41, но и тем, что с ним был связан довольно гром­кий скандал. В августе 1915 года немецкие лодки неплохо поохотились у юго-западных берегов Ирландии. Было унич­тожено много британских судов, в том числе и лайнер «Арабик», на котором погибли несколько американцев. Это вызывало очередную вспышку напряженности в отноше­ниях между Германией и Соединенными Штатами.

12 августа «Баралонг» находился примерно в 100 милях к югу от Куинстауна. Он был замаскирован под американ­ское судно, на бортах красовались огромные американ­ские флаги. Около 15.00 «Баралонг» заметил странно ма­неврирующий пароход. Это был «Никозиэн», который вез мулов для британской армии. Вскоре от него было получе­но сообщение, что его преследует подводная лодка, а по­том — что пароход захвачен немцами. «Баралонг» повер­нул туда. К этому времени команда «Никозиэна» находи­лась в шлюпках, а лодка U-27 принялась расстреливать транспорт. Она была вооружена 2 — 88-мм орудиями.

Германская лодка пошла навстречу «Баралонгу», ко­торый немного уклонился в сторону, как бы намерева­ясь подобрать шлюпки с «Никозиэна». Пока германская лодка была скрыта корпусом этого парохода, на «Баралонге» подняли военный флаг и опустили щиты, укры­вающие орудия. Поэтому когда U-27 появилась из-под носа «Никозиэна», ее ждал горячий прием. Англичане сразу открыли беглый огонь. Так как дистанция не пре­вышала 600 ярдов, лодка сразу получила множество по­паданий и быстро затонула. Вместе с лодкой погиб ее командир, один из лучших германских подводников ка­питан-лейтенант Вегенер.

Но на этом инцидент не был исчерпан. Англичане за­метили, что около десятка немцев по талям и штормтра­пу пытаются вскарабкаться на борт «Никозиэна». Коман­дир «Баралонга» лейтенант Годфри Херберт заподозрил, что они могут попытаться затопить пароход. Справедли­вы были опасения или нет — не известно. Однако он приказал морским пехотинцам открыть огонь из винто­вок. И все-таки 4 немца успели спрятать в трюме судна. Капитан «Никозиэн» сообщил, что в штурманской руб­ке судна имеются винтовки и патроны. Тогда Херберт подошел к борту «Никозиэна» и высадил абордажную партию. Морским пехотинцам было приказано отбить судно любой ценой. Немцы были обнаружены в машин­ном отделении, и морские пехотинцы их просто перестреляли, так как полагали, что именно эта лодка унич­тожила «Арабик». После этого команда «Никозиэна» вер­нулась на свое судно и привела его в Бристоль, несмотря на пробоины.

Немцы сразу постарались раздуть скандал вокруг «ин­цидента с «Баралонгом». Берлин обвинил командира ко­рабля и команду в преднамеренном убийстве и пригро­зил им в случае пленения судом военного трибунала. Лондон выразил готовность передать дело на рассмотре­ние нейтрального трибунала, одновременно потребовав рассмотрения дела «Арабика». На этом бумажная война заглохла.

Не прошло и месяца, как «Баралонг» сумел отличить­ся во второй раз. Правда, теперь судно-ловушка носило название «Виандра» и командовал им лейтенант Смит, но это был все тот же «Баралонг». U-41 лейтенанта Хансена уже имела неприятный опыт столкновения с суд­ном-ловушкой. В июле 1915 года она была атакована тра­улером «Перл» и получила серьезные повреждения. Од­нако лодка сумела вернуться в порт, была отремонтиро­вана и 12 сентября вновь покинула Вильгельмсхафен, выйдя в свой четвертый поход. 23 сентября стало для Хансена удачным днем, он потопил пароходы «Энгло-Коломбиэн», «Ченслер», и «Хизион» примерно в 80 милях на юго-запад от Фастнета.

Когда об этом стало известно в Фалмуте, судно-ло­вушка немедленно вышло в море. Обогнув мыс Лизард, оно направилось прямо в район действия германской лод­ки. Хансен пока не подозревал о грозящей ему опасности. Он полагал, что ему по-прежнему везет. Утром 24 сентяб­ря он остановил пароход «Урбино» и приказал команде покинуть его. После этого лодка начала артиллерийские учения — иначе назвать расстрел беспомощного парохо­да назвать трудно.

В 9.45 «Баралонг» увидел впереди на расстоянии 8 миль горящий «Урбино». Пароход имел большой крен. На суд­не-ловушке была объявлена боевая тревога. Когда дис­танция сократилась до 5 миль, стала видна рубка подвод­ной лодки, которая в этот момент погружалась. «Баралонг» повернул на юг, чтобы вынудить лодку всплыть, если ее командир решит атаковать еще одно судно. Хит­рость удалась, Хансен увидел новую жертву и приказал всплывать. U-41 полным ходом бросилась в погоню. «Баралонг» привычно поднял американский флаг, в ответ на это Хансен приказал ему остановиться и прислать для досмотра корабельные бумаги. Противников сейчас раз­деляли 2,5 мили. «Баралонг» остановился, однако капи­тан, незаметно подрабатывая машинами, постепенно сокращал дистанцию. Судно развернулось носом к лодке и начало медленно спускать шлюпку. Нельзя сказать, что немцы проявили полную беспечность. Носовое орудие под командованием старшего помощника командира обер-лейтенанта Кромптона было наведено на пароход, но других мер предосторожности Хансен не принял. Смит привел U-41 на правый крамбол и продолжал потихонь­ку подкрадываться все ближе. Судно-ловушку и лодку разделяли уже только 700 ярдов.

«Баралонг» развернулся бортом якобы для спуска шлюпки, но на самом деле, чтобы ввести в действие правое носовое и кормовое орудия. Смит приказал под­нять военный флаг и открыть огонь. Упали щиты, и оше­ломленные немцы увидели наведенные на них орудия. Противник был захвачен врасплох, Кромптон успел дать только 1 выстрел, но снаряд пролетел далеко от цели. Зато англичане уже вторым залпом накрыли лодку. Од­новременно морские пехотинцы с полуюта «Баралонга» открыли огонь из винтовок. U-41 сразу получила несколько попаданий, одним из снарядов на куски был разорван Хансен. Лодка накренилась и все-таки успела погрузить­ся. Но тут же выяснилось, что это была напрасная по­пытка — прочный корпус был продырявлен в несколь­ких местах, а трюмные помпы вышли из строя. Кромптон приказал продуть цис7ерны, и лодка снова выскочи­ла на поверхность. Англичане увидели, как из открытого рубочного люка валят клубы дыма и пара, а лотом лодка снова скрылась под водой.

Но это было ее последнее погружение. Лишь большой пузырь воздуха и масляное пятно отметили могилу U-41. Из открывшегося люка успели выскочить только 2 чело­века, находившиеся в центральном посту — сам Кромптон и рулевой. Весь остальной экипаж лодки погиб.

В это время «Урбино» тоже затонул от полученных пробоин, и «Баралонгу» пришлось подбирать шлюпки с его экипажем. На следующий день судно-ловушка благо­получно вернулось в Фалмут.

 

Среди командиров судов-ловушек трусов просто не могло быть. И все-таки даже на этом фоне выделяется кавалер Креста Виктории капитан-лейтенант Гордон Кэмпбелл, командир «Фарнборо», «Пэргаста» и «Данрейвена». В начале войны он командовал старым уголь­ным дестроером, а в октябре получил грузовое судно «Лодерер», которое было приказано переоборудовать в судно-ловушку. Это было сделано в Девенпорте, после чего «Фарнборо» (так теперь назывался этот корабль) перешел в Куинстаун.

Но прошло 5 месяцев, прежде чем «Фарнборо» встре­тился с неприятелем. 16 марта 1916 года из устья реки Эмс вышла U-68, которая должна была действовать у западных берегов Ирландии. Утром 22 марта «Фарнборо» вышел из Куинстауна, и в 6.40 один из матросов заме­тил лодку, шедшую в надводном положении в 5 милях слева по носу. Через несколько минут лодка погрузилась, но Кэмпбелл приказал следовать прежним курсом. Нем­цы сначала попытались потопить пароход торпедой, но та прошла перед самым форштевнем «Фарнборо». Расхо­довать вторую торпеду на старый трамп командир не­мецкой лодки не стал и через несколько минут всплыл за кормой парохода примерно в 1000 ярдов от него. U-68 дала предупредительный выстрел под нос «Фарнборо».

Кэмпбелл приказал застопорить машину и стравить пар. «Паническая партия» под командованием старшего механика покинула корабль, в то время как артиллерис­ты заняли свои посты. Германская лодка подошла на рас­стояние всего 800 ярдов к пароходу, который теперь вы­глядел брошенным командой. Через несколько минут лод­ка дала выстрел, но снаряд упал с недолетом.

После этого Кэмпбелл решил действовать. На мачту поднялся военный флаг, и три 76-мм орудия открыли бешеный огонь. Одновременно затрещали винтовки и пулеметы. Английские артиллеристы показали отменную выучку и первыми же залпами нанесли лодке серьезные повреждения. U-68 начала тонуть. Кэмпбелл не собирал­ся давать противнику никаких шансов на спасение. «Фар­нборо» прошел над местом погружения лодки и сбросил глубинную бомбу. Взрывом U-68 чуть не выкинуло из воды. На поверхности показалась ее носовая часть до рубки, при этом отчетливо была видна большая пробоина в проч­ном корпусе. Кормовое орудие «Фарнборо» снова откры­ло огонь и добилось еще 5 попаданий. Лодка снова скры­лась под водой, и Кэмпбелл приказал сбросить еще 2 глу­бинные бомбы. 105-мм орудие, значительно превосходя­щее по своим характеристикам артиллерию «Фарнборо», не спасло U-68 от гибели.

15 апреля «Фарнборо» встретился еще с одной лодкой противника, однако на сей раз она сумела ускользнуть. Зато 17 февраля 1917 года Кэмпбелл снова добился успе­ха. Германские лодки начали активные действия в райо­не Фастнета, и «Фарнборо» был направлен туда. Кэмп­белл отдал не совсем обычный приказ по кораблю, с которым были ознакомлены под расписку все офицеры. Приказ гласил: «Если вахтенный начальник увидит при­ближающуюся торпеду, те должен, увеличивая или уменьшая скорость корабля, в зависимости от необходимос­ти, обеспечить ее попадание». Чтобы отдать подобный приказ и выполнить его нужно обладать крепкими не­рвами. В состав экипажа вошли только добрев, льды. По­этому, когда в 10.15 с мостика «Фарнборо» был замечен след торпеды, корабль не стал уклоняться от нее. Кэмпбелл лишь немного переложил руль влево, чтобы торпеда не попала в машинное отделение. Взрыв произошел поза­ди него в трюме № 3, и корабль начал садиться кормой.

Одновременно прозвучал сигнал боевой тревоги, и артиллеристы разошлись по боевым мостам. «Паническая партия» спустила 3 шлюпки, изображая панику, а чет­вертую шлюпку только вывалили на талях. Кэмпбелл ле­жал на крыле мостика, пытаясь увидеть перископ. В это время механик по переговорной трубе сообщил, что ма­шинное отделение постепенно заполняется водой Кэмп­белл приказал машинной команде оставаться на местах до последнего. Б это время примерно в 200 ярдах от тону­щего корабля появился перископ. Лодка прошла вдоль правого борта «Фарнборо» на расстоянии не более 15 мет­ров, так что Кэмпбелл отчетливо видел ее корпус под водой. Но командир U-83 пока не всплывал. Кэмпбеллу оставалось только ждать.

Наконец лодка прошла под носом «Фарнборо», выш­ла на левый борт и всплыла, чтобы подойти к шлюпкам, которые находились слева по носу у судна-ловушки. Она находилась в 300 ярдах от борта «Фарнборо». Теперь нем­цы отбросили осторожность, уверенные, что судно то­нет и лодке не может грозить какая-либо опасность. Ко­мандир вышел наверх, чтобы полюбоваться на гибель очередной жертвы. Но Кэмпбелл дождался, пока лодка окажется на прицелах его орудий, и приказал открыть огонь. Это было сделано через 25 минут после попадания торпе­ды. Стрельба велась в упор, и промахнуться было невозможно. Первый же снаряд, попавший в рубку U-83, убил командира лодки.

Немцы растерялись и ничего не предпринимали, пока орудия судна-ловушки дырявили корпус лодки. Англи­чане сделали 45 выстрелов с дистанции около 100 яр­дов, поэтому часть снарядов просто пробивала U-83 на­сквозь. Лодка быстро затонула с открытым рубочным люком, из которого успели выскочить несколько чело­век. Но спасательная шлюпка «Фарнборо» сумела подо­брать только 1 офицера и 1 матроса. Само судно тоже оказалось в крайне тяжелом положении. Кормовые трю­мы № 3 и № 4 были затоплены, переборка машинного отделения еле держалась. Кэмпбелл послал по радио сиг­нал «SOS», уничтожил секретные документы и карты и перепел команду в шлюпки. На борту «Фарнборо» оста­лись лишь несколько человек. Корабль мог затонуть в любую секунду, но помощь подошла довольно быстро. Появился шлюп «Баттеркап». Судно-ловушка хотя и по­гружалось, но медленно, и Кэмпбелл вернул на «Фарн­боро» 12 человек.

Наконец «Баттеркап» взял ловушку на буксир и по­вел к заливу Бантри. Но буксирный конец лопнул, и его пришлось заводить снова. Так продолжалось всю ночь. На следующий день около 14.00 «Фарнборо» резко накре­нился на борт, вода начала поступать в трюм гораздо быстрее. Команда снова получила приказ занять места в шлюпках.

Примерно в 15.30 прибыл шлюп «Лабурнум», но в этот момент на корме «Фарнборо» случайно взорвалась глу­бинная бомба. Командир «Баттеркапа» решил, что в суд­но попала еще одна торпеда с подводной лодки, и отдал буксир. Вскоре суматоха улеглась, но до рассвета бро­шенный всеми «Фарнборо» беспомощно качался на вол­нах. На следующий день Кэмпбелл опять вернулся на корабль, который теперь взял на буксир уже «Лабурнум».

«Фарнборо» держался на воде каким-то чудом. Крен достиг уже 20°, корма ушла в воду на 8 футов. Но, когда подошли траулер «Люнедо» и буксир «Флайинг Спорт­смен», шансы на спасение увеличились. Упрямый Кэмп­белл довел свое тонущее судно до Берхэйвена, где оно было посажено на мель. «Фарнборо» спасли набитые де­ревом трюмы. Через несколько месяцев судно было сня­то с мели и отремонтировано. Однако оно больше не слу­жило в качестве ловушки. А сам Кэмпбелл занялся под­готовкой своего следующего корабля — «Пэргаст».

Этот корабль имел мощное вооружение: 1 — 102-мм, 4 — 76-мм орудий, 2 пулемета и 2 торпедных аппарата. Его боевая служба началась 28 марта 1917 года. На этот раз Кэмпбеллу ждать слишком долго не пришлось. Ту­манным утром 7 июня произошла встреча, которая стала роковой для подводного заградителя UC-29.

Началось все благоприятно для немцев. Около 8.00 торпеда совершенно неожиданно для англичан попала в борт «Пэргаста», и судно было серьезно повреждено. Взры­вом был пробит борт в районе машинного отделения, при этом было также затоплено и котельное отделение. Не выдержала переборка, и вода начала поступать в кор­мовые трюмы «Пэргаста».

Кэмпбелл приказал «панической команде» покинуть корабль, и от него поспешно отошли 3 шлюпки. После этого с левого борта корабля немного впереди траверза показался перископ. Но командир лодки сначала проявил похвальную осторожность и выждал полчаса. Он осмот­рел поврежденное судно с обоих бортов, после чего всплыл и пошел вдогонку за одной из шлюпок. На рубке UC-29 появился человек, который потребовал, чтобы шлюпка подошла к лодке. Однако спасательная шлюпка по-прежнему гребла к судну, что обозлило немцев. А да­лее разные источники расходятся в описании событий. По одним сведениям немцы продолжали сигналить шлюп­ке, по другим — обстреляли ее. Но в любом случае, ко­мандир UC-29 забыл об осторожности и привел лодку прямо на прицелы орудий «Пэргаста». В 8.36 судно-ло­вушка открыло огонь, и первый же 102-мм снаряд попал в рубку, снеся оба перископа. Англичане выпустили око­ло 40 снарядов, большая часть которых попала в цель. Лодка сильно накренилась на левый борт, команда выс­кочила на палубу и подняла руки.. UC-29 быстро сади­лась кормой, и вокруг нее расплываюсь масляное пятно.

Решив, что немцы сдаются, Кэмпбелл приказал пре­кратить огонь, но тут лодка дала полный ход и попыта­лась удрать. В 8.40 «Пэргаст» возобновил огонь. В носовой части UC-29 произошел сильный взрыв, и она легла на борт. На мгновение в воздух поднялся форштевень, пос­ле чего лодка затонула. С нее удалось подобрать только двух человек.

Но теперь «Пэргасту» следовало позаботиться о соб­ственном спасении. Он не затонул только благодаря на­битому в трюмы дереву. В 12.30 прибыл шлюп «Крокус», который взял поврежденную ловушку на буксир и повел в Куинстаун. Их охраняли шлюп «Цинния» и американ­ский эсминец «Кашинг». Караван прибыл в порт вече­ром на следующий день.

За свою третью победу Кэмпбелл получил следующее звание, но не успокоился, а 28 июля вышел в море на новом судне «Данрейвен» (1 — 102 мм, 2 — 76 мм, 2 ТА 356 мм). Менее чем через 2 недели ему пришлось уча­ствовать в самом жестоком бою, который когда-либо вели ловушки с подводными лодками.

«Данрейвен» 8 августа находился в Бискайском зали­ве и шел зигзагом со скоростью 8 узлов, как это обычно делали торговые суда. На корме красовалась небольшая пушка, так как к этому времени большая часть британ­ских транспортов получила оборонительное вооружение.

Около 11.00 в 2 румбах впереди правого траверза «Данрейвена» неожиданно появилась лодка UC-71. Ею коман­довал Зальцведель — один из лучших подводников Флан­дрской флотилии. Заметив пароход, он сначала решил выждать. Определив скорость и курс «Данрейвена», Заль­цведель сначала погрузился, но потом решил, что жалкая пушчонка ему не опасна, и в 11.43 снова всплыл справа по корме у ловушки. С дистанции 5000 ярдов UC-71 от­крыла огонь. Кэмпбелл приказал отвечать из кормового орудия, давая намеренные недолеты. Одновременно он снизил скорость до 7 узлов и немного повернул, позво­ляя лодке приблизиться. «Данрейвен» начал посылать по радио истерические призывы о помощи. Лодка, чтобы быстрее догнать судно, временно прекратила огонь и дала полный ход. Потом она снова развернулась бортом к «Данрейвену» и открыла огонь.

Теперь Кэмпбелл решил «прекратить» сопротивление. Через 40 минут после начала боя он изобразил попада­ние в машину. Пароход окутали густые клубы пара, вы­пущенные из специальной трубы, и он остановился. Так как судно горело, «паническая партия» поспешно отва­лила от борта, оставив одну шлюпку висеть вкось на та­лях. От команды жалкого трампа и не следовало ждать чего-то иного. Однако Зальцведель аккуратно держался за кормой «Данрейвена» и не входил в сектора действия бортовых орудий. В то же время германские артиллеристы продолжали хладнокровный и методичный расстрел.

Это был самый тяжелый момент в бою для любого судна-ловушки. Требовались очень крепкие нервы, что­бы неподвижно стоять под вражеским огнем и не отве­чать. Но у Кэмпбелла была отличная команда. Англичане терпеливо ждали, когда вражеская лодка подойдет бли­же, чтобы поскорее покончить с упрямцем. Тем време­нем «Данрейвен» пылал уже всерьез. Палуба на корме раскалилась докрасна, появилась угроза взрыва кормо­вых погребов. И все-таки расчет кормового орудия, кото­рым командовал унтер-офицер Эрнест Питчер, оставал­ся на месте.

Но тут началась серия несчастий. Один снаряд пробил ют и вызвал детонацию глубинной бомбы. При взрыве был убит старший помощник Кэмпбелла лейтенант Бон­нер. В то же самое место попали еще 2 снаряда. Кэмпбелл решил, что взорвался погреб, и послал настоящий при­зыв о помощи. Но тут дым рассеялся, он увидел, что кормовая часть судна цела, и отменил свой сигнал. UC-71 начала приближаться к «Данрейвену», но в этот момент глубинные бомбы и патроны 102-мм орудия все-таки взор­вались. Кормовое орудие взлетело высоко в воздух и упа­ло на баке судна, его расчет был разбросан в разные стороны.

Это взрыв сорвал все намерения Кэмпбелла как раз в тот момент, когда он уже готовился пожать плоды своего нечеловеческого терпения. Хуже было другое. Сотрясение взрыва замкнуло цепь колоколов громкого боя, и по это­му сигналу носовое орудие открыло огонь. Лодка немед­ленно начала погружаться. Один снаряд все-таки попал в рубку UC-71, но повреждения оказались невелики. Кэмпбелл понимал, что теперь немцы используют торпеды, но все-таки не отказался от борьбы. Хотя корма судна превратилась в огромный костер, он только приказал унести вниз всей раненых. Кэмпбелл собирался покидать судно и отправил по радио приказ остальным кораблям пока держаться в стороне.

Через 20 минут показалась торпеда, которая попала в кормовую часть «Данрейвена». Чтобы обмануть немцев, Кэмпбелл отправил на плотике часть людей, оставив на корабле наиболее стойких. В течение часа Зальцведель крутился вокруг «Данрейвена», рассматривая его в пери­скоп. На корабле бушевал пожар, время от времени рва­лись снаряды.

В 14.30 лодка всплыла за кормой ловушки и снова от­крыла по ней огонь. Одновременно она обстреляла из пулемета шлюпки. Это продолжалось около 20 минут, после чего лодка погрузилась. Кэмпбелл выпустил тор­педу из левого аппарата, которая прошла рядом с UC-71. Самое странное, что немцы ее не заметили. Лодка обо­шла вокруг судна, и Кэмпбелл выпустил вторую торпеду из правого аппарата, которая прошла рядом с периско­пом. Лодка быстро погрузилась. Кэмпбелл решил, что его снова атакуют торпедами, и отправил третью «паничес­кую партию», оставив на корабле только расчет носового орудия. Но Зальцведель больше не был склонен рис­ковать. Торпеды у него кончились, а в артиллерийский бой он ввязываться не собирался и просто ушел. Тогда Кэмпбелл послал настоящий призыв о помощи. Вскоре появилась вооруженная американская яхта «Нома» и британские эсминцы «Кристофер» и «Эттэк». Стонущего суд­на были сняты все раненые, и в 18.45 «Кристофер» на­чал буксировать «Данрейвен». Буксировка оказалась очень сложной. Корма судна погрузилась в воду, по юту прока­тывались волны. «Данрейвен» практически не слушался руля. Утром следующего дня стало ясно, что дойти до Плимута не удастся, и команда покинула «Данрейвен». Корабль перевернулся и затонул с поднятым флагом. За этот бой лейтенант Джордж Боннер и унтер-офицер Эр­нест Питчер были награждены Крестами Виктории по­смертно. После Э7ого боя Кэмпбелл был назначен ко­мандиром легкого крейсера.

Но довольно часто успех приходил и к другой стороне. Капитан 2 ранга Гёттинг, командовавший U-153, опи­сывает случай, происшедший 25 апреля 1918 года.

 

«11.25. Возле мыса Бланке. Радиограмма с U-154, капитан 2 ранга Герке, с ее позицией. Обнаружен пароход на WNW, 11 миль, курс S. После того, как U-153 заняла выгодную для перехвата позицию, мы открыли огонь из 150-мм орудия с дистанции 11000 ярдов. Пароход поставил дымзавесу и пошел зигзагом в северо-западном направлении. Он начал отвечать из 102-мм орудия, одно­временно открыв огонь на север. Вскоре мы увидели вспышки двух орудий U-154, она также обстреливала пароход. Когда U-153 сблизилась до 8300 ярдов, пароход получил первое попадание в корму. После 5 новых попаданий на судне начался большой пожар, и оно спустило шлюпки. U-153 подошла, чтобы допросить спасшихся. U-154 запросила медицинскую помощь, она имела 8 убитых и 5 тяжело раненных Пароход, который оказался судном-ловушкой «Уиллоу Бранч», имел водоизмещение 3314 тонн и был вооружен 1-102-мм орудием на корме и 2 — 76-мм орудиями по бортам на носу. Он был потоплен торпедой U-153. Вечером командиры двух субмарин обсудили дальнейшие совместные операции, прежде чем направиться к Канарским островам. 11 мая в 18.25 возле мыса Сент-Винцент U-154 внезапно исчезла в высоком столбе воды и темном облаке дыма. Она была торпедирована британской подводной лодкой Е-35».

 

Можно рассказать и о действиях парусных ловушек, хотя они не добились таких успехов. Это была уже насто­ящая экзотика, но воевали парусники по-настоящему. Например, в апреле 1917 года баркентина «Гелик», воо­руженная 2 — 76-мм орудиями, провела бой с герман­ской подводной лодкой. 19 апреля баркентина шла под всеми парусами в 48 милях южнее мыса Олд Хед оф Кинсейл. Так как ветер был довольно слабым, судно де­лало не более 2 узлов. Внезапно в 4 румбах справа по носу показалась подводная лодка. Она находилась в 5000 ярдов от ловушки.

Немцы, наученные печальным опытом, применили обычную тактику 1917 года — открыли огонь с большой дистанции. Лодка добилась 6 попаданий, при этом ос­колками снарядов были убиты 2 матроса и ранены 4. Кро­ме того, на баркентине был поврежден левый мотор и серьезно пострадал такелаж. Так как надеяться на сбли­жение с противником не приходилось, в 18.50 баркен­тина открыла ответный огонь. Немцы сделали еще око­ло 20 выстрелов, но потом предпочли не рисковать и с дистанции выпустили торпеду. «Гелик» сумел увернуться от нее, и торпеда прошла по правому борту парусника. Носовое орудие «Гелика» успело дать 4 выстрела, при­чем последний снаряд попал в лодку. После этого орудие сломалось, и «Гелику» пришлось разворачиваться, что­бы ввести в действие орудие другого борта. Перестрелка продолжалась до 19.00, после чего немецкая лодка раз­вернулась и пошла на юго-запад, продолжая вести огонь. Попадания немецких снарядов изрешетили палубную цистерну с пресной водой. Само по себе это было бы не слишком важно, однако вода хлынула в пробоину в па­лубе и залила правую машину. Так как ветер окончатель­но стих, «Гелик» полностью потерял ход, хотя оба ору­дия могли вести огонь. Немецкая лодка получила еще 2 попадания. Примерно в 20.10 лодка прекратила бой и погрузилась. Бой закончился вничью. Германская лодка получила повреждения, как и «Гелик», но этим все и ограничилось.

И все-таки англичане считают, что однажды парус­ник сумел добиться успеха. 17 мая 1917 года шхуна «Глен» (1 — 76-мм и 1 — 47-мм орудия) лейтенанта Тэрнбулла встретилась с подводной лодкой Фландрской флотилии UB-39. При этом лодка первой заметила шхуну и даже открыла по ней огонь. Англичане узнали о присутствии противника, лишь заметив вспышку второго выстрела. «Глен» потравил паруса, чтобы уменьшить скорость. UB-39 прекратила огонь, и совершенно неожиданно ее коман­дир пошел на сближение с парусником. Объяснить такой поступок просто невозможно. Когда расстояние сократи­лось до 800 ярдов, «паническая партия» спустила шлюп­ку, но в этот момент лодка все-таки погрузилась. Когда расстояние сократилось до 200 ярдов, лодка легла на па­раллельный курс по правому борту шхуны. Совершенно неожиданно UB-39 всплыла всего в 80 ярдах за кормой «Глена». Это было уже форменное безумие. Тэрнбулл не­медленно приказал открыть огонь. Первый же англий­ский снаряд попал в рубку лодки. В открывшемся люке показался кто-то из немцев, но ничего не успел сделать. Второй 76-мм снаряд пробил прочный корпус лодки под рубкой и взорвался внутри. Немец пропал. Англичане ясно видели еще несколько попаданий снарядов, после чего UB-39 с креном ушла под воду. Тэрнбулл думал, что по­топил лодку, однако через некоторое время справа по носу была замечена другая лодка. «Глен» открыл по ней огонь, однако немцы не приняли боя и ушли. Вполне

вероятно, что это была та самая лодка, с которой вела бой шхуна. Однако ряд источников указывает, что UB-39 погибла еще 15 мая на минах Дуврского барража.

Кое-кому может показаться, что мелкие пушечки, которыми англичане вооружали свои ловушки, были бес­полезны. Чаще всего именно так и выходило, но все-таки вооруженный смэк (Одномачтовый рыбацкий парусник) «Инверлион» под командованием бывшего комендора Королевского Флота Эрнеста Джехана сумел уничтожить вражескую лодку, затратив всего 9 снарядов калибра 47 мм. Правда, это была совсем ма­ленькая лодка, но все-таки…

В августе 1915 года «Инверлион» занимался «ловом рыбы» недалеко от Ярмута, но поймал он совершенно неожиданную «рыбку». Подводная лодка UB-4 лейтенан­та Карла Гросса уже успела отличиться, потопив 10 ап­реля 1915 года британский пароход «Хэрпэлис». 16 авгус­та примерно в 20.20 Гросс заметил рыбацкое судно и пошел ему навстречу. Тратить торпеду на такую мелочь он не собирался, рассчитывая затопить судно подрыв­ным зарядом.

Джехан с некоторым удивлением увидел, что немцы даже не сочли нужным установить пулемет на треноге перед рубкой. Подойдя на 30 метров к смэку, Гросс крик­нул, приказывая ему остановиться. Вместо этого Джехан выхватил свой револьвер и крикнул: «Открыть огонь!» Первый же снаряд «Инверлиона» взорвался внутри руб­ки UB-4. Второй снаряд снес ограждение рубки, срубил флагшток и сбросил Гросса в воду. Третий снаряд снова взорвался внутри рубки. Послышались крики испуганных немцев, но англичане продолжали вести жаркий огонь. Вошедший в азарт Джехан четырежды перезаряжал свой револьвер. Несколько снарядов пробили прочный корпус и взорвались внутри лодки. UB-4 окуталась дымом и на­чала тонуть носом вперед. Джехан приказал прекратить огонь. Корма лодки на мгновение поднялась в воздух, и UB-4 в последний раз ушла под воду. Хотя англичане попытались вытащить из воды раненного командира лод­ки, он утонул. За этот бой Джехан был награжден Орде­ном за выдающиеся заслуга.

 

Суда-ловушки [в скобках — потопленные]

 

 

Год  Пароходы  Траулеры  Парусники  Эскортные корабли Всего 
1914 2 1 3
1915 15[6] 12 [3] 1 1 29 [9]
1916 15[3] 15[6] 6 5 [2] 41 [11]
1917 22 [7] 17 [2] 20 [1] 36[7] 95[17]
1918 4[1] 6 10 5 25[1]
Всего 58 [17] 51[11] 37 [1] 47 [9] 193[38]

 

 

Примечание: Из-за строгой секретности операций судов-ловушек, эти цифры и сегодня могут считаться лишь приблизительными.

 

Потопленные германские лодки и суда-ловушки

 

Год
 
Достоверно потопленные лодки
 
Вероятно потопленные лодки
 
1914
1915
 
U-40, U-23, U-36, UB-4, U-27, U-41
 
1914
 
U-68, UB-13, UB-19
 
1917
 
UB-37, U-83, UC-18, U-85, UC.-29, UC-72
UB-39, U-88
 
1918
UB-54, U-34
Всего
15
4

Источник: http://wunderwaffe.narod.ru/HistoryBook/OceanSpace/Lovushki.htm

Оставить комментарий